Романовская Россия как саксонская колония Священной Римской империи германской нации

Романовская Россия как саксонская колония Священной Римской империи германской нации

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on пт, 03/02/2012 - 23:20

"Знаки и символы правят миром, а не слово и закон" - Конфуций

Подход к теме "В схватке двух тигров всегда побеждает третий"  в развитие темы  И не творите образы, ибо они есть ИСТИНА

Собственно  вся эта гербодельня, от которой возможно у вас успела закружиться голова, затевалась ради единственной и очень прагматичной цели - показать зависимость текущей россиянской власти от  европейских центров силы. НЕ американских, как нам ДЕМОНСТРИРУЮТ, а именно от ЕВРОПЕЙСКИХ. НЕ предположить, а ДОКАЗАТЬ.

Задача стояла простая - найти эти центры.

Начало этому глобальному исследованию положила простенькая гипотеза: как то странно с евреями получается.... Их всего 6 миллионов,  всех остальных в мире 7 миллиардов и эти 0,08% контролируют всё население земного шара?! Но, господа, так не бывает.  Контролирует ситуацию всегда тот, у кого больше боевых единиц или выше уровень вооружения. Количеством евреи явно не дотягивают, тогда какой  у  них уровень вооружения? КНИГА. В их понимании - Танах, в понимании остальных - Библия. Ну хорошо, допустим они создали  идеологию. ДОПУСТИМ. Но господствует-то не тот, кто создал идею, а тот, кто ею распоряжается... Кто же распоряжается этой идеей? ВАТИКАН. А кто стоит за Ватиканом? Белые европейцы. А белые евразийцы стоят за Ватиканом? Не стоят. В чем разница?

Именно отсюда началось выяснение сути различий белых евразийцев и белых европейцев, что вылилось в большую тему Слушай Израиль! о кельтах, которые, как оказалось (что вполне очевидно, но  "почему-то" нами так не воспринимается) находятся в извечном противостоянии с арийцами. При этом выяснилось, что самостоятельной роли евреи не играют, а являются придворным фактором саксонской знати. Затем было выявлено, что в 1717 году  саксонская знать посредством еврейского придворного фактора  захватила власть в Англии. Далее было просто.

Кто получил власть в Англии в 1717 году? Саксонские Веттины ганноверского разлива. Кто такие Веттины? Вельфы. Кто такие Вельфы? Скифы.  Может ли быть между Веттинами аглицкими и Веттинами саксонскими вражда? Ещё какая! По какой линии проходит эта вражда? По линии реки Эльбы (давняя история с дележом земли между  эрнестинской линией (английские Виндзоры)  и  альбертинской (саксонские Веттины). Что стояло за саксонскими Веттинами? Сященная Римская империя немецкой нации. Что стояло за аглицкими Веттинами? Формирующаяся мировая империя. Есть конфликт интересов? Есть! Что является точкой раздора? РОССИЯ. С какого момента? С  1806 года. Почему? Об этом рассказ дальше.

От родословных мы плавно перешли к исследованию гербов стран, а потом и фамилий и с удивлением обнаружили, что цвета  флагов, используемых  "русскими" националистами, полностью совпадают с цветами родового флага Веттинов - Саксония....

Задавшись вопросом, а не совпадают ли какие-нибудь флаги с цветами  флагов вотчины аглицких Веттинов - Британии и Нидерландов, с удивлением было обнаружено, что полностью совпадает флаг Российской Федерации.

     

И не мудрено, его инициатором был Петр Первый  рода Романовых, который проходил западную выучку именно в Нидерландах, имевших особые отношение с  Англией в 18 веке.

Внимательно исследовав  флаг и герб рода Романовых оказалось, что в романовском родовом флаге использованы цвета родового флага саксонских Веттинов, правда с лишней белой полоской. напомним, что цвета флага показывают принадлежность вассала конкретному сеньору.

Преемственность была очевидна! Перейдя к анализу герба, выявилось неожиданное -  линия Романовых идет от немецкого воина  Гланды Камбилы, прибывшего в 13 веке на службу к московским князьям, у которого в связи с его неродовитостью никакого герба не было и в помине. Потому все его потомки смогли соорудить себе гербы только в 18 веке и это ещё вопрос: КТО им дал разрешение на это. (ссылка)

В это же время и Романовы начинают изобретать свой герб. Задача была сложная. Королевских зверей - орла и льва - использовать было нельзя, в связи с отсутствием знатного происхождения, надо было найти то, что позволило бы  и честь соблюсти и достоинство сохранить. Герольдмейстер барон Б.В. Кене блестяще выполнил свою задачу. Романовский герб получился абсолютно правдив и в то же время красив, а в связи с тем, что на грифонов из европейцев королевских кровей никто не претендовал, он восоздал из пепла  языческих времен Грифона, уготовав его носителям кровавую судьбу. Посмотрите как красный грифон  похож на красного льва одной из наиболее могущественных монарших династий Европы Габсубргов. Барон Кене был знатоком высокой пробы в области геральдистики. По сути дела из ничего он сделал конфетку, производящую впечатление на непосвященного человека.

    

Давайте ещё раз взглянем на романовский герб (слева) и прочитаем, что же на нем написано?

Главная фигура герба - Грифон = ОХРАНИТЕЛЬ сокровищ Хозяина, что показывает незнатное, нецарское происхождение романовых,но самое страшное не это. На Руси было принято  князьями ставить аристократию, а не элиту. То есть лучших, а не представителей верхнего эшелона власти. Страшное то, что по сути признавалось вассальное, зависимое положение от некого хозяина, о котором пойдет разговор дальше.

О грифе подробно рассказано здесь. Грифон собирает золото и хранит его для своего хозяина.  Грифона иногда изображают рядом с правителем, как мы можем наблюдать на шумерских таблицах-цилиндрах, где грифон может передовать «царю» символ власти – золотой жезл. Либо более поздние «цари», зная о функциях грифона окружают себя его изображениями чтобы таким образом привлечь его внимание. Да и все прочие стараются заручиться его покровительством там, где речь идет непосредственно о деньгах и золоте. К примеру – именно грифоны охраняют Банковский мост в Питере. Или инкассаторы часто делают его своим знаком. До настоящего времени грифон продолжает оставаться неофициальной эмблемой лондонского Сити.

То есть Грифон - по сути ИНКАССАТОР и ОХРАНИТЕЛЬ. ЧИНОВНИК. ВАССАЛ. Но кому же служит романовский грифон? На гербе есть ответ. Он служит маленькому черному орлику с вздернутыми и опущенными вниз крыльями. Такому:

Это герб Федеративной Республики Германия.  Во времена Карла Великого чёрный орёл на золотом фоне был признан гербом Священной Римской империи немецкой нации.
Правда, с XV века символом императора Священной Римской империи становится двуглавый орёл с единой короной над двумя головами.

Вам интересно увидеть этого орла Священной Римской империи немецкой нации? Клянусь, не пожалеете ) Вот, смотрите,

Те же фирменные веттиновские жёлто-черные цвета.... Но что это за двуглавый орел? на кого-то  он неуловимо похож....

Ба! Да это же герб  Российской империи! Независимой и свободной! Ха! Что же это получается? Слуга двух господ? Одновременно и Виндзоров (цвета флага) и Германии (герб)?

Или вы скажете, что Священной Римской империи немецкой нации не существует с 1806 года? Да? Интересно, а что же тогда Европейский Союз, как не новая Священная Римская империя немецкой нации? ;)) Ах, да-да... флаг и герб у Евросоюза иной, но так это у Евросоюза, а у ФРГ всё по-старому....

Первые Романовы сохранили родной русский красный цвет и орел у них был золотой, а  не черный:

Орёл стал чёрным на желтом фоне по велению дочери Петра 1 Елизаветы 1:


В 1742 году в связи с церемонией коронации Елизаветы Петровны к числу прежних государственных регалий — короны, скипетра, державы — добавились новые символы: государственное знамя, меч и печать[88]. Для этого было создано новое Государственное знамя Российской империи. Оно состояло из жёлтого полотнища с изображением на обеих его сторонах чёрного двуглавого орла в окружении овальных щитков с 31 гербом, символизирующих упомянутые в императорской титулатуре царства, княжества и земли. Двуглавый орёл тогда ещё не имел на крыльях территориальных гербов. Рисунок государственного знамени выполнил живописец Иван Яковлевич Вишняков.

Екатерина 2 утвердила выбранные Елизаветой цвета, тем более, что они полностью соответствовали её родовым асканийским

<<Приглашённый в Россию геральдист Франциск Санти в 1722 году составил официальное описание государственного герба, а 11 марта 1726 года Екатерина I утвердила описание герба: "Орёл чёрный с распростёртыми крыльями, в жёлтом поле, в нём ездец в красном поле" (такая композиция упоминается в сенатском указе об изготовлении новой государственной печати).>>

"Ездец" - это разговор особый, как уже было отмечено, эмблема - белый конь на красном фоне - ГЕРБ РОДА  ВЕЛЬФОВ -ЗЕМЛЯ НИЖНЯЯ САКСОНИЯ-ГАНОВЕР. Вельфы - предки Веттинов.

Поэтому "ездец в красном поле" выглядит уж слишком вассально, являясь по сути в своем значении поражением в лице дракона русской  власти(Конь - символ Саксонии, соответственно на нем восседает саксонский рыцарь. Вопрос: чью власть он поражает? (дракон - символ власти). Ясно, что русскую. )

И если кто-то продолжает повторять за интересантами, что это битва добра со злом, то он глубоко заблуждается. Это  подчинение России саксонскому центру кельтского мира, которое произошло аккурат от освобождения (?) или всё-таки переподчинения(?) земель русских  кельтской власти. Это произошло в период царствования Ивана III с 1462 по 1505 год.

При Иване IV Грозном всадник получил корону. С 1562 года в щитке на груди орла вместо всадника стал появляться единорог. Он присутствует на печатях Ивана IV, Бориса Годунова, Лжедмитрия (1605-1606), Михаила Фёдоровича, Алексея Михайловича. То есть кто-то растолковал Ивану Грозному суть саксонского всадника, порабощающего русскую власть, поэтому всадник был сменен на  ЕДИНОРОГА.

Вы уже догадались, кто ОПЯТЬ заменил единорога на "ездеца на красном фоне"? Правильно Романовы - вассалы Веттинов. Таким образом именно при Романовых  символика и флаги указывали на вассальное подчинение Российской империи Священной Римской империи немецкой нации в ходе наполеоновских войн.

Проблемы у Романовской России начались в начале 19 века,  после ликвидации в 1806 году Священной  Римской империи немецкой нации в ходе наполеоновских войн. Теперь вам становится ясно КТО стоял за Великой франзуской революцией? Конечно аглицкие Веттины - будущие Виндзоры. Они жаждали реванша и получив из рук Испании еврейский придворный фактор начали борьбу за мировое господство.

В 1812 году Англия вторглась в Российскую империю  французскими войсками. Нападение было отбито, русские дошли до Парижа и Российская империя получила  до 1991 года вольную. Романовы стали работать только на Россию. Но Англия не оставила своих планов, она начала  скрытую подготовку порабощения России внедрением еврейского придворного фактора вкупе с жидомасонством. Именно эта стратегия сыграла решающую роль в разрушении Российской империи к 1917 году. При этом отметим особо, если бы у евреев не было за спиной поддержки Англии, они бы никогда не достигли того положения, которое занимают ныне в мире.

В качестве иллюстрации преемственности символов герба  предлагаю посмотреть на герб Австрийской империи. Австрийская империя впервые была объединена в единое государство императором Священной Римской империи германской нации Францем II в 1804 году и в этом же году она получила и свой первый герб. С двумя грифонами и одним двуглавым орлом. Всё как и положено у вассала. Да-да.

Согласно традициям геральдики в государственных гербах должны были быть отмечены все территории, входяшие в державу. Таким образом, при изменении территориального состава менялся и государственный герб.

Особо заметим, что большевики, пришедшие к власти в 1917 году восстановили  исконно русские цвета и флага и символа - красное с золотом. Был возвращен и трезубец в виде серпа и молота. Вглядитесь внимательно в этот знак. Стилистически он  напоминает трезубец. Солнце. Рожь. Добавлена пятиконечная звезда. Хороший знак. Сильный. Символ человека. Получается и солнце для человека и пища для человека. Человека труда.

Уникальность герба показывает полную независимость  Советской России. Собственно именно в гербе проявляются намерения большевиков. Добрые намерения.

*****

На основании такого геральдического экскурса будет совсем просто разобратья, какая сила и за кем стоит в России.

Продолжение следует

Продолжение http://witrina.ru/node/344

Начало http://www.witrina.ru/node/243

Комментарии оставляйте, пожалуйста, здесь http://victoriarossi.livejournal.com/752223.html

Бегство от хруста французской булки

В продолжение темы Россия, которую потеряли державные имперцы.

Оригинал взят у в РОССИЯ КОТОРУЮ ОНИ НАШЛИ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В 1913 ГОД.

Сто лет назад, в мартовском номере газеты «Утро России», считающейся в то время рупором русских националистов и богоискателей, вышла статья о массовой эмиграции. В ней, в частности, говорилось: «К приставу 1-го стана, живущему в слободе Покровской, Самарской губернии из одной Тонкошуровской волости поступило свыше 200 заявлений о желании выехать в Америку».

Масштабы бегства людей из империи были впечатляющими, за 25 лет – с 1890 по 1915 год – официально эмигрировало 3347618 человек, большая часть из которых – 57.8 % в Соединенные Штаты. Их перевозкой занималось 32 пароходства, в том числе Восточноазиатское общество, принадлежавшее царице Марии Федоровне Романовой и датчанам. Стоимость шифскарты составляла 65-90 рублей, еще 15 рублей стоил паспорт и столько же взятки чиновника.

В реальности бежало значительно больше. Только четверть всех эмигрантов оформляли заграничные паспорта, а три четверти пересекали границу нелегально. Если пароходами, в основном, уезжали представители еврейской и немецкой диаспоры, то русские покидали страну через границу с Австро-Венгрией. За три рубля с человека местные проводники переправляли всех желающих.

Причин, чтобы покинуть империю Романовых было предостаточно. Люди бежали, прежде всего, от невыносимых условий и в поисках хоть какой-то социальной справедливости.

Известный просветитель Н.А. Рубакин в книге «Россия в цифрах», изданной в С-Петербург в 1912 года, писал: «… в 1905 г. из каждой 1000 умерших обеих полов в 50 губерниях Европейской России приходилось на детей до 5 лет 606,5 покойников. Из каждой 1000 покойников мужчин приходилось в этом же году на детей до 5 лет 625,9, из каждой 1000 умерших женщин - на девочек до 5 лет – 585,4. Другими словами, у нас в России умирает ежегодно громадный процент детей, не достигших даже 5-летнего возраста, - страшный факт, который не может не заставить нас задуматься над тем, в каких же тяжелых условиях живет российское население, если столь значительный процент покойников приходится на детей до 5 лет».

Уровень жизни значительного числа рабочих был низкий. Статистический ежегодник города Москвы. Вып. 4-й. 1911-1913. М., 1916. С. 170-173. (А.П. Корелин) приводит следующие цифры: кузнец получал 144 копейки в день, поденщик – 105 копеек, при этом фунт (0,454 кг) масла сливочного стоил 50 копеек, фунт мяса – 24 копейки, курица – 93 копейки за штуку. Еще приходилось оплачивать съем жилья и содержать семью. Жить в таких условиях было невыносимо.

Московская газета «Голос» 6 мая 1910 года на своих страницах напечатала отчет о судебном процессе, на котором подсудимый так объяснил мотивы своего преступления: «Работал я на фабрике купца Золотихина. Потом кашлять стал, меня и за ворота. А у меня детей трое. Было пятеро, двое ещё до того умерли. Что было, продали и стали голодать. Младший у меня родился весь синий и без ноготков на пальцах и прожил два дня только. Иду по улице, а из трактира купец с такой харей, что впору его схарчить самого вместо свинины. Я взял булыжник и по черепу его».

Официальная продолжительность жизни составляла 30,8 лет, при этом не учитывалась смертность детей до 1 года, людей без паспорта, женщин с желтыми билетами, гибель солдат и каторжан, самоубийства.

Столь неблагоприятное положение населения объяснялось внутренней экономической политикой. Безжалостная эксплуатация вчерашних крепостных крестьян, по сути, было единственным конкурентным преимуществом России. Для этого, с одной стороны, устанавливались запредельные таможенные пошлины, получившие название «золотых», а с другой – всячески поощрялись любые иностранные инвестиции, причем зарубежные компании, как правило, получали монопольное право на производство. В итоге в Российской империи поднималась только та промышленность, для которой был характерен тяжелый труд.

Царское правительство практически всегда шло навстречу иностранным корпорациям в ущерб национальным интересам. Уровень налогообложения был самый маленький в Европе, - в 4 раза меньше, чем во Франции и Германии. За рубеж вывозились огромные деньги. Колоссальные доходы складывались из низких налогов, низкой оплаты труда и высокой стоимости промышленных товаров компаний-монополистов, многие из которых находись под контролем династии Ротшильдов.

Предприниматель и журналист Иероним Павлович Табурно привел следующие цифры: «каждые 6 с половиной лет мы уплачиваем иностранцам дань (доход от инвестиций), равную по величине колоссальной контрибуции, уплаченной Францией своей победительнице Германии». Так, на 1 января 1902 года западные компании в качестве инвестиций вложили 1.043.977.000 рублей, а вывоз капитала составил 4.372 млн. рублей, в том числе и в виде кабальных процентов по царским займам. С 1904 по 1913 год западные компании в Россию инвестировали еще 1,7 млрд. золотых рублей, извлекая при этом 380-450 млн. рублей ежегодно».

Именно иностранный капитал решал, что производить в нашей стране, а какие отрасли нужно сворачивать. В свое время Ротшильдами было организовано «Батумское нефтепромышленное и торговое общество», вскоре к ним присоединились и «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель». На деле это означало практически полный иностранный контроль над российской нефтедобычей.

Что из этого вышло, написала газета «Новое время», констатируя падение добычи нефти в 1912 году с 706,3 млн пудов в 1901 году до 569,3 млн пудов. «По мере все большего спроса на нефть и роста и роста цен на нее добыча нефти у нас падает. Главной причиной этого нефтепромышленники выставляют истощение нефтяных запасов, уменьшение нефти в нефтеносных слоях. Наша нефтяная промышленность гораздо моложе американской. И у нас почему-то уже наступает истощение, тогда как в Америке его не наблюдается. Не нужно ли видеть главную причину истощения наших нефтеносных земель в соглашении гг. нефтепромышленников?».

И в самом деле, начавший вначале 20 века рост цен на нефть и нефтепродукты сделал этот бизнес весьма выгодным. Сразу же на мировом рынке нефти хозяевами стали американцы, увеличив свою долю с 41,2% в 1901 году до 63,13% в 1913 году. Россия, напротив,за эти годы сократила свое присутствие с 50.6% до 18,2%. Иностранный капитал, контролирующий нефтедобычу, счел нужным увеличение российской угольной промышленности, поскольку Европе был нужен дешевый уголь. В результате десятки тысяч русских крестьян были отправлены в шахты с минимальным уровнем технического оснащения. О технике безопасности вообще речь не велась.

Наукоемкие технологии в нашу страну практически не ввозились, технологическое отставание от Англии и США составляла 50 лет. Как и сейчас, экспорт был исключительно сырьевым и составлял 60% бюджетных поступлений. Таким образом, сырьевая зависимость России была сформирована еще сто лет назад иностранным капиталом, не заинтересованным в создании мощного конкурентного государства на востоке. Как результат, в царской России так и не сформировался средний класс, но возник люмпен-пролетариат.

Произошло это потому, что монополия на власть (династия Романных как раз в 1913 году отметила свое 300-летие) во многом порождала и экономическую монополию. В то же время на западе пришло четкое понимание, что узурпация власти и создание картелей, сращенных с чиновничеством, является отрицательным фактором для научно-технического и экономического развития стран. Именно поэтому в 1890 г. Конгрессом США практически без обсуждения или возражений был принят антитрестовый закон Шермана, а институт смены власти закреплен конституцией.

«Демократия верит в совершенно равное распределение политической власти по принципу «один человек - один голос», тогда как капитализм верит, что экономически приспособленные должны изгонять с рынка неприспособленных - в экономическое небытие», - утверждает американский экономист Лестер Карл Туроу. Только демократия может сдержать хищнические амбиции капиталистов, которые через коррупционные каналы обязательно проведут те законы, которые выгодны им. Так как отсутствие сменяемости власти не предполагает независимой аудит правящей партии за отчетный период, со всеми выводами и работой над экономическими и политическими ошибками.

Всё это и происходило в России в конце XIX и в начале XX веков, что и привело к тому, что пришедший иностранный капитализм вкупе с доморощенными купцами и заводчика создал самую дикую форму капитализма. Внушить же экономически неграмотному царю-батюшке Николаю II, что всё это делается во благо России, не составило труда. Американский экономист и историк российского происхождения Александр Гершенкрон, который эмигрировал в 1910 году, был уверен, что «российская экономика не была больше рыночной экономикой в нормальном смысле этого термина, что нормального капитализма в России не было», хотя бы потому, что проводила политику монополизма, выгодную иностранному капитализму и ряду, чиновников, лоббирующих интересы хищников-капиталистов.

История не имеет сослагательного наклонения, но её уроки должны учить и предостерегать, особенно, когда слишком много схожих факторов роднят между собой 1913 и 2013 годы.

*****

ИНФОРМАЦИЯ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ

Романовская Россия как саксонская колония Священной Римской империи германской нации и

Кельтский Грифон против арийского Дракона. Был Владыка, стал Злодей

Кельтская оккупация Руси. А Иван Грозный сына не убивал...

Похоже, Кутузов воевал не за русских

Все войны - это войны видов, а вовсе не элит одного и того же вида

Династия Романовых сама подписала себе смертный приговор

Имперка. Вы уверены, что выбрали правильный символ? НАЦИ - это вам не наСИОНалисты

Романовы сегодня. Кто встал под саксонские флаги

Екатерина Алексеевна была великой императрицей и очень любила жизнь

КРАТКИЕ ФОТОГРАФИЧЕСКИЕ СРАВНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ С ПЕРЕДОВЫМИ СТРАНАМИ МИРА

Россия, которую потеряли державные имперцы

Экономическая политика Романовской Империи – погружение в бездну.

В совершенстве владели иностранными языками

Расовый тип русской аристократии. К вопросу о выкашивании оной к середине 18 века

Николай II Кровавый - для власовцев о "святой", а для русского народа враг

За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни

Пир духа или история об обращении ста тысяч эстонцев и латышей в православные русские.

События 1917 и 1990 годов как дальнее эхо смуты 1612-го

Столица Романовской империи - Лондон, аккурат с 1820 года

ИЧР и день народного единства

1613 - год кельтско-саксонской колонизации Руси

Иуды по соседству. РУССКАЯ ЭЛИТА - кто она?

Маленькая, английская тайна. Отличие кельтской оккупации от саксонской

Орденоносцы Св. Георгия. Фабрикация истории Англии накануне её саксонского захвата

90 процентов русских в Империи Романовых играли ту же роль, как негры в Америках или индийцы в Индиях

Страна белых негров

Подчинение России саксонскому центру кельтского мира произошло в период царствования Ивана III

Странное отсутствие слова Россия на царских банкнотах и почтовых марках в Российской империи

Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы.

О Красных и Белых

Но ведь мы победили Романовых!

А какой в этом спорте смысл?

http://victoriarossi.livejournal.com/1183502.html

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on пт, 04/05/2013 - 09:57
Династия Романовых сама подписала себе смертный приговор

Иллюстрация к темам  Романовская Россия как саксонская колония Священной Римской империи германской нации и   Кельтский Грифон против арийского Дракона. Был Владыка, стал Злодей и  Россия, которую потеряли державные имперцы. Да-да, это те, которые под флагом кобры

<<Романовы начали свое царствование с преступления – садистского убийства младенца, формально являвшегося малолетним царевичем Дмитрием Иоанновичем. О том, был он Рюриковичем или не был, мы знаем мало: исключительно со слов того предания, которое продиктовали получившие власть Романовы. Кстати, сами Романовы были как раз сторонниками партии «Тушинского вора» и никогда с ним не боролись. И победа сторонников
Михаила на Земском Соборе была не победой представителей Ополчения, а победой этой, тушинской партии.....Так или иначе – начали они с убийства маленького ребенка, в не затянувшейся петле несколько часов околевавшего на морозе. И кончили соответственно.>>

*****

Династия Романовых сама подписала себе смертный приговор

Написал Сергей Черняховский
26.02.2013

Отступившись от наследства Петра Великого, они лишились своей спорной легитимности.

Говоря об отмечающемся в эти дни четырехсотлетии воцарения Романовых на русском престоле, нужно прежде всего отметить, что собственно Романовых, именно как род, на наследственное правление никто не призывал. Если бы это было действительно так, то престол занял бы тот или иной старший представитель этого рода. Например, Иван Никитич Романов, дядя Михаила и племянник царицы Анастасии, который прославился своими словами: «Тот есть князь Михайло Федорович еще млад и не вполне разуме», сказанными на соборе 1613 года, за которые он поплатился в будущем отстранением от всех значимых дел. Сам он выступал за кандидатуру Карла Филиппа (один из сыновей шведского короля Карла IX, герцог Сёдерманландский — прим. KM.RU).

То, что предложен на царство был малолетний Михаил, а не уже известный и влиятельный Иван, а также то, что последний был против данной кандидатуры, показывает, что Романовы как род на трон не призывались. На трон был именно избран конкретный представитель фамилии - Михаил, к этому моменту не являвшийся даже главой своей ветви рода.

То, что Романовы в последующем затвердили за собой право передавать престол в своем кругу первоначально вообще было неким не прописанным произволом, подкреплявшимся той или иной формой подобия избрания. Действительное право на передачу престола закрепляется за ними уже не в силу выбора 1613 года и не в силу традиции, а в силу того, что эта традиция оказалась превзойдена харизматической личностью Петра Первого.

Романовы как цари после Михаила всегда были немножко самозванцы. Романовы как императоры были уже не династией Романовых, а династией Петровичей. На престол они вступали не в силу родственных отношений с Михаилом Федоровичем, а в силу родственных отношений с Петром Великим. Недолгое правление другой ветви в 1730-40 годах было не только недолгим, но и неудачным и непопулярным. Да и оно основывалось на родстве Анны Иоанновны с Петром, как его племянницы.

Вспомним: Елизавета основывает свою претензию на престол (и Россия признает за ней это право) не как «правнучка призванного народом царя Михаила», а как «дщерь Петрова», и эти простые слова значат для нее, народа, русской гвардии, куда больше, чем хитросплетения прав иных претендентов. Павел Первый говорил о себе (в частности в свой смертный час, пытаясь остановить заговор) не как о «наследнике призванного народом Дома Романовых», но как о «правнуке Петра Великого». Екатерина Великая, не имея, в общем, просто никаких внятных прав на престол, утверждала их провозглашением преемственности своей политики с политикой Петра и выбиванием на основании памятника ему имевших силу закона слов «Петру Первому – Екатерина Вторая».

Династия русских императоров, таким образом, по сути своей была не династией Романовых, хотя таковой и считалась (хотя вопрос о Романовском происхождении самого Петра является не вполне однозначным), но династией Петровичей. Однако и здесь содержится неоднозначность: право на преемственность в этой династии давала не столько кровь Петра, сколько принадлежность его делу и его традиции. В частности – всему тому, что можно считать петровским вектором и петровским драйвом.

Легитимность династии русских императоров, да и в целом легитимность Романовых, оказывается соединением выбора, традиции и харизмы, но харизмы, принадлежность и соотнесение с которой само становится традицией. Как царь, Петр имел прав на престол меньше. чем его сводный брат Иван Алексеевич, полтора десятка лет считавшийся царствующим вместе с ним. Как Император, Петр, по сути, тоже был избран: формально – Сенатом, неформально – армией и народом. И этот выбор позже был подтвержден выбором Екатерины Первой, Елизаветы Петровны, Екатерины Второй и Александра Первого. Только выбирала уже, как и положено в Империи, гвардия, оказавшаяся в 18 веке главным инструментом гражданского общества в России.

Отсюда можно сделать вывод, что принадлежность к Петровичам (то есть наследникам «Дела Петрова») определяется не столько родством, сколько наследованием связи с харизмой и с новой традицией – традицией харизматичности и модернизаторства. И как только осознание этого обладателями престола теряется, как только они поворачиваются к антимодернизаторству, тут же теряется их связь с Петром, и теряется освящающая власть императорская легитимность.

Поворот от Петра осуществляется Александром Третьим. И он перестает быть Петровичем – он оказывается всего лишь Романовым, но, ко всему прочему - с мизерной долей собственно романовской крови. И он, и Николай Второй уже не Петровичи, уже не императоры – они просто Московские цари. Именно поэтому празднуется так пышно трехсотлетие Дома Романовых, что, перестав быть Петровичами, династия пытается утвердить себя как Романовых. Но лишившись Петровичей (а последние крупные имперские военные победы, как и последние значимые расширения империи связаны как раз с тем, кого можно считать на деле последним русским Императором – Александром Вторым), Россия уже не желала Романовых. Собственно, она не желала их уже более двухсот лет – с тех пор, как пошла за Петром, а не за правившей Софьей и старшим царем Иваном Пятым.

Перестав быть Петровичами, Романовы лишились своей спорной легитимности. Повернув с курса Петра Первого, Александр Третий по сути предрешил низложение Николая Второго. И в феврале 1917 года ключевую роль в низложении Николая сыграет именно тот институт, который возводил на престолы Петровичей (начиная с самого основателя) – созданная Петром Великим русская гвардия. А еще через несколько месяцев, в январе 1918 года, петровский гвардейский Семеновский полк, как и другие гвардейские полки, откажется признать претензии на власть Учредительного собрания и оставит его за системой Советов.

Романовы начали свое царствование с преступления – садистского убийства младенца, формально являвшегося малолетним царевичем Дмитрием Иоанновичем. О том, был он Рюриковичем или не был, мы знаем мало: исключительно со слов того предания, которое продиктовали получившие власть Романовы. Кстати, сами Романовы были как раз сторонниками партии «Тушинского вора» и никогда с ним не боролись. И победа сторонников Михаила на Земском Соборе была не победой представителей Ополчения, а победой этой, тушинской партии.

Только каковы бы ни были эти четырехсотлетней давности политические сплетения, но вешать на холоде трехлетнего ребенка только на случай, чтобы никто не смог при удаче ложно или истинно объявить его царем, как-то непристойно. Если Рюриковичем не был – к чему было вешать? Он себя сам таковым объявлять или не объявлять воли не имел. А раз повесили – ведь получается, что и впрямь был Рюриковичем и внуком Ивана Грозного… Тогда кто такие Романовы? Не то просто трусливые садисты и узурпаторы, не то – еще и цареубийцы.

Так или иначе – начали они с убийства маленького ребенка, в не затянувшейся петле несколько часов околевавшего на морозе. И кончили соответственно.

Источник: km.ru

http://kommunar-press.ru/content/view/4146/1/

http://victoriarossi.livejournal.com/1165959.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вс, 03/03/2013 - 21:15
Государственная символика Московской Руси XIV - XVII вв.
Государственная символика Московской Руси XIV - XVII вв.
Здесь представлена история появления современного герба России - двуглавого орла со щитком с Георгием-Победоносцем (драконоборцем).
Печать Василия I Дмитриевича   Печать Василия I Дмитриевича
Московское княжество. Конец XIV в.
Печати Василия I Дмитриевича, сына Дмитрия Донского.
1. Всадник с мечем. Конец XIV в.
2. Князь на коне с копьем. 1389 г.
Увеличить рис. 1
Увеличить рис. 2
Печать Василия II Васильевича Темного  Монета Василия II Васильевича Темного Московское княжество. Середина XV в.
1. Печать Василия II Васильевича Темного.
Всадник с птицей на руке (сокол, орел ?).
2. Монета Василия II.
Всадник с копьем, поражающий дракона.
Увеличить рис.1, рис.2
Печать Ивана III Московское княжество. Середина XV в.
Лев, терзающий змею на печатях Василия II Васильевича Темного и его приемника Ивана III Васильевича.
Печать Ивана III Васильевича.
Увеличить рис.
Печать Ивана III Васильевича Руское царство. Конец XV в.
Печать Ивана III Васильевича. 1497 г. Лицевая (всадник с копьем, но не святой, т.к. нет характерного нимба) и оборотная стороны (двуглавый орел).
Увеличить рис.
Увеличить гербового орла.
Малая печать Ивана IV Васильевича Руское царство. Середина XVI в.
Малая печать Ивана IV Васильевича. Лицевая (двуглавый царский орел) и оборотная (единорог - символ чистоты и девственности, непобедимости) стороны.
Увеличить рис.
Увеличить гербового орла.
Средняя печать Ивана IV Васильевича Руское царство. Середина XVI в.
Печать Ивана IV Васильевича. Лицевая (с копейщиком) и оборотная (с единорогом) стороны. 1562 г.
Увеличить печать.
Увеличить гербового орла.
Большая печать Ивана IV Васильевича Руское царство. Конец XVI в.
Большая государственная печать Ивана IV Васильевича. Лицевая сторона. 1577 (?) г.
Увеличить рис.
Увеличить гербового орла.
Военное знамя Руское царство. Конец XVI в.
Военное знамя. Из собрания Великоустюжского музея.
Увеличить рис.
Печать Михаила Федоровича Романова 1625 г. Руское царство 1625 г.
Печать Михаила Федоровича Романова. Оборотная сторона.
Увеличить рис.
Печать царя Алексея Михайловича 1667 г. Руское царство 1667 г.
Государственная печать царя Алексея Михайловича.
Увеличить рис.
Увеличить гербового орла.
Герб из Титулярника 1672 г. Руское царство 1672 г.
Герб из Титулярника 1672 г.
Увеличить рис.
Изображение Государственной печати России. Из дневника Корба, 1699 г. Эмблема Севских земель (Seweia) на печати 1699 г. Руское царство 1699 г.
Изображение Государственной печати России с эмблемами земель из дневника И. Г. Корба.
Фрагмент – эмблема "Seweia" ("Северная страна" или Северщина).
Увеличить печать
Увеличить эмблему "Seweia"на печати
Впервые двуглавый орел появился на печатях Ивана III. Есть несколько теорий о причинах его появления.

1. Теория американца Г. Алефа. Софья Палеолог привезла Ивану III изображение двуглавого орла из Мореи, откуда была сама родом.
Тут есть некоторые несоответствия. В самой Византии он не был государственным гербом – лишь одним из символов православной страны и лишь у Палеологов он становиться родовым знаком. А принимать символ Государю Всея Руси, претендующего на роль вселенского православного царства династический герб каких-то морейских деспотов (не то униатов, но то вовсе католиков) – не "по чину". К тому же на четверть века позже женитьбы, что наводит на мысль о других причинах появления орла.

2. Теория немца М. Хелльмана. Иван III заимствовал двуглавого орла с печати императоров Священной Римской империи.
Но копировать символ державы, с которой он хотел встать вровень – сомнительный авторитет. Использование тонкостей в геральдическом изображении орла – не более.

3. Теория А.Г. Силаева. Двуглавый орел был известен на Руси и ранее.
Его изображение использовалось в народных узорах, на княжеских плащах Ярослава, Бориса и Глеба, на княжеских щитах. Орел – символ Перуна, защитник князя и княжеской дружины еще с языческих (ведических) времен. Двуглавый орел также изображался на монетах монгольского хана Джанибека в сер. XV в. и монетах тверского князя Михаила Борисовича в 70-х гг. XV в. Любопытно, что именно в 70-х гг. XV в. в титуле Ивана III появляется "и Великий князь ... Тверской".

Есть предположение, что двуглавый орел был символом Черниговских князей в X-XII веках. Его изображение вырезано на турьем роге, найденом при раскопках княжеского захоронения X века, а также на стенах усыпальницы черниговских князей – Черниговского Борисоглебского собора 1123 г. Когда Чернигов находился под властью Польши ему пожалован герб – двуглавый орел под одной короной. Возможно, он возник в связи с древним прототипом.

Использование двуглавого орла, как императорского в Священной Римской империи (попытка оспорить первенство) и как родового в Византии/ Мореи (наличие законных прав) могло лишь подтолкнуть Ивана III к мысли принять его как государственный символ Московской Руси. Не имея русских корней (довод старинного использования) он возможно и не прижился бы. У него были альтернативы: Владимирский лев или просто Георгий Победоносец. Ведь у Ивана III орел лишь на оборотной стороне печати, т.е. занимал второстепенное положение. Зная серьезное отношение к символу государства Ивана III, можно предположить, что этот вопрос рассматривался со всех сторон, а не с одной какой-либо. И все аргументы были "за".

Любопытно использование как одного из символов государства Иваном Грозным единорога. На протяжении десятилетий он используется одновременно или вместо всадника с копьем – символа защитника княжеской дружины и князя (образ Перуна вошел в образ Святого Георгия).

После Ивана Грозного государственный символ окончательно закрепился как двуглавый орел со щитом на груди, где изображен всадник с копьем, поражающий змея. Менялись только форма орла (поднятые или опущенные крылья), его цвет (с золотого на черный), положение всадника (иногда был повернут влево от зрителя), количество корон (две, одна, три) и некоторые детали.

Дополнительно см. рисунки:
- Двуглавый византийский орел XV в. по В.А. Лебедеву,
- Изображение двуглавого орла на на византийской парче,
- Двуглавый орел, как символ православной Византии (crwflags.com),
- Знак Палеологов в XV в. по В.И. Лавренову,
- Знак Палеологов в XV в. Византийская миниатюра,
- Герб Священной Римской империи Максимилиана,
- Герб Священной Римской империи в 1510 г.,
- Герб Священной Римской империи в 1617 г.,
- Орел на плаще князя Ярослава,
- Двуглавый орел на гербе Черниговского воеводства,
- Двуглавый орел на княжеском щите. Фрагмент иконы,
- Монета монгольского хана Джанибека. Сер. XV в.,
- Монета тверского князя Михаила Борисовича. 70-х гг. XV в.,

Большинство векторных рисунков этой страницы можно получить на сайте vector-images.com.

Источники рисунков и текстов:
А.Г. Силаев "Истоки русской геральдики", М., 2002 г.;  
А.Б. Лакиер "Русская геральдика", С-Пб., 1885 г., переиздана: Москва, 1990 г.
В.А. Лебедев "Державный орел России", М., 1997 г.
В.Д. Лихачева "Византийская миниатюра", М. 1977 г.
"Наука и жизнь" № 9, 1993 г.
М. Грушевский "Иллюстрированная история Украины", Киев, 1997 г.

http://www.gerb.bel.ru/pages/russia/r_mockov.htm

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on ср, 02/13/2013 - 13:18
Россия, которую потеряли державные имперцы

Иллюстрация к темам  Романовская Россия как саксонская колония Священной Римской империи германской нации и Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы и Страна белых негров

Оригинал взят у в ЖИЗНЬ СЕЛЯН ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ.

В качестве дополнения ко вчерашней подборке фотографий сибирских крестьян: http://foto-history.livejournal.com/2889999.html#comments следует разместить ещё несколько фото, повествующих о повседневной жизни сельского населения в той части Россейской Империи, которая кишела всяческого рода начальниками и землевладельцами будто тараканами, и о которой нынешние фанатики социально-экономического уклада тех лет слагают сказки, что, якобы, она "кормила пол мiра"(сама обходясь без обуви, да). Следует добавить, что ситуация в данных "плодородных" губерниях описывалась, также, и максимой: "недоедим, но вывезем!"(на экспорт), приписываемой министру финансов Вышнеградскому(сам министр, впрочем, ничего подобного не высказывал). Так вот и "кормили-пол-мiра"..

Изба середняка Тарипджанова в деревне Кадомке Сергачского уезда. Нижегородчина, 90-е годы 19-ого столетия:


Крестьянин с сыновьями. Рязанщина, 1911.
Любая обувь, в этих краях, считалась предметом "роскоши".

Богатые крестьяне Воронежской губернии. 1911.

Пожилые крестьяне. Рязанщина. 1911.
Обувь также считалась "роскошью". Термин "гигиена" - неким "ругательством".

Сельский праздник. Поволжье. 1910-е.

Сельские кустари у входа в свои землянки. Пензенская губерния. 1911.

Семья нижне-поволжского кресьтьянина(продукта "национальной политики" империи) у входа в свою хижину. 1900-е.

Крестьяне-родственники на отхожем промысле. 1911.

http://victoriarossi.livejournal.com/1069790.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вс, 11/25/2012 - 20:11
Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты

Разве что в воображении живущих в альтернативной реальности граждан или в описаниях платных пропагандистов ситуация в «России, которую мы потеряли» представляется чуть ли не раем земным. Описывается это примерно таким образом: «До революции и коллективизации кто хорошо работал, тот хорошо жил. Потому что он жил своим трудом, а бедными были лентяи и пьяницы. Кулаки были самыми работящими крестьянами и самыми лучшими хозяевами, поэтому и жили лучше всех.» Далее следует плач про «Россию-кормящую-всю-Европу-пшеницей» или, в крайнем случае, пол-Европы, «в то время как СССР хлеб ввозил», пытаясь доказать таким шулерским образом, что путь социализма СССР был менее эффективен, чем путь царизма. Потом, естественно, про «хруст французской булки», предприимчивых и сметливых русских купцов, богобоязненный, добросердечный и высокоморальный народ-богоносец, который испортили гады-большевики, «лучших людей, погубленных и изгнанных большевиками». Ну, правда же, каким надо быть злобным уродом, чтобы погубить такую возвышенную пастораль?

Подобные сусальные сказки, правда, нарисованные недобрыми и непорядочными людьми, появилась тогда, когда подавляющиее тех, кто помнил, как оно было на самом деле, умерли или вышли из возраста, в котором от них можно получать адекватную информацию. К слову, любителям поностальгировать о прекрасных дореволюционных временах в конце 30-х годов простые граждане легко могли без всяких парткомов чисто по-деревенски «начистить рожу», настолько воспоминания о «потерянной России» были свежи и болезненны.

О ситуации в русской деревне до Революции до нас дошло огромное количество источников — как документальных сообщений и статистических данных, так и личных впечатлений. Современники оценивали окружающую их реальность «богоносной России» не просто без восторгов, но и попросту находили её отчаянной, если не сказать страшной. Жизнь среднего русского крестьянина была исключительно суровой, даже более того – жестокой и беспросветной.

Вот свидетельство человека, котого трудно упрекнуть в неадеватности, нерусскости или нечестности. Это звезда мировой литературы – Лев Толстой. Вот как он описывал свою поездку по нескольким десяткам деревень разных уездов в самом конце 19 века [1]:

«Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю. Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, — и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов. На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. «Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали», — говорят бабы. «А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи»…

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег… Точно так же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете…

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором… Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей…

Нам, взрослым, если мы не сумасшедшие, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа. Прежде всего он — и это знает всякий мужик — он
1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и купцов, которые торгуют и землями и хлебом.
2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.
3) от водки, которая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками.
4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.
5) от чиновников, угнетающих народ.
6) от податей.
7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковные школы.

Чем дальше в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже… На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна. Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют»

Ну что, любители «России-которую потеряли», впечатляет?

В. Г. Короленко, много лет проживший в деревне, бывавший в начале 1890-х годах в других голодавших районах и организовываший там столовые для голодающих и раздачу продовольственных ссуд оставил очень характерые свидетельства государственных служащих: «Вы свежий человек, натыкаетесь на деревню с десятками тифозных больных, видите как больная мать склоняется над колыбелью больного ребенка, чтобы покормить его, теряет сознание и лежит над ним, а помочь некому, потому что муж на полу бормочет в бессвязном бреду. И вы приходите в ужас. А «старый служака» привык. Он уже пережил это, он уже ужаснулся двадцать лет назад, переболел, перекипел, успокоился… Тиф? Да ведь это у нас всегда! Лебеда? Да у нас этой каждый год!..» [2].

Обратите внимание, что у всех авторов речь идёт не о единичтом случайном событии, а о постоянном и жестоком голоде в русской деревне.

«Я имел в виду не только привлекать пожертвования в пользу голодающих, но еще поставить перед обществом, а может быть и перед правительством, потрясающую картину земельной неурядицы и нищеты земледельческого населения на лучших землях.

У меня была надежда, что, когда мне удастся огласить все это, когда я громко на всю Россию расскажу об этих дубровцах, пралевцах и петровцах, о том, как они стали «нежителями», как «дурная боль» уничтожает целые деревни, как в самом Лукоянове маленькая девочка просит у матери «зарыть ее живую в земельку», то, быть может, мои статьи смогут оказать хоть некоторое влияние на судьбу этих Дубровок, поставив ребром вопрос о необходимости земельной реформы, хотя бы вначале самой скромной.» [2]

Интересно, что скажут на это любители поописывать «ужасы голодомора» — единственного голода СССР (за исключением войны, естественно)?

В попытке спастись от голода жители целых сёл и районов «шли с сумой по миру», пытаясь спастись от голодной смерти. Вот как описывает это Короленко, который был свидетелем этого. Он же рассказывает, что подобное было в жизни большинства русских крестьян.

Сохранились жестокие зарисовки с натуры западных корреспондентов русского голода конца 19 века.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Орды голодающих пытаются спастись в городах

«Знаю много случаев, когда по нескольку семей соединялись вместе, выбирали какую-нибудь старуху, сообща снабжали ее последними крохами, отдавали ей детей, а сами брели вдаль, куда глядели глаза, с тоской неизвестности об оставленных ребятах…По мере того, как последние запасы исчезают у населения,— семья за семьей выходит на эту скорбную дорогу… Десятки семей, соединявшиеся стихийно в толпы, которых испуг и отчаяние гнали к большим дорогам, в села и города. Некоторые местные наблюдатели из сельской интеллигенции пытались завести своего рода статистику для учета этого, обратившего всеобщее внимание, явления. Разрезав каравай хлеба на множество мелких частей,— наблюдатель сосчитывал эти куски и, подавая их, определял таким образом количество нищих, перебывавших за день. Оказывались цифры, поистине устрашающие… Осень не принесла улучшения, и зима надвигалась среди нового неурожая… Осенью, до начала ссудных выдач, опять целые тучи таких же голодных и таких же испуганных людей выходили из обездоленных деревень…Когда ссуда подходила к концу, нищенство усиливалось среди этих колебаний и становилось все более обычным. Семья, подававшая еще вчера, — сегодня сама выходила с сумой…» (там же)

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Толпы голодающих из деревни добрались до Петербурга. Около ночлежки.

Миллионы отчаявшихся людей выходили на дороги, бежали в города, доходя даже до столиц. Обезумевшие от голода люди попрошайничали и воровали. Вдоль дорог лежали трупы погибших от голода. Чтобы предотвратить это гигантское бегство отчаявшихся людей в голодающие деревни вводили войска и казаков, которые не давали крестьянам покинуть деревню. Часто не выпускали вообще, обычно, разрешали покидать деревню только тем, у кого был паспорт. Паспорт выдавался на определённый срок местными властями, без него крестьянин считался бродягой и паспорт был далеко не у всех. Человек без паспорта считался бродягой, подвергался телесным наказаниям, тюремному заключению и высылке.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Казаки не дают крестьянам покинуть деревню чтобы пойти с сумой.

Интересно, что любители порассуждать о том, как большевики не выпускали людей из деревень во время «голодомора», скажут про это?

Об этой страшной, но обыденной картине «Росси-которую-мы-потеряли» сейчас старательно забывают.

Поток голодающих был таким, что полиция и казаки не могли его удержать. Для спасения ситуации в 90-х годах 19 века стали применяться продовольственные ссуды – но крестьянин обязан был отдать их с урожая осенью. Если он не отдавал ссуду, то её по принципу круговой поруки «вешали» на деревенскую общину, а дальше как получится – могли разорить подчистую, забрав все как недоимки, могли собрать «всем миром» и отдать долг, могли молить местные власти простить ссуду.

Сейчас мало кто знает, что для того, чтобы получить хлеб, царское правительство принимало жёсткие конфискационные меры – экстренно увеличивало налоги в определенных районах, взыскивало недоимки, а то и просто изымало излишки силовым путём – полицейскими урядниками с отрядами казаков, ОМОНом тех лет. Основная тягота этих конфискационных мер ложилась на бедные слои населения. Сельские богачи обычно откупались взятками.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Урядник с казаками въезжают в деревню в поисках спрятанного зерна.

Крестьяне массово укрывали хлеб. Их пороли, мучали, выбивали хлеб любыми путями. С одной стороны это было жестоко и несправедливо, с другой, помогало спасти от голодной смерти их соседей. Жестокость и несправедливость были в том, что хлеб в государстве был, пусть и в небольшом количестве, но он шёл на экспорт, а с экспорта жировал узкий круг «эффективных собственников».

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Голод в России. В голодающую деревню введены войска. Крестьянка-татарка на коленях умоляет урядника.

«Вместе с весной подходило, собственно, самое трудное время. Свой хлеб, который «обманщики» умели порой скрыть от бдительного ока урядников, от усердных фельдшеров, от «обысков и выемок»,— почти всюду уже окончательно исчез.» [2]

Хлебные ссуды и бесплатные столовые действительно спасли много людей и облегчили страдания, без этого ситуация стала бы просто чудовищной. Но их охват был ограниченным и соврешенно недостаточным. В тех случаях, когда хлебная помощь доходила до голодавших, нередок оказывалось уже поздно. Люди уже умирали или получали непоправимые расстройства здоровья, для лечения которых нужна была квалифицированная врачебная помощь. Но в царской России катастрофически не хватало не то что врачей, даже фельдшеров, не говоря уже лекарствах и средствах борьбы с голодоанием. Ситуация была ужасающей.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Раздача кукурузы голодающим, д. Молвино, неподалёку от Казани

«… на печке сидит мальчик, опухший от голода, с желтым лицом и сознательными, грустными глазами. В избе — чистый хлеб от увеличенной ссуды (улика в глазах недавно еще господствовавшей системы), но теперь, для поправления истощенного организма, уже недостаточно одного, хотя бы и чистого хлеба.»[2]

Быть может Лев Николаевич Толстой и Владимир Галактионович Короленко были писателями, то есть людьми чувствительными и эмоциональными, это было исключением и преувеличивают масштабность явления и в реальности все не так плохо?

Увы, иностранцы, бывшие в России тех лет описывают абсолютно то же самое, если не хуже. Постоянный голод, периодически перемежаемый жестокими голодными морами был страшной обыденностью царской России.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Изба голодающиего крестьянина

Профессор медицины и доктор Эмиль Диллон жил в России с 1877 по 1914 год, работал профессором в нескольких российских университетах, много путешествовал по всем регионам России хорошо видел ситуацию на всех уровнях на всех уровнях — от министров до бедных крестьян. Это честный ученый, совершенно незаинтересованный в искажении реальности.

Вот как он описывает жизнь среднего крестьянина царских времён: «Российский крестьянин … ложится спать в шесть или пять часов вечера зимой, потому что не может тратить деньги на покупку керосина для лампы. У него нет мяса, яиц, масла, молока, часто нет капусты, он живет главным образом на черном хлебе и картофеле. Живет? Он умирает от голода из-за их недостаточного количества.» [3]

Ученый-химик и агроном А.Н.Энгельгардт, жил работал в деревне и оставил классическое фундаментальное исследование реальности русского села — «Письма из деревни»:

«Тому, кто знает деревню, кто знает положение и быт крестьян, тому не нужны статистические данные и вычисления, чтобы знать, что мы продаем хлеб за границу не от избытка… В человеке из интеллигентного класса такое сомнение понятно, потому что просто не верится, как это так люди живут, не евши. А между тем это действительно так. Не то, чтобы совсем не евши были, а недоедают, живут впроголодь, питаются всякой дрянью. Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не будут есть всякую дрянь… У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку – соси».[4]

Как-то очень сильно расходится с пасторальным раем не так ли?

Быть может в начале века 20 века всё наладилось, как твердят сейчас некоторые «патриоты царской России». Увы, это совершенно не так.

Согласно наблюдениям Короленко, человека, занимавшегося помощь голодающим, в 1907 году ситуация в деревне не только не изменилась, напротив, стала заметно хуже:

«Теперь (1906—7 год) в голодающих местностях отцы продают дочерей торговцам живого товара. Прогресс русского голода очевидный». [2]

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Голод в России. Крыши разобраны чтобы соломой кормить скотину

«Волна переселенческого движения быстро растет с приближением весны. Челябинским переселенческим управлением зарегистрировано за февраль 20 000 ходоков, большинство из голодающих губерний. Среди переселенцев распространены сыпной тиф, оспа, дифтерит. Медицинская помощь недостаточна. Столовых от Пензы до Манчжурии только шесть». Газета «Русское слово» от 30 (17) марта 1907 года [5]

- Имеются в виду именно голодные переселенцы, то есть беженцы от голода, которые описывались выше. Совершенно очевидно, что голод в России фактически не прекращался и, к слову, Ленин, когда он писал о том, что при Советской Власти крестьянин впервые поел хлеба досыта – нисколько не преувеличивал.

В 1913 был наибольший урожай в истории дореволюционной России, но голод был всё равно. Особенно жестоким он был в Якутии и прилегающих территориях, где он так и не прекращался с 1911г. Местные и центральные власти практически никак не заинтересовались проблемами помощи голодающим. Ряд селений вымер полностью. [6]

А есть ли научные статистические данные тех лет? Да, есть, они суммировались и о голоде открыто писали даже в энциклопедиях.

«После голода 1891 г., охватывающего громадный район в 29 губерний, нижнее Поволжье постоянно страдает от голода: в течение XX в. Самарская губерния голодала 8 раз, Саратовская 9. За последние тридцать лет наиболее крупные голодовки относятся к 1880 г. (Нижнее Поволжье, часть приозерных и новороссийских губерний) и к 1885 г. (Новороссия и часть нечернозёмных губерний от Калуги до Пскова); затем вслед за голодом 1891 г. наступил голод 1892 г. в центральных и юго-восточных губерниях, голодовки 1897 и 98 гг. приблизительно в том же районе; в XX в. голод 1901 г. в 17 губерниях центра, юга и востока, голодовка 1905 г. (22 губернии, в том числе четыре нечернозёмных, Псковская, Новгородская, Витебская, Костромская), открывающая собой целый ряд голодовок: 1906, 1907, 1908 и 1911 гг. (по преимуществу восточные, центральные губернии, Новороссия)»[7]

Обратите внимание на источник – явно не ЦК партии большевиков. Так вот обыденно и флегматично энциклопедический словарь рассказывает о всем известном в России событии - регулярном голоде. Голод раз в 5 лет был обыденным явлением. Причём, прямо говорится о том, что народ в России голодал и в начале XXв., то есть речи нет о том, что проблема постоянного голода был решена царским правительством.

«Хруст французской булки», говорите? Вы хотели бы вернуться в такую Россию, уважаемый читатель?

Кстати, а откуда хлеб на ссуды в голод? Дело в том, что хлеб в государстве был, но его в огромных количествах вывозили за рубеж на продажу. Картина была омерзительной и сюрреалистической. Американские благотворительные общества посылали в голодающие районы России хлеб. Но вывоз хлеба, отобранного у голодавших крестьян, не останавливался.

Людоедское выражение «Недоедим, но вывезем» принадлежит министру финансов правительства Александра Третьего, Вышнеградскому, кстати, крупному математику. Когда директор департамента неокладных сборов А. С. Ермолов вручил Вышнеградскому докладную записку, в которой писал о «страшном признаке голода», то интеллигентый математик тогда в ответ и и заявил. Причем повтораял потом не раз.

Естественно, получалось так, что недоедали одни, а вывозили и получали золото от экспорта – совсем другие. Голод при Александре Третьем стал совершенной обыденностью, ситуация стала заметно хуже, чем при его отце – «царе-освободителе.» Зато Россия стала интенсивно вывозить хлеб, которого не хватало своим крестьянам.

Это так и называли, ничуть не стесняясь — «голодный экспорт». В смысле, голодный для крестьян. Причём придумала всё это вовсе не большевистская пропаганда. Это была страшная реальность царской России.

Вывоз продолжался даже когда в результате неурожая чистый душевой сбор составил около 14 пудов при критическом уровне голода для России – 19,2 пуда. В 1891-92 голодало свыше 30 миллионов человек. По официальным резко заниженным данным тогда погибло 400 тысяч человек, современные источники считают, что умерло более полумиллиона человек, с учетом плохого учета инородцев смертность может быть существенно больше. Зато «недоели, но вывезли.»

Хлебные монополисты отлично осознавали, что их действия приводят к страшному голоду и гибели сотен тысяч людей. Им было на это плевать.

«Александра III раздражали упоминания о «голоде», как слове, выдуманном теми, кому жрать нечего. Он высочайше повелел заменить слово «голод» словом «недород». Главное управление по делам печати разослало незамедлительно строгий циркуляр».- писал известный адвокат-кадет и противник большевиков Грузенберг. К слову, за нарушение циркуляра можно было совершенно не в шутку сесть в тюрьму. Прецеденты были. [9]

При его царственном сыне Николае-2 запрет смягчили, но когда ему говорили про голод в Росии, он сильно возмущался и требовал ни в коем случае не слышать «про это когда оне изволиле обедать.» Правда у большинства народа, которого угораздило иметь такого, прости господи, правителя с обедами дела обстояли не столь удачно и слово «голод» они знали не по рассказам:

«Крестьянская семья, где душевой доход был ниже 150 рублей (среднего уровня и ниже) систематически должна была сталкиваться с голодом. Исходя из этого можно заключить, что периодический голод был в значительной степени типичен для большинства крестьянского населения.» [10]

К слову, среднедушевой доход в те годы составлял 102 рубля [11]. Хорошо ли себе представляют современные радетели царской России, что означают в реальности такие сухие академические строчки?

«Систематически сталкиваться»…

«При среднем потреблении, близком к минимальной норме, в силу статистического разброса потребление половины населения оказывается меньше среднего и меньше нормы. И хотя по объёмам производства страна была более-менее обеспечена хлебом, политика форсирования вывоза приводила к тому, что среднее потребление балансировало на уровне голодного минимума и примерно половина населения жила в условиях постоянного недоедания…» [12]

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Подпись под фотографиями: Голод в Сибири. Фотогр. снимки с натуры, сделанные в Омске 21 июля 1911 года членом Гос. Думы Дзюбинским.

Первая фотография: Семья вдовы кр. д. Пуховой, Курган. у., В. Ф. Рухловой, идущей «на урожай». В запряжке жеребенок по второму году и два мальчика на пристяжке. Сзади — старший сын, упавший от истощения.

Вторая фотография: Кр. Тобол. губ., Тюкалин. у., Камышинской вол., д. Караульной, М. С. Баженов с семьей, идущий «на урожай». Источник: ЖУРНАЛ «ИСКРЫ», ГОД ОДИННАДЦАТЫЙ, при газете «Русское Слово». № 37, Воскресенье, 25 сентября 1911г.

Причем это все постоянный, «фоновый» голод, всякие царь-голоды, моры, недороды – это дополнительно.

Из-за крайне отсталых агротехнологий рост населения «съедал» рост производительности труда в сельском хозяйстве, страна уверенно попала в петлю «черного тупика», из которого не могла выбраться при исчерпавшей себя системе государственного управления типа «романовский царизм».

Минимальный физиологический минимум для прокормления России: не менее 19,2 пуда на душу населения (15,3 пуда — людям, 3,9 пуда — минимальный корм скоту и птице). Это же число было нормативом для рассчетов Госплана СССР начала 1920-х годов. То есть при Советской Власти планировалось, что у среднего крестьянина должно был оставаться не менее этого количества хлеба. Царскую власть такие вопросы мало волновали.

Несмотря на то, с начала ХХ века среднее потребление в Российской Империи составило, наконец-то, критические 19,2 пуда на человека, но одновременно в ряде районов рост потребления зерновых происходил на фоне падения потребления других продуктов.

Даже это достижение (минимум физического выживания) было неоднозначным – по подсчетам с 1888 по 1913 год среднедушевое потребление в стране сократилось по меньшей мере на 200 ккал.[10]

Эта негативная динамика подтверждаются наблюдениями не просто «незаинтересованных исследователей» — ярых сторонников царизма.

Так один из инициаторов создания монархической организации «Всероссийский национальный союз» Михаил Осипович Меньшиков писал в 1909 году:

«С каждым годом армия русская становится всё более хворой и физически неспособной…Из трёх парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы… Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, — вот причины физического истощения…Сказать страшно, какие лишения до службы претерпевает иногда новобранец. Около 40 проц. новобранцев почти в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу. На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чём многие не имеют уже понятия в деревне…»[13]. Точно такие же данные дал привел главнокомандующий генерал В.Гурко – по призыву с 1871 по 1901 г., сообщив, что 40% крестьянских парней впервые в жизни пробуют мясо в армии.

То есть даже ярые, фанатичные сторонники царского режима признают то, что питание среднего крестьянина было очень плохим, что приводило к массовым заболеванием и истощению.

«Западное сельскохозяйственное население в основном потребляло высококалорийные продукты животного происхождения, российский крестьянин удовлетворял свою потребность в пище с помощью хлеба и картофеля с меньшей калорийностью. Потребление мяса необыкновенно мало. Кроме малой энергетической ценности подобного питания…потребление большой массы растительной пиши, компенсирующей нехватку животной, влечет за собой тяжелые желудочные заболевания»[10].

Голод приводил к тяжёлым массовым болезням и жестоким эпидемиям. [14] Даже по дореволюционным исследованиям официального органа (отдела Министерства Внутренних Дел Российской Империи) ситуация выглядит просто ужасающей и позорной. [15] В исследовании приведен показатель смертности на 100 тыс. чел. по таким болезным: в европейских странах и отдельных самоуправляемых территориях (например, Венгрия) в составе стран.

По смертности по всем шести основным инфекционным болезням (оспа, корь, скарлатина, дифтерия, коклюш, тиф) прочно, с колоссальным отрывом в разы лидировала Россия.
1. Россия – 527,7 чел.
2. Венгрия – 200,6 чел.
3. Австрия – 152,4 чел.

Наименьшая суммарная смертность по основным болезням — Норвегия – 50,6 чел. Более чем в 10 раз меньше чем в России!

Смертность по болезням:

Скарлатина: 1-е место – Россия – 134,8 чел., 2-е место – Венгрия – 52,4 чел. 3-е место – Румыния – 52,3 чел.

Даже в Румынии и неблагополучной Венгрии смертность в два с лишним раза меньше, чем в России. Для сравнения, наименьшая смертность от скарлатины была в Ирландии – 2,8 чел.

Корь: 1. Россия – 106,2 чел. 2-е Испания – 45 чел. 3-е Венгрия – 43,5 чел. Наименьшая смертность от кори Норвегия – 6 чел, в нищей Румынии – 13 чел. Опять разрыв с ближайшим соседом в списке – более чем в два раза.

Тиф: 1. Россия – 91,0 чел. 2. Италия – 28,4 чел. 3. Венгрия – 28,0 чел. Наименьшая в Европе — Норвегия – 4 чел. Под тиф, кстати, в России-которую-мы-потеряли списывали потери от голода. Так рекомендовалось делать врачам – списывать голодный тиф (поражение кишечника при голодании и сопутствующих заболеваниях) как инфекционный. Об этом вполне открыто писали в газетах. В общем, разрыв с ближайшим соседом по несчастью – почти 4 раза. Кто-то, кажется, говорил,что большевики подделывали статистику? Ну-ну. А вот тут хоть подделывай, хоть нет – уровень нищей африканской страны.

Уже неудивительно, что далее картина практически такая же.

Коклюш: 1.Россия – 80,9 чел. 2. Шотландия – 43,3 чел. 3. Австрия – 38,4 чел.

Оспа: 1. Россия – 50,8 чел. 2. Испания – 17,4 чел. 3.Италия – 1,4 чел. Разница с весьма небогатой и отсталой аграрной Испанией – практически 3 раза. Про лидеров в ликвидации этой болезни даже лучше не вспоминать. Нищая, притесняемая англичанами Ирландия, откуда народ тысячами бежал за океан — 0,03 чел. Про Швецию даже неприлично говорить 0,01 человек на 100 тысяч, то есть один из 10 миллионов. Разница более чем в 5000 раз.

Единственно в чём разрыв не столь ужасен, всего чуть более полутора раз – дифтерия: 1. Россия – 64,0 чел. 2. Венгрия – 39,8 чел. 3-е место по смертности – Австрия – 31,4 чел. Мировой лидер богатства и индустриализации, только недавно избавившаяся от турецого ига Румыния – 5,8 чел.

«Дети питаются хуже, чем телята у хозяина, имеющего хороший скот. Смертность детей куда больше, чем смертность телят, и если бы у хозяина, имеющего хороший скот, смертность телят была так же велика, как смертность детей у мужика, то хозяйничать было бы невозможно…. Если бы матери питались лучше, если бы наша пшеница, которую ест немец, оставалась дома, то и дети росли бы лучше и не было бы такой смертности, не свирепствовали бы все эти тифы, скарлатины, дифтериты. Продавая немцу нашу пшеницу, мы продаём кровь нашу, то есть мужицких детей»[16].

Несложно посчитать, что в Российской Империи только из-за повышенной заболеваемости от голода, отвратительно поставленной медицины и гигиены, просто так, между прочим ни за понюшку табаку умирало в года примерно четверть миллиона человек. Это результат именно бездарного и безответственного государственного управления России. И это только в случае, если бы удалось улучшить ситуацию до уровня самой неблагополучной страны «классической» Европы в этом отношении — Венгрии. Если сократить разрыв до уровня среднеевропейской страны, только это спасло бы примерно полмиллиона жизней в год. За все 33 года правления Сталина в СССР, раздираемым последствиями Гражданской, жестокой классовой борьбой в обществе, несколькими войнами и их последствиями было приговорено к расстрелу по максимуму 800 тысяч человек (приведено в исполнение существенно меньше, но пусть так). Так вот это число запросто перекрывается всего 3-4 годами повышенной смертности в «России-которую-мы-потеряли.»

Даже самые ярые сторонники монархии не говорили, просто кричали о вырождении русского народа.

«Население, существующее впроголодь, а часто и просто голодающее, не может дать крепких детей, особенно если к этому прибавить те неблагоприятные условия, в каких, помимо недостатка питания, находится женщина в период беременности и вслед за нею»[17].

«Перестанемте, господа, обманывать себя и хитрить с действительностью! Неужели такие чисто зоологические обстоятельства, как недостаток питания, одежды, топлива и элементарной культуры у русского простонародья ничего не значат? Но они отражаются крайне выразительно на захудании человеческого типа в Великороссии, Белоруссии и Малороссии. Именно зоологическая единица — русский человек во множестве мест охвачен измельчанием и вырождением, которое заставило на нашей памяти дважды понижать норму при приёме новобранцев на службу. Еще сто с небольшим лет назад самая высокорослая армия в Европе (суворовские “чудо-богатыри”), — теперешняя русская армия уже самая низкорослая, и ужасающий процент рекрутов приходится браковать для службы. Неужели этот “зоологический” факт ничего не значит? Неужели ничего не значит наша постыдная, нигде в свете не встречаемая детская смертность, при которой огромное большинство живой народной массы не доживает до трети человеческого века?»[18]

Даже если подвергать сомнению результаты этих расчетов, очевидно, что динамика изменений питания и производительности труда в сельском хозяйстве царской России (а это составляло подавляющее большинство населения страны) были совершенно недостаточны для быстрого развития страны и проведения современной индустриализации – при массовом уходе рабочих рук на заводы их было бы нечем кормить в условиях царской России.

Может быть это была общая картина для того времени и так было везде? А как обстояли в начале XXвека дела с питанием у геополитических оппонентов Российской Империи? Примерно вот так, данные по Нефедову [12]:

Французы, например, потребляли в 1,6 раз больше зерна, чем русские крестьяне. И это в климате, где растет виноград и пальмы. Если в числовом измерении француз съедал 33,6 пуда зерна в год, производя 30,4 пуда и импортируя ещё 3,2 пуда на человека. Немец потреблял 27,8 пуда, производя 24,2, лишь только в неблагополучной Австро-Венгрии, доживавшей последние годы потребление зерновых составляло 23,8 пуда на душу.

Мяса русский крестьянин потреблял в 2 раза меньше, чем в Дании и в 7-8 раз меньше, чем во Франции. Молока русский крестьян выпивал в 2,5 раза меньше, чем датчанин и в 1,3 раза меньше, чем француз.

Яйиц русский крестьянин съедал в аж 2,7 (!) г в день, в то время датский крестьянин – 30 г, а французский — 70,2 г в день.

Кстати, десятки кур у русских крестьян появились только после Октябрьской Революции и Коллективизации. До этого кормить кур зерном, которого не хватает твоим детям было слишком экстравагантно. Поэтому все исследователи и современники говорят одно и то же – русские крестьяне были вынуждены набивать живот всякой дрянью – отрубями, лебедой, желудями, корой, даже опилками, чтобы муки голода были не так мучительны. По сути, это было не земледельческое, а общество, занимающееся земледелием и собирательством. Примерно как в не самых развитых обществах бронзового века. Разница с развитыми европейскими странами была просто убийственной.

«Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не станут есть всякую дрянь. Лучшую, чистую рожь мы пережигаем на вино, а самую что ни на есть плохую рожь, с пухом, костерем, сивцом и всяким отбоем, получаемым при очистке ржи для винокурен — вот это ест уж мужик. Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он ещё недоедает. …от плохой пищи народ худеет, болеет, ребята растут туже, совершенно подобно тому, как бывает с дурносодержимым скотом…»

Что означает в реальности это академическое сухое выражение: «потребление половины населения оказывается меньше среднего и меньше нормы» и «половина населения жила в условиях постоянного недоедания», вот это: Голод. Дистрофия. Каждый четвёртый ребёнок, не доживший даже до года. Угасающие на глазах дети.

Особенно тяжело было детям. В случае голода рациональнее всего для популяции оставить необходимое питание для работников, сократив его иждивенцам, в число которых, очевидно, входят дети, неспособные работать.

Как откровенно пишут исследователи: «У детей всех возрастов, у которых при любых условиях наблюдается систематический дефицит калорий».[10]

«В конце XIX века в России до 5-летнего возраста доживало всего 550 из 1000 родившихся детей, тогда как в большинстве западноевропейских стран — более 700.Перед Революцией ситуация несколько улучшилась – умирало «всего лишь» 400 детей из 1000.» [19]

При средней рождаемости 7,3 ребёнка на женщину (семью) не было почти ни одной семьи, в которой не умерло бы несколько детей. Что не могло не отложиться в национальной психологии.

Постоянный голод оказывал очень сильное влияние на социальную психологию крестьянства. В том числе, – на реальное отношение к детям. Л.Н. Липеровский во время голода 1912 года в Поволжье занимался организацией продовольственной и медицинской помощью населению, свидетельствует: «В селе Ивановке есть одна очень симпатичная, большая и дружная крестьянская семья; все дети этой семьи чрезвычайно красивы; как-то я зашел к ними в глинушку; в люльке кричал ребенок и мать с такою силою раскачивала люльку, что та подбрасывалась до потолка; я рассказал матери, какой от такого качания может быть вред для ребенка. «Да пусть бы Господь прибрал хоть одного-то… И все же это одна из хороших и добрых женщин в селе» [20].

«С 5 до 10 лет российская смертность примерно в 2 раза выше европейской, а до 5 лет – выше на порядок…Смертность детей старше одного года также в несколько раз превосходит европейскую»[15].

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Подпись под фотографией: Аксютка, утоляя голод, жует белую огнеупорную глину, имеющую сладковатый вкус. (с. Патровка, Бузулук. у.)

За 1880-1916 гг. Избыточная смертность детей по сравнению со составляла более миллиона детей в год. То есть с 1890 под 1914 год только по причине бездарного государственного управления в России умерло ни за понюшку табаку примерно 25 миллионов детей. Это население Польши тех лет, если бы она вымерла полностью. Если добавить к ним взрослое население, не дожившее до среднестатистического уровня, то общие числа будут просто ужасающими.

Это результат управления царизма в «России-которую-мы-потеряли.»

К концу 1913 года основные показатели общественного благополучия, качества питания и медицины – средняя продолжительность жизни и младенческая смертность в России находились на африканском уровне. Средняя продолжительность жизни 1913 году — 32,9 года Мельянцев В.А. Восток и Запад во втором тысячелетии:экономика, история и со­временность. — М., 1996. В то время как в Англии – 52 года, Франции – 50 лет, Германии – 49 лет, среднеевропейская – 49 лет. [21]

По этому важнейшему показателю качества жизни в государстве Россия находилась на уровне западных стран где-то начала-середины 18 века, отставая от них примерно на два столетия.

Даже быстрый экономический рост между 1880 и 1913 гг. на не сократил этого отставания. Прогресс в увеличении продолжительности жизни был очень медленным – в России в 1883 – 27,5 лет, в 1900 году — 30 лет. Это показывает эффективность общественного строя в целом – сельского хозяйства, экономики, медицины, культуры, науки, политического устройства. Но этот медленный рост связанный с увеличением грамотности населения и распространением простейших санитарных знаний [12] привёл к росту населения и, как следствие, уменьшение земельных участков и увеличение количества «ртов». Возникала крайне опасная нестабильная ситуация из которой не было выхода без кардинального переустройства общественных отношений.

Однако даже такая невеликая продолжительнсть жизни это относится только к самым лучшим годам, в годы массовых эпидемий и голодовок продолжительность жизни была ещё меньше в 1906, 1909-1911 гг, как с говорят даже ангажированные исследователи продолжительность жизни «у женщин не опустилась ниже 30, а у мужчин — ниже 28 лет». [22] Что тут сказать, какой повод для гордости – средняя продолжительность жизни 29 лет в 1909-1911 годах.

Кардинально улучшила ситуацию только Советская Власть. Так всего лишь через 5 лет после Гражданской войны средняя продолжительности жизни в РСФСР составила 44 года. [23] . В то время как во время войны 1917 она составляла 32 года, а в годы Гражданской — примерно 20 лет.

Советская Власть даже без учета Гражданской войны совершила прогресс по сравнению с лучшим годом царской России, прибавив за 5 лет более 11 лет жизни на человека, в то время как царская Россия за то же время в годы наибольшего прогресса – всего 2,5 года за 13 лет. По самому несправедливому подсчету.

Интересно посмотреть, как Россия, голодая сама, «кормила всю Европу», как нас пытаются убедить некоторые своеобразные граждане. Картина «кормления Европы» выглядит следующим образом:

При исключительном стечении погодных условий и самом высоком для царской России урожае 1913 года Российская Империя вывезла 530 млн пудов всех зерновых, что составило 6,3% потребления европейских стран (8,34 млрд. пудов). [24] То есть речи не может быть о том, что Россия кормила не то что Европу, но и даже пол-Европы. [25]

Импорт зерна вообще весьма характерен для развитых индустриальных европейских стран – они занимаются этим с конца 19 века и нисколько не стестняются. Но почему-то даже речи нет о неэффективности и сельского хозяйства на Западе. Почему это происходит? Очень просто – добавленная стоимость индустриальной продукции существенно выше, чем добавленная стоимость сельскохозяйственной продукции. При монополии же на какую-либо промышленную продукцию позиция производителя становится вообще исключительной – если кому-то нужны, например, пулемёты, катера, самолёты или телеграф, а их ни у кого нет, кроме как у тебя – то можно накрутить просто бешеную норму прибыли, ведь если у кого подобных крайне необходимых в современном мире вещей нет – то их нет, речи о том, что это быстро сделать самому нет. А пшеницу можно произвести хоть в Англии, хоть в Китае, хоть в Египте, от этого ее питательные свойства мало изменятся. Не купит западный капитались пшеницу в Египте, нет проблем – купит в Аргентине.

Поэтому при выборе, что выгоднее производить и экспортировать – современную промышленную продукцию или зерно, намного выгоднее производить и экспортировать промышленную продукцию, если, конечно, умеешь её производить. Если не умеешь и нужна иностранная валюта, то только и остаётся экспортировать зерно и сырьё. Чем и занималась царская Россия и занимается постсоветская ЭрЭф, разрушившая свою современную промышленность. Просто-напросто квалифицированные рабочие руки дают в современной промышленности намного большую норму прибыли. А если нужно зерно для того, чтобы кормить птицу или скот – его можно и докупить, вывезя, например, дорогостоящие машины. Зерно умеют производить очень многи, а вот современную технику – далеко не все и конкуренция несравненно меньше.

Поэтому Россия была вынуждена вывозить зерно на индустриальный Запад чтобы получить валюту. Однако, с течением времени Россия явно утрачивала свои позиции экспортёра зерновых.

С начала 90-х годов 19 века быстро развивающиеся и использующие новые технологии сельского хозяйства Соединённые Штаты Америки уверенно вытеснили Россию с места главного экспортёра пшеницы в мире. Очень быстро разрыв стал таким, что Россия наверстать потерянное уже в принципе не могла – 41,5% рынка прочно держали американцы, доля России опустилась до 30,5.%

Всё это при том, что население США в те годы составляло менее 60% от российского – 99 против 171 млн в России (без Финляндии). [25]

Даже суммарное население США, Канады и Аргентины было всего 114 млн — 2/3 от населения Российской Империи. Вопреки широко распространённому последнее время заблуждению, в 1913 году Россия не превосходила эти три страны в совокупности по производству пшеницы (что было бы неудивительно имея в полтора раза большеем населении, занятом, в основном в сельском хозяйстве), а уступала им, а по общему сбору зерновых уступала даже США. [26] И это несмотря на то, что тогда как в сельскохозяйственном производстве Российской Империи было занято почти 80% населения страны из которых производительным трудом было занято, как минимум 60-70 миллионов человек, а в США – всего около 9 миллионов. США и Канада были во главе научно-технической революции в сельском хозяйстве, широко применяя химические удобрения, современные машины и новые, грамотный севооборот и высокопродуктивные сорта зерновых и уверенно выдавливали Россию с рынка.

По сбору зерна на душу населения Соединённые Штаты опережали царскую Россию в два, Аргентина — в три, Канада — в четыре раза. [24,25] В реальности ситуация обстояла очень печально и положение России всё ухудшалось – она всё более отставала от мирового уровня.

Кстати, стали уменьшать вывоз хлеба и США, но по другой причине – перед Первой Мировой у них шло быстрое развитие более выгодного индустриального производства и при небольшом населении (менее 100 миллионов) рабочие руки стали перемещаться в промышленность.

Активно стала развивать современные аграрные технологии и Аргентина, быстро выдавливая с зернового рынка Россию. Россия, «которая кормила всю Европу» экспортировала зерновых и хлеба в целом практически столько же, сколько Аргентина, хотя население Аргентины было в 21,4 раза меньше, чем население Российской Империи!

США вывозила большое количество качественной пшеничной муки, а Россия, как обычно – зерно. Увы, ситуация была такой же, как и с вывозом необработанного сырья.

Вскоре Германия вытеснила Россию с казавшегося незыблемым первого места экспортёра традиционно главной хлебной культуры России – ржи. Но в целом, по общей сумме вывезенных «классических пяти зерновых» Россия продолжала держать первое место в мире (22,1%). Хотя ни о каком безоговорочном господстве речи уже не было и было ясно, что годы России в качестве крупнейшего мирового экспортёра зерновых уже сочтены и скоро уйдут безвозвратно. Так доля рынка Аргентины уже составляла 21,3%. [26]

Царская Россия отставала в сельском хозяйстве от своих конкурентов всё больше и больше.

А теперь о том, каким образом Россия боролась за свою долю на рынке. Высоким качеством зерна? Надёжностью и стабильностью поставок? Ничуть – очень низкой ценой.

Аграрный экономист-эмигрант П. И. Лященко в 1927 году писал в своей работе посвященной хлебному экспорту России конца 19-начала 20 века: «Русский хлеб не брали наиболее хорошие и дорогие покупатели. Американскому чистому и высокосортному зерну однообразно высоких стандартов, американской строгой организованности торговли, выдержке в снабжении и ценах русские экспортеры противопоставляли зерно засоренное (часто с прямым злоупотреблением), разносортное, не соответствующее торговым образцам, выбрасываемое на внешний рынок без всякой системы и выдержки в моменты наименее благоприятной конъюнктуры, часто в виде товара, непроданного и лишь в пути ищущего покупателя». [26]

Поэтому и приходилось российским купцам играть на близости рынка, ценовых полшлинах и т.д. В Германии, например, российское зерно продавалось дешевле мировых цен: пшеница на 7-8 коп., рожь на 6-7 коп., овес на 3-4 коп. за пуд. - там же

Вот такие они, «прекрасные русские купцы» — «прекрасные предприниматели», нечего сказать. Оказывается, что они были неспособны ни организовать очистку зерна, ни стабильности поставок, не могли определить конъюнктуру рынка. Зато в смысле отжать зерна у крестьянских детей они были экспертами.

А куда, интересно, шли доходы от продажи русского хлеба?

За типичный 1907 год доход от продажи хлеба за рубеж составил 431 миллион рублей. Из них на предметы роскоши для аристократии и помещиков было потрачено 180 миллионов. Ещё 140 миллионов хрустевшие французскими булками русские дворяне оставили за границей – потратили на курортах Баден-Бадена, прокутили во Франции, проиграли в казино, накупили недвижимости в «цивилизованной Европе». На модернизацию России эффективные собственники потратили аж одную шестую дохода (58 миллионов руб) [12] от продажи зерна, выбитого у голодающих крестьян.

В переводе на русский это означает, что у голодающего крестьянина «эффективные менеджеры» забирали хлеб, вывозили за границу, а полученные за человеческие жизни золотые рубли пропивали в парижских кабаках и продували в казино. Именно для обеспечения прибылей таких кровососов умирали от голода русские дети.

Вопрос, мог ли царский режим провести необходимую России быструю индустриализацию с такой системой управления тут даже не имеет смысла ставить – об этом не может быть и речи. Это, по сути, приговор всей общественно-экономической политике царизма, а не только аграрной.

Каким же образом удавалось выкачивать продовольствие из недоедающей страны? Основными поставщиками товарного хлеба являлись крупные помещичьи и кулацкие хозяйства, державшиеся за счёт дешёвого наёмного труда малоземельных крестьян, вынужденных за гроши наниматься в работники.

Экспорт привел к вытеснению традиционных для России зерновых культур культурами, пользовавшимися спросом за границей. Это классический признак страны третьего мира. Точно так же во всяких «банановых республиках» все лучшие земли поделены между западными корпорациями и местными компрадорами-латифундистами, за бесценок производящими путём жесточайшей эксплуатации нищего населения дешёвые бананы и прочие тропические продукты, которые потом вывозятся на Запад. А местным жителям для производства просто не хватает хорошей земли.

Отчаянная ситуация с голодом в Российской Империи была совершенно очевидной. Это сейчас находятся своеобразные господа, объясняющие всем, как, оказывается, было хорошо жить в царской России.

Иван Солоневич, ярый монархист и антисоветчик так охарктеризовал ситуацию в Российской Империи перед Революцией:

«Факт чрезвычайной экономической отсталости России по сравнению с остальным культурным миром не подлежит никакому сомнению. По цифрам 1912 года народный доход на душу населения составлял: в САСШ (США – П.К.) 720 рублей (в золотом довоенном исчислении), в Англии — 500, в Германии — 300, в Италии — 230 и в России — 110. Итак, средний русский ещё до Первой мировой войны был почти в семь раз беднее среднего американца и больше чем в два раза беднее среднего итальянца. Даже хлеб — основное наше богатство — был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия — 27 пудов, а САСШ — целых 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6 пуда, включая всё это и на корм скоту.(Солоневич пользуется несколько завышенными данными – П.К.) Нужно при этом принять во внимание, что в пищевом рационе России хлеб занимал такое место, как нигде в других странах не занимал. В богатых странах мира, как САСШ, Англия, Германия и Франция, хлеб вытеснялся мясными и молочными продуктами и рыбой — в свежем и консервированном виде…» [27]

С. Ю. Витте в 1899 году на совещании министров подчеркивал: «Если сравнивать потребление у нас и в Европе, то средний размер его на душу составит в России чет­вертую или пятую часть того, что в других странах признается необходимым для обычного существования» [28]

Вот слова не кого-нибудь, министра земледелия 1915–1916 гг. А. Н. Наумова, весьма реакционного монархиста, а вовсе не большевика и революционера: «Россия фактически не вылезает из состояния голода то в одной, то в другой губернии, как до войны так и во время войны».[29] А дальше у него же следует: «Процветают спекуляция хлебом, хищничество, взяточничество; комиссионеры, поставляющие зерно, наживают состояние, не отходя от телефона. И на фоне полной нищеты одних — безумная роскошь других. В двух шагах от конвульсий голодной смерти — оргии пресыщения. Вокруг усадеб власть имущих вымирают селения. Они же тем временем заняты постройкой новых вилл и дворцов.»

Кроме «голодного» компрадорского экспорта у постоянного голода в Российской Империи были ещё две серьёзных причины — одна из самых низких в мире урожайность большинства культур [12], вызванная спецификой климата, крайне отсталые аграрные технологии [30], приводящие к тому, что при формально большой площади земель, земли, доступной для обработки допотопными технологиями за очень короткий срок русской посевной было крайне недостаточно и ситуация только ухудшалась с ростом населения. В результате в Российской Империи повальной бедой было малоземелье – очень маленький размер крестьянского надела.

К началу ХХ века ситуация в деревне Российской Империи стала приобретать характер критической.

Так, просто для примера, по Тверской губ. 58% крестьян имели надел, как это изящно называют буржуазные экономисты – «ниже прожиточного минимума». Хорошо ли сторонники России-которую-мы-потеряли понимают, что это означает в реальности?

«Загляните в любую деревню, какая там царит голодная и холодная нищета. Крестьяне живут чуть ли не совместно со скотом, в одном жилом помещении. Какие у них наделы? Живут они на 1 десятине, на 1/2 десятине, на 1/3 десятине, и с такого малого клочка приходится воспитывать 5, 6 и даже 7 душ семейства…» Заседание Думы 1906 [31] волынский крестьянин — Данилюк

В начале ХХ века социальная ситуация на селе кардинально изменилась. Если до этого даже во времена жестокого голода 1891-92 гг практически не было никакого протеста — тёмные, забитые, повально неграмотные, оболванненые церковниками крестьяне покорно выбирали суму и принимали голодную смерть, а число крестьянских выступлений было просто ничтожным — 57 единичных выступлений в 90-е годы 19 века, то уже к 1902 начались массовые крестьянские выступления. Их характерной особенностью было то, что стоило выступить с протестом крестьянам одной деревни, как тут же вспыхивали несколько ближайших деревень. [32] Это показывает очень высокий уровень социального напряжения в русской деревне.

Ситуация продолжала ухудшаться, аграрное население росло, а жестокие столыпинские реформы привели к разорению большой массы крестьян, которым стало нечего терять, полная безысходность и бесперспективность их существования, не в последнюю очередь это было связано с постепенным распространением грамотности и деятельностью революционеров-просветителей, а также заметного ослабления влияния церковников в связи с постепенным развитием просвещения.

Крестьяне отчаянно пытались достучаться до правительства, пытаясь рассказать о своей жестокой и беспросветной жизни. Крестьяне они более не были бессловесными жертвами. Начались массовые выступления, самозахваты помещичьих земель и инвентаря и т.д.Причём помещиков не трогали, в их дома, как правило, не заходили.

Материалы судов, крестьянские наказы и обращения показывают крайнюю степень отчаяния народа в «богоспасаемой России». Из материалов одного из первых судов:

«…Когда потерпевший Фесенко обратился к толпе, пришедшей его грабить, с вопросом, за что они хотят его разорить, обвиняемый Зайцев сказал «У тебя одного 100 десятин, а у нас по 1 десятине* на семью. Попробовал бы ты прожить на одну десятину земли…»

обвиняемый… Киян: «Позвольте рассказать вам о нашей мужичьей, несчастной жизни. У меня отец и 6 малолетних (без матери) детей и надо жить с усадьбой в 3/4 десятины и 1/4 десятины полевой земли. За пастьбу коровы мы платим… 12 руб., а за десятину под хлеб надо работать 3 десятины уборки. Жить нам так нельэя, — продолжал Киян. — Мы в петле. Что же нам делать? Обращались мы, мужики, всюду… нигде нас не принимают, нигде нам нет помощи»; [32]

Ситуация стала развиваться по нарастающей и к 1905 году массовые выступления захватили уже половину губерний страны. Всего за 1905 г. было зарегистрировано 3228 крестьянских выступлений. В стране открыто говорили о крестьянской войне против помещиков.

«В ряде мест осенью 1905 г. крестьянская община присваивала себе всю власть и даже объявляла о полном неподчинении государству. Наиболее ярким примером может служить Марковская республика в Волоколамском уезде Московской губернии, просуществовавшая с 31 октября 1905 г. по 16 июля 1906 г.»[32]

Для царского правительства все это оказалось большим сюрпризом – терпели крестьяне, покорно голодая десятилетиями, терпели и тут на тебе. Стоит подчеркнуть, что выступления крестьян были, в абсолютном большинстве мирными, они принципиально никого не убивали и не колечили. Максимум – могли побить приказчиков и помещика. Но после массовых карательных операций усадьбы стали жечь, но все равно всеми силами старались не дущегубствовать. Перепуганное и озлобленное царское правительство начало жестокие карательные операции против своего народа.

«Кровь лилась тогда исключительно одной стороной — лилась кровь крестьян при проведении карательных акций полицией и войсками, при исполнении смертных приговоров «зачинщикам» выступлений… Беспощадная расправа с крестьянским «самоуправством» стала первым и главным принципом государственной политики в революционной деревне. Вот типичный приказ министра внутренних дел П. Дурного киевскому генерал-губернатору. «…немедленно истреблять, силою оружия бунтовщиков, а в случае сопротивления — сжигать их жилища… Аресты теперь не достигают цели: судить сотни и тысячи людей невозможно». Этим указаниям вполне соответствовало распоряжение тамбовского вице-губернатора полицейскому командованию: «меньше арестовывайте, больше стреляйте…» Генерал-губернаторы в Екатеринославской и Курской губерниях действовали еще решительнее, прибегая к артиллерийским обстрелам взбунтовавшегося населения. Первый из них разослал по волостям предупреждение: «Те села и деревни, жители которых позволят себе какие-либо насилия над частными экономиями и угодьями, будут обстреливаемы артиллерийским огнем, что вызовет разрушения домов и пожары». В Курской губернии также было разослано предупреждение, что в подобных случаях «все жилища такого общества и все его имущество будут… уничтожено».

Выработался определенный порядок осуществления насилия сверху при подавлении насилия снизу. В Тамбовской губернии, например, каратели по прибытии в село собирали взрослое мужское население на сход и предлагали выдать подстрекателей, руководителей и участников беспорядков, возвратить имущество помещичьих экономий. Невыполнение этих требований часто влекло за собой залп по толпе. Убитые и раненые служили доказательством серьезности выдвинутых требований. После этого, в зависимости от выполнения или невыполнения требований, или сжигались дворы (жилые и хозяйственные постройки) выданных «виновных», или деревня в целом. Однако тамбовские землевладельцы не были удовлетворены импровизированной расправой с восставшими и требовали введения военного положения по всей губернии и применения военно-полевых судов.

Повсеместно отмечалось широкое применение телесных наказаний населения восставших сел и деревень, отмеченных в августе 1904 г. В действиях карателей возрождались нравы и нормы крепостного рабства.

Иногда говорят: смотрите, как мало убила царская контрреволюция в 1905 — 1907 гг. и как много — революция после 1917 г. Однако кровь, пролитую государственной машиной насилия в 1905-1907 гг. нужно сопоставлять, прежде всего, с бескровностью Крестьянских выступлений того времени. Абсолютное осуждение казней, творимых тогда над крестьянами, которое с такой силой прозвучало в статье Л. Толстого» [32]

Так описывает ситуацию тех лет одиниз наиболее квалифицированных специалистов в истории русского крестьянства В.П. Данилов, он был честный ученый, лично неприязненно относившийся к большевикам, радикальный антисталинист.

Новый министр внутренних дел в правительстве Горемыкина, а впоследствии – предсовмина (глава Правительства) – либерал Петр Аркадьевич Столыпин таким образом разъяснил позицию царского правительства: «Правительство в целях самозащиты вправе «приостанавливать все нормы права». [33]Когда наступает «состояние необходимой обороны», оправданы любые средства и даже подчинение государства «одной воле, произволу одного человека».

Царское правительство, нисколько не стесняясь «приостанавливало все нормы права». Только по приговорам военно-полевых судов было повешено с августа 1906 по апрель 1907 1102 бунтовщика. Массовой практикой были внесудебные расправы – крестьян расстреливали, даже не выясняя, кто он, хороня, в случшем случае с надписью «бесфамильный». Именно в те годы как раз и появилась русская пословица «убьют и фамилии не спросят». Сколько погибло таких несчастных – незнает никто.

Выступления были подавлены, но только на время. Жестокое подавление революции 1905-1907 годов привело к десакрализации и делегитимизации власти. Отдаленными последствиями этого стала та легкость, с какой произошли обе революции 1917 г.

Неудавшаяся революция 1905-1907 г не решила ни земельных, ни продовольственных проблем России. Жестокое подавление доведенного до отчаяния народа загнало ситуацию вглубь. Но получившейся передышкой царское правительство не сумело, да и не желало воспользоваться, а ситуация была такой, что требовались уже экстренные меры. Которые, в конце концов пришлось проводить правительству большевиков.

Из проведенного анализа следует бесспорный вывод: факт крупных продовольственных проблем, постоянного недоедания большей части крестьян и частого регулярного голода в царской России конца XIX – начала XX вв. не вызывает сомнений. Систематическое недоедание большей части крестьянства и частые вспышки голода повально обсуждалась в публицистике тех лет, причем большинство авторов подчеркивало системный характер продовольственной проблемы в Российской Империи. В конце концов это и привело к трем революциям в течение 12 лет.

Достаточного количества освоенных земель для обеспечения всех крестьян Российской Империи в обороте тогда не было, а дать их могла только механизация сельского хозяйства и применение современных агротехнологий. Всё вместе это составляло единый взамиосвязанный комплекс проблем, где одна проблема была неразрешима без другой.

Что такое малоземелье крестьяне прекрасно понимали на своей шкуре и «вопрос о земле» был ключевым, без него разговоры о всяких агротехнологиях теряли смысл:

«Нельзя умолчать о том, — говорил — что много обвинялось здесь некоторыми ораторами крестьянское /79/ население, будто бы эти люди ни к чему не способные, ни к чему не годные и ни к чему вообще не подходящие, что насаждение у них культуры — работа тоже как будто излишняя и т. д. Но, гг., подумайте; на чем же это крестьяне должны применять культуру, если у них оказывается 1 — 2 дес. Никогда никакой культуры не будет.»[31] Депутат, крестьянин Герасименко (Волынская губерния), Заседание Думы 1906

К слову, реакция царского правительства на «неправильную» Думу была незатейливой – она была разогнана, но земли от этого у крестьян не прибавилось и ситуация в стране оставалась, по сути, критической.

Вот такое было обыденностью, обычные публикации тех лет:

27 (14) апреля 1910 года
ТОМСК, 13, IV. В Судженской волости в переселенческих поселках голод. Несколько семейств вымерло.
Вот уже три месяца, как переселенцы питаются смесью из рябины и гнилушек с мукой. Продовольственная помощь необходима.
ТОМСК, 13, IV. В переселенческих складах в районе Анучинском и Иманском обнаружена растраты. По сообщениям с мест, в указанных районах творится нечто ужасное. Переселенцы голодают. Живут в грязи. Заработка нет.

20 (07) июля 1910 года
ТОМСК,6,VII. Вследствие хронического голода, в 36-ти поселках Енисейского уезда среди переселенцев свирепствует повальный тиф, а также цинга. Процент смертности высок. Переселенцы питаются суррогатами, пьют болотную воду. Из состава эпидемического отряда заразись две фельдшерицы.

18 (05) сентября 1910 года
КРАСНОЯРСК, 4,IХ. Во всем Минусинском уезде в настоящее время, вследствие неурожая в текущем году, голод. Переселенцы поели весь свой скот. По распоряжению енисейского губернатора, в уезд отправлена партия хлеба. Однако хлеба этого не хватит, и на половину голодающих. Необходима экстренная помощь.

10 февраля (28 января) 1911 года
САРАТОВ, 27,I. Получено известие о голодном тифе в Александрове-Гае, Новоузенского уезда, где население терпит страшную нужду. В нынешнем году крестьяне собрали всего по 10 фунтов с десятины. После трехмесячной переписки учреждается питательный пункт.

01 апреля (19 марта) 1911 года
РЫБИНСК, 18,III. Сельский староста Карагин, 70- лет, вопреки запрещению старшины, выдал крестьянам Спасской волости немного лишнего зерна из хлебозапасного магазина. Это «преступление» привело его на скамью подсудимых. На суде Карагин со слезами объяснил, что сделал это из жалости к голодавшим мужикам. Суд оштрафовал его на три рубля.

Хлебных резервов на случай неурожая не было – весь избыточный хлеб выметался и продавался за рубеж алчными хлебными монополистами. Поэтому в случае недорода немедленно возникал голод. Собранного урожая на маленьком участке даже крестьянину-середняку не хватало на два года, поэтому если неурожай был два года подряд или случалось наложение событий болезнь работника, тягловой скотины, пожар и т.п. и крестьянин разорялся или попадал в безысходную кабалу к кулаку — сельскому капиталисту и спекулянту. Риски в климатических условиях России при отсталых аграрных технологиях были исключительно высокими. Таким образом происходило массовое разорение крестьян, земли которых скупали спекулянты и богатые сельские жители, использовавшие наемный труд или сдававшие тягловый скот внаем — кулакам. Только у них было достаточно земли и ресурсов, чтобы создать необходимый резерв на случай голода. Для них недород и голод были манной небесной — все село оказывалось им должно, а вскоре у них появлялось необходимое количество вконец разорившихся батраков — их соседей.

Как жилось крестьянам в царской России. Аналитика и факты
Разоренный неурожаем крестьянин, оставшийся без всего, лишь с одним плугом. (с. Славянка, Никол. у.) 1911 г.

«Наряду с низкой урожайностью, одной из экономических предпосылок наших голодовок является недостаточная обеспеченность крестьян землёй. По известным расчётам Мареса в чернозёмной России 68% населения не получают с надельных земель достаточно хлеба для продовольствия даже в урожайные годы и вынуждены добывать продовольственные средства арендой земель и посторонними заработками.» [34]

Как мы видим, к году издания энциклопедического словаря – последнему мирному году Российской Империи ситуация не поменялась и не имела тенденций к изменению в положительную сторону. Это прекрасно видно также из заявлений министра земледелия, приведённых выше и последующих исследований.

Продовольственный кризис в Российсой Империи был именно системным, неразрешимым при существовавшей общественно-политической системе.Крестьяне не могли прокормить себя, не то что выросшие города, куда должна была, по идее Столыпина хлынуть массы разоренных, обобранных и обездоленных людей, согласных на любую работу. Массовые разорения крестьян и разрушение общины приводили к гибели и страшным массовым лишениям, за которыми следовали народные выступления. Значительная доля рабочих вела полукрестьянское существование, чтобы как-то выжить. Это не способствовало ни росту их квалификации, ни качеству производимой продукции, ни мобильности рабочей силы.

Причина постоянного голода была в общественно-экономическом устройстве царской России, без смены общественно-экономического устройства и способа управления задача избавления от голода была неразрешима. Алчная свора во главе страны продолжала свой «голодный экспорт», набивая карманы золотом за счет умерших от голода русских детей и блокировала любые попытки изменить ситуацию. В экспорте зерна были заинтересована высшая элита страны и мощнейшее помещичье лобби из потомственных дворян, окончательно выродившихся к началу 20 века. Их мало интересовало индустриальное развитие и технический прогресс. Лично им для роскошной жизни вполне хватало золота от хлебного экспорта и продажи ресурсов страны.

Полнейшая неадекватность, беспомощность, продажность и откровенная тупость высших руководителей страны не оставляли никаких надежд по разрешению кризиса.

Более того, не строилось даже никаких планов по решению этой проблемы. По сути, начиная с конца 19 века Российская Империя постоянно находилась на грани страгшного социального взрыва, напоминая здание с разлитым бензином, где для катастрофы было достаточно малейшей искры, но хозяев дома это практически не заботило.

Показательный момент в- полицейской донесении по Петрограду от 25 января 1917 года предупреждалось, что «Стихийные выступления голодных масс явятся первым и последним этапом по пути к началу бессмысленных и беспощадных эксцессов самой ужасной из всех — анархической революции» [10]. Кстати, анархисты действительно участвовали в Военно-Революционном Комитете, арестовавшим Временное Правительство в Октября 1917 года.

В то же время царь и его семья вели расслабленную сибаритскую жизнь, очень показательно, что в дневнике императрицы Александры в начале февраля 1917 она говорит о детях, которые «носятся по городу и кричат, что у них нет хлеба, и это просто для того, чтобы вызвать возбуждение» [10].

Просто поразительно. Даже перед лицом катастрофы, когда до Февральской революции оставались считанные дни элита страны так ничего и поняла и принципиально не хотела понимать. В таких случаях или гибнет страна, или общество находит силы сменить элиту на более адекватную. Бывает, что сменяется и не один раз. Так случилось и в России.

Системный кризис в Российской Империи привел к тому, чему и должен был привести – Февральской революции, а затем ещё одной, когда выяснилось, что Временное Правительство неспособно решить проблему, то ещё одной – Октябрьской, прошедшей под лозунгом «Земля крестьянам!» когда в результате новое руководство страны должно было решать критически важные управленческие вопросы, которые было не в состоянии решить предыдущее руководство.

http://topwar.ru/23913-kak-zhilos-krestyanam-v-carskoy-rossii-analitika-...

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вс, 07/14/2013 - 12:52
Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как са

Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы.

В продолжение тем  Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации   и    Русский народ, какой он? Вторая итерация. А если это вовсе не русский народ?

******

Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы.

(картинка кликабельна)

Храмов А. Колониальная изнанка европейского костюма. Заметки о внутреннем колониализме в Российской империи (XVIII – начало XX века). Вопросы национализма. 2012. №10.

Тяжесть имперского бремени.

«Империи можно сравнить с деревом, слишком разросшиеся ветви которого высасывают весь сок из ствола и способны только бросать тень». Сомнения в необходимости имперской экспансии, нашедшие выражение в этих словах Монтескье, преследовали европейские колониальные державы на протяжении всей их истории. Расходы на приобретение, содержание и защиту колоний всегда ложились тяжким бременем на европейские метрополии (W*  какое наглое передергивание! кельты ограбили все народы мира, построив на убийствах своё благоденствие, а теперь назвали это тяжким бременем! 8-0). Зачастую преимущества от заморских владений не могли покрыть всех имперских издержек  (W* наглая ложь!) , однако соображения престижа и туманные стратегические выгоды толкали европейских правителей всё к новым завоеваниям.

Российская империя также обходилась недешево населению центральных русских губерний. Как указывал в 1908 году Н.К. Бржеский, экономист и вице-директор департамента неокладных сборов министерства финансов, «в конце истекшего десятилетия все свободные средства страны были искусственно направляемы на Дальний Восток и там растрачивались, с огромным ущербом для интересов метрополии» (W* к этому времени метрополией России стала Англия и её доходы от использования золота, пушнины и прочих российских ресурсов были более чем великолепны), в то время как «земледельческий центр страны обнаруживал явственные признаки некультурности и отсталости». Ему вторил редактор «Нового времени» А.С.Суворин, писавший: «пора оставить рубль в хозяйстве русского человека, а не вынимать его из этого хозяйства на необъятные горизонты» (1903). (W* удивительное непонимание колониальных реалий высказывали эти господа интеллигенты)


Имперское бремя одинаково лежало на всех «державных народах»: и на русских, и на англичанах, и на французах, однако его тяжесть ощущалась по-разному.(W* забавно ставить на одну доску колонизаторов и колонизаируемых, господа интеллигентствующие националисты продолжают оставаться в полном неведении. Интересно, это от недостатка мозгов или по злому умыслу?)  В западноевропейских государствах имперские расходы позволяла покрывать развитая экономика (W* передергивание. Развитая экономика в западноевропейских странах была возможна исключительно благодаря разграблению колоний к числу которых, увы, относилась и Россия). Рыночный спрос и разветвленные пути сообщения стимулировали увеличение производительности труда, что, в свою очередь, позволяло собирать больше налогов без ущерба для населения. Россия же в начале XVIII века встала на путь имперской экспансии, когда большинство ее населения жило в условиях, близких к натуральному хозяйству, и собираемость налогов можно было поднять только за счет грубого принуждения и еще большей архаизации социальных институтов.(W* автором не раскрывается тема колониальной зависимости России от западных метрополий - до 1801 года - от Германии, а после вплоть до Октябрьской революции - Англии, следствием чего и стало закабаление российского народа в целом, а не только крестьянства)

Со времен Петра I, начавшего затяжную войну со Швецией, которая была на тот момент одной из самых развитых европейских держав, (W* некрасиво умалчивать, что войну со Швецией  Петр вел по прямому распоряжению метрополии - Саксонии в её же интересах) российские правители стремились быть полноценными игроками на международной арене (W* российские правители, начиная с 15 века были вассалами Саксонии и потому полноценными игроками быть не могли). Чтобы на равных конкурировать с европейскими странами, им приходилось компенсировать общую отсталость Центральной России сверхэксплуатацией ее внутренних ресурсов (W* ложь! ничего они не компенсировали, а просто сдавали ресурсы метрополии, будучи по её поручению на хозяйстве). Поэтому средства на содержание армии европейского образца из великорусского крестьянства «выколачивали» вполне колониальными методами: через закрепощение крестьян и усиление власти помещиков, и, затем, через насаждение передельной общины и круговой поруки. В итоге по отношению к номинальной русской метрополии в Российской империи установился режим, фактически превративший ее во внутреннюю колонию.(W* верное заключение. Скажем ещё точнее: Российская империя была  криптоколонией Свяшенной Римской империи немецкой нации, а после её разрушения  Англией российские ресурсы перешли в руки  Мелкобритании.)

Африка в центре России.
(W* не Африка в центре России, а ВСЯ Россия как Африка)

Русский центр, низведенный до уровня колонии,(W* вовсе не центр, а ВСЯ Россия в целом)  ничем принципиально не отличался от колонизируемой инородческой периферии, а если и отличался, то в худшую сторону. Если, скажем, в Британской империи именно Англия всегда выступала в качестве культурного гегемона, который был призван нести начала цивилизации менее развитым колониям,(W* ПРАВДА? 8-0 Вот таким образом  http://witrina.ru/node/246#comment-539  или таким  http://witrina.ru/node/246#comment-684 ?!)   то в России зачастую дело обстояло противоположным образом. Русский Центр воспринимался как отсталый и одичалый на фоне более развитых инородцев. Эту ситуацию красочно обрисовал В.В. Розанов (1909): «Финляндия, Балтика, Привислинье, армяне имеют вид каких-то обиженных барышень, капризных и недовольных, которые кричат или хмурятся на не угодившую прислугу Россию, страну варварскую, грубую, необразованную, над которой задирают нос своею «культурностью» не только немцы, но и поляки, армяне».

Подобным образом на русский Центр смотрели и российские самодержцы. Сложно представить, чтобы англичане получили бы право избирать парламент позже, чем ирландцы или индусы. Однако в Российской империи Царству Польскому конституция была дарована еще в 1815 году, а княжество Финляндское получило регулярно созываемый сейм уже с 1863 года, в то время как русские губернии смогли «дорасти» до парламентаризма лишь спустя несколько десятилетий. Как писал в 1820-е попечитель Петербургского учебного округа Д.П. Рунич, «русский народ еще не вышел из детства, с ним нельзя говорить о свободе». Нельзя не вспомнить здесь высказывание британского премьер-министра (1945-1951) Герберта Моррисона о том, что предоставление колониям самоуправления «будет подобно выдаче десятилетнему ребенку ключа от входной двери, банковского счета и ружья».

Для российского правящего класса, назначившего себя на роль воспитателя «вечных детей», неполноценность основной массы великорусского населения была аксиомой. «С ними надобно обращаться, как с детьми. Невежество, mon cher…» - говорит про своих крестьян тургеневский персонаж помещик Пеночкин (с европейским лоском колонизатора он периодически переходит на французский). Дальше в рассказе, что характерно, следуют сцена порки и сцена с крепостными, стоящими на коленях перед своим «отцом-благодетелем». Подобным образом рассуждал о своих подопечных Фредерик Лугард, «апостол» британского колониализма: «африканский негр не жесток от природы, хотя его нечувствительность к боли делает его равнодушным к страданию. Достоинства и недостатки этой расы те же, что присущи в массе детям, которые с доверием и без зависти относятся к людям старшего возраста».

Как и любая колонизируемая территория, внутренняя крестьянская Россия всегда оставалась загадочной и экзотичной территорией для тех, кто был призван управлять ею. А.Т. Болотов, который прослужил больше 20 лет управляющим крестьянами собственных волостей Екатерины II, только в 1792 году впервые побывал на деревенском празднике, когда непогода застала его с семьей в пути и вынудила остановиться в крестьянской избе. «На что смотрели и сами мы, как на невиданное никогда зрелище, с особливым любопытством, и не могли странности обычаев их, принужденности в обрядах и глупым их этикетам и угощениям довольно надивиться». Европейски образованный Болотов смотрел на обычаи русских туземцев брезгливым и отчужденным взглядом колонизатора.

Комментируя эту колониальную оптику правящего сословия, публицист К.Ф.Головин писал (1898): «перед началом 1860-х гг. крестьянская жизнь была так же незнакома лучшим из тогдашних людей, как внутренность Африки. Помещики, целый век прожив в деревне, обладали странным свойством не видеть зрячими глазами, не сознавать явлений, постоянно вокруг них происходивших». Вплоть до самого краха Российской империи «народ», населявший российскую «внутреннюю Африку», оставался таинственным, отсталым, ребячливым, угнетенным и нуждающимся в попечении. «Народ» был одновременно предметом идеализации и колониального любопытства, от его имени говорили и консерваторы, и революционеры, но сам он оставался лишенным голоса. Иначе говоря, помимо Востока периферийного, в Туркестане или на Кавказе, в Российской империи существовал и Восток внутренний – в Воронежской или Орловской губернии. Этот «внутренний Восток», так же, как и Восток периферийный, подлежал исследованию, сегрегации и порке.

Колонизируемый «народ» выступал как предмет воображения и конструирования, поэтому многим из числа просвещенной элиты казалось, что они знают народ и его нужды лучше, чем он сам. «Русский народ», как и «восточный человек», если воспользоваться словами Эдварда Саида, был «представлен как фиксированный, стабильный, нуждающийся в исследовании, нуждающийся даже в знании о самом себе», причем «традиция опыта, науки и образования удерживает восточно-цветного в позиции объекта изучения западно-белого человека, и никогда наоборот». Ю.Ф.Самарин, сам внесший немалый вклад в ориентализацию Центральной России, отмечал, что для помещиков «русский крестьянин – это какой-то китаец, закоснелый, бесчувственный, грубый, с превратными понятиями обо всем, не понимающий даже, чем должна быть для него жена, едва сохранивший способность вслушиваться в поучительные речи проезжего барина».

Во внутренних областях Российской империи сложилась классическая колониальная ситуация, при которой горстка европейцев (по образу жизни и менталитету) управляла массой «восточных людей». Ее обозначил еще А.С.Пушкин, обронивший в письме к П.Я. Чаадаеву известный афоризм: «правительство всё-таки единственный европеец в России». Дистанция между «единственными европейцами» в лице образованного правящего класса и «неевропейским» Другим проявлялась в Центральной России, как и во всякой колонии, на бытовом, повседневном уровне, порой выливаясь в откровенно сегрегационные практики. Так, генерал Н.А. Епанчин, который в 1876 г. прапорщиком поступил в Лейб-гвардии Преображенский полк, вспоминал: «при входе в Императорский Таврический сад в Петербурге, близ наших казарм, была надпись: «вход воспрещается лицам в русском платье», т.е. простому народу».

Как крестьян делали общинными.

Великорусское большинство под предлогом его «культурной отсталости» или «особого пути» вытеснялось в сферу ориентализированного Другого, что было залогом господства европеизированной элиты. Весь XIX век, когда в Европе стремительно увеличивалось число индивидуальных крестьянских собственников, в России образованная публика конструировала образ отсталого, чуждого индивидуальному и рациональному началу, общинного великорусского крестьянина. (W* по сути "говно нации" - как справедливо назвал Ленин российскую интеллигенцию -  были пособниками саксонских колонизаторов).  Как в 1856 году писал историк-славянофил И.Д. Беляев, смысл сохранения общины заключается «не в хозяйственной цели, а лежит гораздо глубже, а именно, в самом духе народа, в складе русского ума, который не любит и не понимает жизни вне общины». Подобное заключение, напоминающее самонадеянные обобщения европейских колонизаторов относительно свойств «туземного ума», дало правительству основания для манипуляций великорусским крестьянским большинством и стало идеология крестьянских реформ 1860-х.

Примечательно, что пальма первенства в изобретении передельной общины как «исконного» института великорусского крестьянства принадлежала не славянофилам, а немецкому экономисту Августу фон Гакстгаузену, который в 1843 году на средства царского правительства предпринял длительную поездку по Центральной России. По его мнению, на долгие десятилетия утвердившемуся среди образованной публики в России и за рубежом, русское крестьянство в силу особенностей своего народного характера (W* это ещё раз подтверждает, что соционический тип "Есенин" , который вынужден был на себя натянуть русский  народ под саксонским гнетом, при пособничестве российской элиты и говна нации, биологически заданным не является, а есть лишь реакция на оккупацию.) как бы выпало из истории и застыло на той первобытной ступени развития, которую другие европейские нарды давно преодолели. «Первобытный принцип и развитие поземельных отношений у этих славянских народов (Сербия, Босния, Болгария, Россия — А.Х.), нетронутых новой европейской культурой, глубоко различны от тех же отношений у остальных народов». (W* особо отметим, что нетронутые  кельтской культурой оказались только славянские народы. Здесь удивляет только одно: отчего  в советское время этого анализа сделано не было?)

Этой колониальной логике, вычеркивавшей основную массу русского населения из пространства цивилизации, пытался оппонировать Б.Н. Чичерин. Он вопрошал: «неужели, как утверждает барон Гакстгаузен, русская история играла только на поверхности народа, не касаясь низших классов народонаселения, которые остались доныне при своих первобытных гражданских учреждениях?» Основной аргумент Чичерина состоял в том, что современная передельная община Центральной России является не артефактом первобытных времен, а новейшим изобретением, окончательно сложившимся совсем недавно, во второй половине XVIII века, при Екатерине II. «Наша сельская община вовсе не патриархальная, не родовая, а государственная. Она не образовалась сама собою из естественного союза людей, а устроена правительством, под непосредственным влиянием государственных начал».(W* и в интересах метрополии, добавим мы)

Другими словами, великорусская передельная община, навязанная русскому большинству в качестве «исконной», в действительности была колониальным институтом. Впрочем, сходство великорусской передельной общины с передельными общинами, существующими в европейских колониях, заметил еще Макс Вебер. «На таком же (как и в великорусской общине – А.Х.) начале круговой ответственности покоилось хозяйство голландской ост-индской компании в ее владениях. Она возлагала на Desa, т.е. общину, круговую поруку по внесению подати рисом и табаком». Вебер прямо связывает передельную общину и вторичное закрепощение крестьян с режимом колониального управления. «Государство передавало непосредственную эксплуатацию колоний частным торговым компаниям (примеры: британская Ост-индская и голландская Ост-индская компании). Тогда вожди делались носителями круговой ответственности, а первоначально свободные крестьяне становились их крепостными, развивалось обязательное земледелие, земельная община, право и обязанность переделов».

В России отправной точкой развития передельной общины стало введение подушной подати, которую Петр I в 1724 году учредил в великорусских губерниях вместо подворной (только через 60 лет она была распространена на Малороссию и Прибалтику). Характерно, что размер подушного оклада был выведен Петром из общей суммы, необходимой для содержания армии (вспомним об «имперском бремени»). Подушные подати налагались не на каждое лицо (или домохозяйство) в отдельности, а на общину в целом, в соответствии с количеством ревизских душ, относящихся к ней согласно последней ревизской сказке. Передел происходил при очередной ревизии, когда община перераспределяла все платежи и всю свою землю в соответствии с уточненным числом ревизских мужских душ.

Indirect rule в русской деревне.

В 1861 году, вместо того чтобы стать полноценными гражданами, наделенными индивидуальной собственностью, крестьяне были освобождены из-под надзора помещиков и переданы под надзор сельской общины. Обращение к этому архаичному институту было продиктовано типичной колониальной логикой косвенного управления (indirect rule). В силу своей немногочисленности европейские колонизаторы не в состоянии управлять превосходящей массой туземного населения и потому вынуждены перекладывать функции непосредственного контроля на местные институты власти (на племенных вождей, эмиров, на общинных старейшин). Туземная администрация, туземная полиция, туземный суд, руководствующийся особым, местным правом – в колониях на низовом уровне фактически берут на себя все те функции, которые в европейских странах берет на себя централизованное государство. Российское правительство, как и неэффективные колониальные администрации, не хотело и не имело возможности иметь дело с индивидуальным обложением каждого крестьянина, поэтому возлагало подати на общину в целом.

Помимо соображений «стабильности», иллюзию которой дает управление колонизируемым населением через его собственные, «традиционные» институты, не менее важным преимуществом косвенного управления в глазах колонизаторов является его дешевизна. Колониальная администрация, вместо того чтобы оплачивать труд большого числа мелких чиновников, пользуется бесплатными услугами местных старейшин и общин (они бесплатны лишь для колонизаторов, но не для самого местного населения). В Российской империи в качестве низовой туземной администрации выступало выборное волостное начальство, содержавшееся самими крестьянами за счет мирских сборов, которые не поступали в казну, а хранились в волостных правлениях (в 1847 г., например, мирской сбор составлял 13,9% всех собираемых податей).

Крестьянин, приписанный к общине и лишенный возможности из нее выйти, фактически выпадал из правового поля. Как отмечал уже цитировавшийся Н.К. Бржеский, «проживая в общине, крестьянин превращается в «мужика». В качестве члена общины крестьянин должен довольствоваться упрощенными формами гражданского быта: вместо писанного, незыблемого закона — обычай, выразителем которого является сельский сход, вместо самоуправления — произвол и злоупотребления волостных писарей, вместо суда, строго и справедливо применяющего одинаковую для всех норму закона ко всем случаям правонарушения - суд, руководящийся всё тем же неуловимым обычаем и склонный прибегать к телесным наказаниям даже за неплатеж сборов». При этом передельная община усилиями образованной элиты подавалась как исконный, традиционный атрибут быта русского крестьянина.

Нечто подобное происходило и в европейских колониях. Колониальные власти отдавали себе отчет в коррупции и неэффективности, присущей туземным правителям, и всё же настаивали на необходимости сохранения статус-кво. Подчеркнутая «традиционность» институтов косвенного управления, за которые цеплялись колонизаторы из соображений стабильности и дешевизны, должна была примирить население с их неэффективностью. Проблема заключалась в том, что сама эта «традиционность» зачастую была изобретением колониальных властей, которые в угоду собственным интересам кардинально перестроили всю систему местных институтов. Применительно к Центральной России об этом писал Б.Н. Чичерин, в других колониях это также осознавали. «Мы всячески стараемся насаждать вождей там, где их никогда раньше не было», сетует окружной комиссар Уинтерботтом в романе Чинуа Ачебе «Стрела бога», в котором описываются реалии «indirect rule» в Восточной Нигерии.

Прогнать колонизаторов.

Ответом на колониальную эксплуатацию стало возникновение в России антиколониального «народнического» движения (1850-1880-е гг.), которое своей риторикой и задачами предвосхитило аналогичные движения XX века в странах Третьего мира. Желание «служить простому народу», с середины XIX столетия охватившее в России самые широкие слои городской интеллигенции, учащихся, журналистов, мелких служащих и отдельных представителей аристократии и принимавшее самые разные формы (от просветительских «хождений в народ» до народовольческого терроризма), типологически очень напоминает пробуждение туземной интеллигенции в европейских колониях. В Азии и Африке, как и в Центральной России, во главе антиколониальных движений вставала городская европейски образованная местная интеллигенция, выпускники миссионерских школ и военных академий, выпавшие из традиционного, племенного сельского общества, но не сумевшие полноценно встроиться в колониальную систему.

Зачастую российская революционная интеллигенция непосредственно осмысливала свою борьбу в антиколониальных категориях. М.А. Бакунин подчеркивал, что правящие круги Российской империи и простой народ различаются не только культурно, но и этнически: «дом Романовых … известным рядом подлогов и с помощью гвардейских солдат обратился в дом чисто немецкий, Гольштейн-Готторпский». (W* он не превратился, он был им, только вовсе не знатью, а слугами В агитационных стихах призывал (1869) «скрутить руки немецкие подставному царю-батюшке, Александрушке подменному» (Александру II), приведя его на «мужичий суд», и Н.П.Огарев. В своих прокламациях, предназначенных для агитации среди простого народа, он изображал классическую колониальную ситуацию. «Прежде жили все в деревнях на великой свободе, все были равны и своими делами сами заправляли … Пришли в нашу землю тогда князья из-за моря с войском, привели с собой дворянскую сволочь… стали нашу землю отбирать да под себя подводить… Эти князья, которые место покорят, сейчас велят себе город построить, да тут и засядут… Придумали законы разные, стали со всех оброки да налоги собирать….»

Примечательно, что спустя столетие на предполагаемую антиколониальную «мужицкую» революцию в России, образ которой был создан народниками, ориентировались уже сами интеллектуалы Третьего мира. Так, кенийский писатель Нгуги Ва Тхионго вкладывает в уста героини романа «Кровавые лепестки», которая рассказывает о борьбе своего племени с колонизаторами, следующие слова: «когда весь цвет илморогского воинства остался лежать на земле, <пронеслась> передаваемая шепотом весть, что в стране по имени Россия крестьяне, взявшись за копья, отбили у врага в бою ружья и прогнали неприятеля прочь. Интересно, русские тоже черные, как мы? И неужто они прогнали европейцев?»[1] Необходимость борьбы с европейской колониальной администрацией как бы сближает (до степени неразличимости) русское крестьянское большинство и туземное население Африки.

Советский колониальный реванш.

Однако Россия в XX веке так и не увидела антиколониальной «мужицкой революции», о которой мечтали народники. (W* голословно и не соотвествует действительности.  В 1917 году Советская Россия полностью стряхнула с себя колониальные оковы вплоть до 1992 года. Свидетельством этого является расцвет науки, образования, рост материального благосостояния людей, отсутствие бедных и безработных, второе место по экономическим показателям в мире. При этом США держало первое место только за счет колониальной политики, сопровождающейся грабежами, насилием и убийствами).

Если мы вынесем за скобки аграрные беспорядки 1905-1907 гг. и последующие изменения в крестьянской политике, и обратимся к событиям 1917 года, мы обнаружим нечто прямо противоположное. В результате октябрьского переворота в Петрограде к власти пришли большевики, главный идеолог которых, В.И.Ленин, на заре своей политической карьеры, как и другие марксистские теоретики, жестко полемизировал с народничеством. Большевики, ориентировавшиеся на городской рабочий класс, провозгласили установление «диктатуры пролетариата», и это не было простой декларацией. Вместо того чтобы «душить города», как того требовала идеология антиколониальной революции, (W* передергивание, выход из под колониального гнета возможен только на основе развития промышленности, сохранение же аграрной ориентации и есть свидетельство  сохранения колониальной зависимости) советская власть сразу же принялась «душить деревню», что в конце 1920-х обернулось миллионами жертв. (W* автор умолчал, что жертвы были следствием военных действий АНТАНТЫ, а не диктатуры пролетариата).

Известный социолог Алвин Гоулднер прямо определяет сталинизм как режим внутреннего колониализма. (W* передергивание. Внутреннего колониализма не бывает. Царский режим  был внешним колониализмом) «Партийные лидеры оборонялись в городах против растущего сопротивлении огромного сельского большинства. Силовая элита, сосредоточенная в городах, намеревалась доминировать над превосходящим сельским населением, с которым она соотносилась в качестве чуждой колониальной силы; это был внутренний колониализм, мобилизующий силу государства против колониальных данников в сельской местности». Гоулднер заключает, что система внутреннего колониализма, которая держала крестьян в «политическом гетто» при царизме, нашла свое продолжение в советском строе, и это, по-видимому, действительно так. (W* это не может быть так, поскольку Гоулднер - американский социолог, представляющий интересы США, а следовательно обязанный дискредитировать СССР,  а верить, особенно на слово, заинтересованному лицу является верхом глупости или обыкновенным предательством.)

Советский опыт «сплошной коллективизации» вдохновлял британцев на сходные эксперименты в своих колониях (так, в 1947 году в Танганьике была развернута программа по вытеснению индивидуальных производителей коллективными хозяйствами по выращиванию земляного ореха). Впрочем, еще задолго до советской власти плановые методы ведения хозяйства уже практиковались в колониях: так, в рамках «системы принудительных культур» (1830-1870) в голландской Яве туземное население обязывали заниматься выращиванием табака, сахарного тростника и индиго, предназначавшихся для экспорта. Население было обязано сдавать выращенные культуры колониальным властям по фиксированным ценам. (W* существенная разница между колонией и независимым госдарством является не в способе хозяйствования, а в том, на какие цели  идут результаты труда. В СССР они шли исключительно на развитие народного хозяйства и помощь братским народам.)

Как реакция на колониальные эксцессы сталинизма, с 1960-х в среде интеллигенции начали пробуждаться – насколько это было возможно в условиях авторитарного строя – антиколониальные настроения.(W* передергивание. Настроения стали пробуждаться мелкособственнические, результатом которых стала новая колонизация Росси кельтской цивилизацией.)  Они нашли свое выражение в т.н. «деревенской прозе», которая стала одним из самых ярких явлений в советской литературной жизни того периода. (W* враньё.) Творчество советских писателей-деревенщиков типологически очень сходно с творчеством их африканских современников, чья молодость пришлась на последние годы существования колониального режима. Африканские писатели, подобно своим советским коллегам, в своих произведениях описывали патриархальную сельскую идиллию, которая стремительно разрушалась с проникновением колонизаторов и ростом городов.

К концу 1980-х ранее аполитичная ностальгия советской почвеннической интеллигенции непосредственно дозрела до требований антиколониального характера.(W* дозрела она до предательства интересов народа ради собственного благополучия - так будет вернее).  Логика этой трансформации очевидна: если советская власть десятилетиями эксплуатировала русскую Россию, разрушала деревню насаждением колхозов и выкачивала из нее рабочую силу, то русский центр должен начать борьбу за национальное освобождение от колониальной советской империи. Неслучайно, что впервые о возможности выхода России из СССР на Первом съезде народных депутатов заговорил именно писатель-деревенщик Валентин Распутин.(W*  ещё раз вспоминаем лениский тезис об интеллигенции как говне нации. Они предавали народ до революции 17 года и продолжили это мерзкое дело сразу же как увидели возможность улучшения своего материального положения путем предательства народных интересов).

Чуть позже Борис Ельцин, не разделяя антизападничества и левых настроений «патриотического» направления, тем не менее, поспешил позаимствовать у него антиколониальную риторику. «Многолетняя имперская политика центра привела к неопределенности … положения России… Сегодня центр для России – и жестокий эксплуататор, и скупой благодетель, и временщик, не думающий о будущем. С несправедливостью этих отношений необходимо покончить». «Мы против Союза за счет интересов России…» В этих выступлениях Ельцина за 1990 год проглядывает инверсия, характерная для ситуации «внутреннего колониализма»: имперский «центр» смещается, так что внутренняя Россия, будучи номинальной метрополией, предстает в роли эксплуатируемой колониальной периферии. Не столько демократические лозунги, сколько антиколониальная риторика позволила Ельцину оправдать «суверенизацию России» и одержать победу над М.С. Горбачевым, который полагал, что Союз следует демократизировать в целом, не разрушая его как государство. (W* государственная измена и Ельцина, и Горбачева  сегодня настолько очевидна, что говорить о них в положительном ключе является очевидным свидетельством предательства по отношению к России и русскому народу)

Именно восприятие России как «внутренней колонии» в рамках советской империи сделало возможным ее стремительный бросок к независимости: собственный флаг, собственная армия, собственные СМИ – Россия, как и все бывшие колонии, в 1990-1991 годах спешно обзаводилась всеми атрибутами суверенного государства. (W* флаг - английский, армия уничтожена, СМИ служат интерса моккупантов - Россия в 1992 году вновь стала колонией. Причем одновременно и Англии, и Германии, и США.  Практически все антиколониальные революции в Африке, после которых бывшие колонии получали независимость, так же, как и в России, сопровождались падением уровня жизни, деградацией промышленности, развалом системы здравоохранения и расцветом бандитизма.(W* ни одна из кельтских колоний по настоящее время не получила реальной независимости, они были явными колониями, а стали криптоколониями, соответственно ресурсы  стран как выводились  в пользу метрополоии, так и продолжают выводиться).

В конечном счете, проведение аналогий между Россией и странами Третьего мира оправдано не потому, что Россия в какой-то момент деградировала до их уровня, а потому, что она принадлежала к их числу всегда и, увы, по-прежнему принадлежит к ним. (W* не стоит выдавать желаемое за действительное. С 1917 года Россия колонией не является. С 1992 года по настоящей момент она настойчиво колонизируется при активном участии интеллигентсвующих националистов. Но восстановление независимости России - дело решенное, потому что за 20  последних лет кельтская цивилизация глубоко и полно ознакомила  русский народ, которому коммунисты дали высочайший уровень образования, со своими планами, а тот, кто предупрежден - вооружен.)

* * *

Полная версия статьи: Храмов А. Колониальная изнанка европейского костюма. Заметки о внутреннем колониализме в Российской империи (XVIII – начало XX века). Вопросы национализма. 2012. №10. С. 71-105.

*****

W*  у меня вопрос только один: отчего в  советское время механизм колониальной зависимости  России до октября 1917 года от Германии и Англии не был вскрыт? Такое раскрытие информации было бы максимально выгодно Сталину и полезно России в целом. КТО  способствовал сокрытию  этой ситуации, которая нынче повторилась самым негативным образом.

http://victoriarossi.livejournal.com/950709.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on сб, 08/11/2012 - 08:26
События 1917 и 1990 годов как дальнее эхо смуты 1612-го

и неожиданное о роли казаков в российской истории. Интереснейший рассказ о смуте 1612 года Андрея Фурсова..

В продолжение темы 1613 - год кельтско-саксонской колонизации Руси

По русской традиции Романовы - худокородные  инородные дворяне каталической веры -  не лигитимны. Именно при Романовых начался слом русской традиции.

Андрей Фурсов - Феномен смуты

При Пожарском было бы иначе, Пожарский был носителем русской традиции от Рюриковичей. То, что Романовы оказались на престоле - это было безусловными нарушением сословной русской традиции. Романовы всегда очень хорошо чувствовали свою худородность и их опора на иностранцев - компенсация  их нелигитимности. Любое внутреннее неустроение всегда используют внешние силы. Глупо предъявлять пертензии к внешней силе - она реализует свои интересы. Надо предъявлять претензии пятой колонне, которая  способствует внешней силе. 

http://victoriarossi.livejournal.com/

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on пт, 11/16/2012 - 00:47
Подчинение России саксонскому центру кельтского мира произошло в

Подчинение России саксонскому центру кельтского мира произошло в период царствования Ивана III

В продолжение темы Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации

<<И если кто-то продолжает повторять за интересантами, что это битва добра со злом, то он глубоко заблуждается. Это  подчинение России саксонскому центру кельтского мира, которое произошло аккурат от освобождения (?) или всё-таки переподчинения(?) земель русских  кельтской власти. Это произошло в период царствования Ивана III с 1462 по 1505 год.>>

Оригинал взят у masterdl в "Заповедные годы" ...затянулись.

"...1. Этапы юридического закрепощения крестьян. Судебник 1497 года

Процесс формирования крепостного права был длительным. Оно порождено феодальным общественным строем и являлось его главнейшим атрибутом. В эпоху политической раздробленности не было общего закона, определявшего положение крестьян и их обязанности. Еще в XV в. крестьяне свободно могли оставлять землю, на которой они жили и переходить к другому землевладельцу, уплатив прежнему хозяину долги и особую пошлину за пользование двором и земельным наделом − пожилое. Но уже в то время князья стали издавать грамоты в пользу землевладельцев, ограничивая крестьянский выход, то есть право сельских жителей «переходить из волости в волость, из села в село» одним сроком в году − неделей до Юрьева дня.

В процессе становления крепостничества в России можно выделить несколько этапов юридического закрепощения крестьян:

1) Судебник 1497 г.;

2) Судебник 1550 г.;

3) введение заповедных лет в 80-х гг. XVI в.;

4) Указ 1592 г.;

5) введение урочных лет в конце XVI − начале XVII в.;

6) Соборное Уложение 1649 г.

Юридическое оформление крепостного права началось в правление Ивана III с принятием свода законов единого российского государства − Судебника 1497 г.


Статья 57 Судебника «О христианском отказе» ограничивала право крестьянского перехода от одного землевладельца к другому одним сроком для всей страны: неделей до и неделей после Юрьева дня (26 ноября). Условием перехода была уплата пожилого − компенсация землевладельцу за потерю рабочих рук. Причем, если крестьянин прожил год, он платил четверть этой суммы, если два года, то половину, если три, то три четверти, а за житье в течение четырех лет платилась вся сумма целиком. Пожилое составляло большую, но не одинаковую сумму в лесной и степной зонах. Приблизительно надо было от-дать не менее 15 пудов меду, стадо домашних животных или 200 пудов ржи.

2. Земельная реформа Ивана IV Грозного

Судебник 1550 г., принятый при Иване IV в условиях политики социального компромисса, сохранил право перехода крестьян в Юрьев день, хотя служилые люди настойчиво требовали ликвидации этого права. Была лишь увеличена плата за «пожилое» и установил дополнительную пошлину «за повоз», которая уплачивалась в случае отказа крестьянина выполнять обязанности при-везти с поля урожай землевладельца. При этом Судебник обязал господина отвечать за преступления своих крестьян, что усиливало их личную (внеэкономическую) от него зависимость.

В начале 80-х гг. XVI в. под воздействием экономического кризиса и запустения в России началась перепись вотчинных и помещичьих хозяйств. С 1581 г. на территориях, где проводилась перепись, стали вводиться «заповедные годы», в которые запрещался переход крестьян даже в Юрьев день. Режим заповедных лет вводился правительством в тот или иной год не по всей стране, а в пределах отдельных земельных владений или административных единиц и распространялся как на сельскую местность, так и на город. К 1592 г. перепись была завершена, и, в этом же году был издан специальный Указ, вообще запрещающий переход крестьян. Отсюда пошла поговорка: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день».

Лишившись права перехода, крестьяне стали бежать, оседая на «вольных» землях на окраинах российского государства или в вотчинных хозяйствах. Хозяевам крестьян предоставлялось право сыска и возвращения беглых в течение так называемых «урочных лет». В 1597 году царь Федор ввел Указ, который установивший пятилетний срок возвращения беглых и насильственно вы-везенных крестьян прежним хозяевам.

В том же году был издан указ, по которому кабальные холопы лишались юридической возможности выйти на свободу до смерти холоповладельца. Владельцы холопов получили, кроме того, право превращать в кабальных тех своих холопов, которые служили у них добровольно не менее полугода."
---
Зашел на днях в один институт, который в большом числе и не первый год выпускает юристов. На самом видном месте, возле приемной ректора, висит увесистая мраморная доска, на которой начертана благодарность Ивана Грозному за отмену крепостного права ...в судебнике 1550 года. Чудны дела твои.

Из первого абазца становится очевидны мотивы которые подвигли создателя второго уголовно-процессуального кодекса вписать ответственность господ за своих крестьян - нужда гнала их на "большую дорогу" и не с голыми руками. Всё это самым непосредлственным образом повторяется сейчас: требование дани, не смотря ни на что, делает большую часть участников экономических отношений преступниками. "Цари" - как бы этого в упор не видят. А зачем?

*****

W* всё враньё. И "священная", и "римская" и особенно "германская"....

*****

Роль мифа о великом прошлом для великого будущего

В продолжение тем  А был ли мальчик? Я говорю, что у нас с Шумерами и Вавилоном? и Спрятанные города, которые приговорили к смерти. Змеи заметают следы. Абидна, панимаешь, да?   и   Греки- не европейцы.Греки-семиты. И вообще... греческие ли это создания-античные скульптуры?

<<Все было бы замечательно, если в деятельности итальянских гуманистов параллельно с возвеличиванием своего славного прошлого не стала бы набирать силу другая линия: очернение исторического прошлого своих соседей — североевропейских народов. Происходило оно в форме поругания древнего народа готов, которых проклинали как разрушителей великой античной культуры Рима. Мы, дескать, построили великое прошлое — античность, да на беду нахлынули проклятые готы, варвары неумытые, и нашу великую культуру испоганили, разграбили, разрушили. Обезобразили архитектуру, библиотеки запустили, язык – нашу благородную латынь – огрубили.>>

Уточняющая информация
 Современные немцы – это не только не арийцы, но и в большинстве своем даже не исторические германцы. В этом смысле шведы, датчане и норвежцы более германцы, чем сами немцы, а австрийские немцы лишь условно могут быть отнесены к германскому этносу.

*****

Происхождение Руси в вымыслах и домыслах


В моих статьях на сайте переформат.ру я постаралась показать, что идеи о выходцах из Швеции, принесших имя Руси, княжескую власть и торговлю невиданных масштабов, доказательств под собой не обнаруживают: лингвистика, так и не выйдя из области предположений, плывет по воде, а подтасовка фактов типа истории с пирейским львом к доказательствам никакого отношения не имеет. И далее вполне логично встает вопрос: как же это так получилось?

Как же дошли до такого состояния, что гигантские наиважнейшие процессы в истории государства Российского стали выводить невесть откуда, да при этом еще грубейшим образом подтасовывая факты? Что же, наука у нас совсем негодная? Ученые плохие? Да нет, и наука у нас годная, и ученые хоть куда… Но чтобы понять нынешнюю ситуацию в отечественной истории, надо рассмотреть одно удивительное явление в западноевропейской исторической мысли, которое осталось практически неизвестным российскому обществу. В течение XVI-XVIII вв. в североевропейских или германоязычных странах сложилась традиция приписывать своим странам величественное древнее прошлое, основанное на фантазиях. Особенно эта традиция поразила страны Скандинавского полуострова.

Завязкой к истории послужила ситуация, сложившаяся в Италии. Дело в том, что первая страна Возрождения, Италия в XIV-XV веках, представляла собой жалкую картину политического разлада и общественной деморализации при интенсивном экономическом и культурном развитии. При деморализованных правителях трудно было остаться нравственным обществу. Язва низких нравов точила Италию. Общество разлагалось, захваченное алчным добыванием денег и бешеной тратой этих денег.

Большинство итальянских правителей этого не понимало, они бессознательно развращали народ и сами подрывали уважение к власти, подкапывая фундамент созданного ими же здания. Но были политики, которые испытывали беспокойство за судьбы своего народа и страны. Это беспокойство разделялось и представителями интеллектуальных кругов Италии. Два великих итальянца – прославленные писатели и мыслители Петрарка и Бокаччо поняли, что итальянскому обществу не хватало объединяющей идеи. Причем объединяющей светской идеи, которая могла бы дать людям понимание общей цели, сплотить их вокруг высоких идеалов и сделать из них жизнедеятельную нацию, способную защитить себя, если придёт такое время, а не погибнуть как скот вокруг опустевшей кормушки.

Выбор таких объединяющих идей был невелик. Идея «светлого будущего» в образах райского блаженства была прерогативой церкви. Поэтому незанятой оставалась только идея «светлого прошлого», которая в концентрированном виде зазвучала так: у итальянцев было великое прошлое – античность, а значит есть и великое настоящее, ради чего стоит жить и творить для того, чтобы открыть дорогу к великому будущему. Эти идеи нашли поддержку у одного из ведущих политиков и государственных деятелей Италии, канцлера Колюччо Салютати, а затем у его последователя, государственного и церковного деятеля следующего поколения Леонардо Бруни. Эти люди держали в руках нити внутренней и внешней политики, располагали реальными средставами для проведения в жизнь того, что сейчас назвали бы новой информационной технологией.

Смысл ее заключался в том, чтобы использовать позитивное изображение исторического прошлого итальянцев как светоч для объединения соотечественников в обстановке деморализации общества. Как раз с именами итальянских государственных деятелей связано развитие и введение новой системы гуманистического образования studia humanitatis, от которого пошло название гуманизм эпохи Возрождения. Иначе и быть не могло, поскольку интеллектуалы могут выступать разработчиками идей, а применять их на общегосударственном уровне может только государство – это его миссия и работа. И эта работа удалась – Италия сплотилась как национальное государство, и у итальянцев до наших дней сильно сознание того, что они великая нация благодаря своему великому прошлому.

Все было бы замечательно, если в деятельности итальянских гуманистов параллельно с возвеличиванием своего славного прошлого не стала бы набирать силу другая линия: очернение исторического прошлого своих соседей — североевропейских народов. Происходило оно в форме поругания древнего народа готов, которых проклинали как разрушителей великой античной культуры Рима. Мы, дескать, построили великое прошлое — античность, да на беду нахлынули проклятые готы, варвары неумытые, и нашу великую культуру испоганили, разграбили, разрушили. Обезобразили архитектуру, библиотеки запустили, язык – нашу благородную латынь – огрубили.
 
Поскольку для нападок всегда лучше иметь живую мишень, то под прямыми потомками готов стало подразумеваться немецкоязычное население Священной Римской империи, т.е. население Германии, а также ощущавшие своё родство с ним представители образованных слоёв скандинавских стран. Какими хитрыми умственными путями готы первых веков нашей эпохи, под именем которых совершались набеги на Римскую империю, стали соединяться с немецкоязычным населением Германии, — вопрос отдельный, и лучше в него здесь не погружаться. Однако в то время, о котором идет речь, и итальянские гуманисты, и жители Германии были согласны в том, что потомки готов – это северные европейцы, германцы.
 
И вот слушали эти новоявленные потомки готов, слушали, как их поливали грязью итальянские гуманисты, долго слушали, без малого — сто лет, а потом и у них взыграл дух протеста. Начали и из их среды выдвигаться деятели, которые стали заявлять: наши предки были совсем неплохие, это Римская империя сама одряхлела, а мы пришли и… влили свежую кровь. Потому у нас геройский дух и братская любовь друг к другу! Мы – не разрушители, мы на самом деле наследники античности, созидатели новых сильных держав в Европе, вообще… европейской государственности. Да о чем здесь говорить: мы, германцы, создали всю Европу на развалинах дряхлой Римской империи!
 
И пошла писать губерния: от защиты исторического прошлого «потомки» готов быстро перешли в наступление, и стал твориться миф о величии гото-германского прошлого, вошедший в историю под названием готицизм. C него-то и начинается упомянутая традиция приписывать своим странам вымышленное великое прошлое. А эта традиция как раз и запустила в жизнь норманнскую теорию. И здесь от завязки нашей истории в Италии переходим к развитию действия в скандинавских странах.

* * *

Первое, что важно отметить, это то, что особая роль в начавшейся реконструкции великого гото-германского прошлого выпала Швеции, поскольку юг Швеции носил название Гёталанд, и эту область по созвучию стали связывать с прародиной древних готов. И маленькая Швеция оказалась в центре внимания широкой западноевропейской общественности того времени, что было очень под стать интересам влиятельных людей Швеции. Дело в том, что с конца XIV в. Швеция находилась в унии с Данией и Норвегией, т.е. у всех трех стран был один король. В Швеции многие считали, что этим ущемляются интересы страны, что унию следует разорвать и восстановить суверенную монархию. Для всякого действия требуется культурно-идеологическое обоснование. А что могло быть в этой связи лучше доктрины, обосновывавшей уникальность Швеции как прародины готов? Героическое прошлое готов как прямых предков королей Швеции – это было как раз то, что нужно. При поддержке королевской власти данная идея быстро стала утверждаться в шведской историографии.
 
Но еще острее потребность в картинах великого прошлого Швеции проявилась после того, как уния распалась. Шведский король Густав Ваза получил в управление страну, разоренную и залитую кровью. В стране продолжали вспыхивать локальные восстания, введение лютеранства вызывало протесты. Королю как воздух нужна была объединяющая идея. Естественно, его взор обратился к той же самой информационной технологии, что и итальянские политики более ста лет назад: ему необходимо было предъявить Европе и шведскому обществу исторический труд, который прославил бы по полной программе величие древнешведской истории и одновременно дал бы его новой династии древние корни, идущие от самих готских королей. Такой труд был создан, утвержден как официальная история Швеции, и на изображении великих подвигов древних шведо-готов стали воспитываться поколения шведов вплоть до конца XVIII века.
 
Второй момент, который надо принять во внимание – это то, что если у итальянцев их «светлое прошлое» в виде античности существовало в реальности (итальянские гуманисты только высветили в нем все позитивное и героическое), то в древнешведской истории никакого гото-шведского величия не имелось и близко. Даже сами готы вышли совсем не из Швеции, как сейчас стало доподлинно известно. Все было чистейшей выдумкой, фантомом. Но исторические фантомы во многом определяли идейную жизнь западноевропейских обществ XVI-XVIII вв.
 
Шведское общество уверовало в свое древнее величие полностью. И более того: мысль о том, что предки шведов – это знаменитые готы, корень всей великой германской культуры, крепко ударила в голову шведских историков и писателей того времени и вызвала к жизни историозодчество самых чрезвычайных масштабов, особенно будучи востребованным со стороны государства.
 
История Швеции в древности в трудах большинства шведских историков XVI-XVII вв. стала представляться чем-то феерическим. Одной только силой исторического пера создавались гигантские готские державы, управляемые могущественными шведо-готскими королями, которых не знал ни один источник. При этом вырабатывалась определнная методика. Поскольку собственного исторического материала было маловато, то выработали привычку совершать рейды в истории других стран и приворовывать события и исторических персонажей оттуда – это, дескать, были все наши предки, но выступавшие под другими именами. Так, частью шведской истории была объявлена история скифов (мол, те же шведы, просто называли себя скифами). И вот уже предки шведов под именем скифов выступают как завоеватели Азии или отыскиваются среди героев Троянской войны. Дальше-больше. Шведские историки вошли во вкус, и в начале XVII в. были обнаружены новые великие предки шведов. Ими оказались легендарные гипербореи из античных мифов! Тут уж фантазия совсем вышла из берегов.
 
Подумать только, ведь гипербореи – стержень древнегреческой и, следовательно, общеевропейской культуры. И оказывается, гипербореи вышли из Швеции, у них, если внимательно присмотреться и имена шведские, и боги скандинавского обличья. Например, Аполлон. Наверняка, под этим именем скрывался скандинавский Один. Или вот древнеегипетский Озирис – в его имени видно шведское слово sijr, что должно значить вижу, а это можно толковать как Одноглазый. А кто у нас Одноглазый? Бог Один! В общем, куда ни глянь, везде предки шведов или культурные скандинавские герои.
 

То, о чем здесь рассказывается — не выдумка, все взято из реальных трудов шведских литераторов и историков XVI-XVII вв. По этим трудам учились поколения шведов того времени. Мало того, эти произведения старались распространять в Европе, повышая международный престиж Швеции. На европейском континенте ими стали увлекаться первейшие властители дум. Эти труды с благосклонностью читали и в Англии, и во Франции. Монтескье, Вольтер писали: вот ведь, надо же какая великая Швеция была в древности!
 
 Есть и третий момент, на котором стоит заострить внимание c тем, чтобы понять, как возникла норманнская теория. Длительное купание в выдуманной исторической славе не прошло для шведской исторической мысли даром, оно становилось потребностью как бы подсаживать себя на иглу исторической утопии — хотелось бесконечного продолжения праздника. Поэтому поиски новых великих предков продолжались. И естественно, следующими в ряду новообретенных предков вслед за шведо-готами и шведо-гипербореями стали летописные варяги из древнерусских летописей. И также естественно мифо-идеи об основоположничестве шведов в германской и древнегреческой культуре пополнились идеей основоположничества предков шведов в древнерусской государственности.
 
Особую роль в новых историографических поисках сыграли шведские военные и другие шведские подданые, оказавшиеся в плену в России во время Северной войны. Ущемленная национальная гордость возвращавшихся из плена шведов явно искала утешения в исторических экзерсисах.

Скромный фонтан в честь Рюрика, Олега и Игоря в Норрчёпинге, Швеция (фото: Monkan)

.... с начала XIX в. волна европейского романтизма захватила и страны Скандинавского полуострова. Старые идеи романтизированного патриотизма обветшали, национальный миф нуждался в свежей крови, и общественные деятели скандинавских стран стали формировать тот образ «общескандинавских» викингов, который знаком нам сейчас: в шлемах с рогами и под полосатым парусом. Для формирования «викингского мифа», как и ранее, были позаимствованы атрибуты из историй других стран. Викингский шлем с рогами был позаимствован из галльской культуры и из культуры древнего народа кимвров. Такие шлемы были обнаружены археологами на европейском континенте и оценены как ритуальные. Использовать такие шлемы в походах вряд ли возможно: неудобно в походах с рогами-то! Все шлемы, найденные на территории Скандинавии, рогов не имеют.
 
Викингский парус в красную полоску, который, например, украшает этикетку шведской водки «Explorer», также является художественным вымыслом. Нет сведений о том, какой окраски или орнаментации были паруса скандинавов в средневековье, всё это – продукт чистейшей фантазии. Однако продукты этой фантазии – рогатые шлемы, полосатые паруса и другая развесистая клюква – заполняют сегодня страницы не только бульварных изданий, но и работы профессиональных ученых: в респектабельных академических и вузовских изданиях плывут рогатые викинги под полосатыми парусами с водочной бутылки.
 
Итак, идеи о Руси из шведского Рослагена, о безродном наемнике Рюрике (ни то завоевателе, ни то контрактнике) о норманнах как скандинавах-викингах являются в основе шведскими конструктивами, сочиненными в ненаучной мифологизированной историографии. Почему же эти исторические фантазии, проникнув в нашу историческую науку в XVIII в., так цепко сидят в ней более 200 лет?
 
По той же самой причине, по какой эти исторические утопии населяли западноевропейскую науку в течение нескольких столетий, а в видоизмененной форме живут там и до сих пор. Человеческое сознание подвержено влиянию фантазий и утопий. Особенно, если они поддерживаются политическими или влиятельными общественными силами. Норманнский период в древнерусской истории был упомянут Марксом в его статье, а куда же было деваться советским историкам от статей Маркса? Потому все официальные советские справочные издания, включая БСЭ, как солдаты на политучебе, докладывают о варягах как о скандинавах. В XIX в. норманнская теория особо поддерживалась так называемыми прогрессивно-демократическими и либеральными силами российского общества, поскольку эти силы держались веры в то, что весь свет идей – с Запада, а тот, кто эту веру не разделяет, тот квасной патриот и противник прогресса. Но время все расставляет по своим местам. Классики марксизма не являются больше методологией, и у исторической науки все больше свободы обнаруживать отсутствие научной основы в концепциях норманизма.
 

* * *

 Образ шведских викингов, пришедших на Русь и организовавших нечто грандиозное — это тоже часть тех выдуманных историй. Историй, рождавшихся силой воображения и пера, и никогда не существовавших в действительности. Так как в действительности шведские викинги никакой государственности на Руси не организовывали.
 
Хочется сразу оговориться, что не вина предков шведов, которых звали свеи и гёты, в том, что шведские писатели-фантазеры XVI-XVIII вв. приписали им грандиозную историю, никогда не имевшую места в действительности. Единственно, где предки шведов выступали основоположниками, так это в своей собственной шведской истории, в тех краях, где сейчас расположена современная Швеция. Они – ее созидатели и творцы. И, по-моему, предки шведов проделали очень хорошую работу: современная Швеция – прекрасный результат их стараний и трудов. За это им великая благодарность и уважение от потомков.

 
Итак, в 2012 году исполняется 1150 лет со дня призвания на княженье к ильменским словенам князя Рюрика и его братьев, согласно Повести Временных лет. До XVIII в. в понимании этого события каких-либо экстравагантных суждений не замечалось. Русская историческая мысль придерживалась вековой летописной традиции, согласно которой Рюрик и его братья приглашались как князья в княженье Словен в силу своих наследных прав, как внуки своего деда по матери, по причине отсутствия в княженье Словен прямых наследников мужского пола.
 
 

 
Таких призваний в истории Европы было множество. Пресекалась правящая линия, вымирали или изгонялись ее мужские представители, и начинали подбирать новых возможных кандидатов. Вопросы о приглашении князей или королей подлежали юрисдикции или традиции наследных институтов власти, но кандидатов подбирали среди тех, кто обладал наследными правами.
 
Невольно задаешься вопросом: почему Конрад I мог стать германским королем как внук своего деда по матери, а в случае с Рюриком это отрицается? Почему призвание Генриха Плантагенета на престол как внука своего деда по матери не подвергается сомнению, а Рюрик входит в русскую историю без деда, без матери, без княжеского звания – даже в этом за двести с лишним лет не могли определиться!
 
Ответ напрашивается только один: признай княжеское происхождение Рюрика, тогда надо и его родословие признавать, а все нити его родословия ведут на южно-балтийское побережье в Вагрию, в Мекленбург. А Южная Балтия – это минное поле, куда не должна ступать нога норманиста, поскольку жители южнобалтийского побережья во времена Рюрика были славяне. По норманнской теории, проистекающей из мифов о германском величии и превосходстве германцев в создании государственности, славяне без германцев якобы ничего создать не могли. И хотя норманисты открещиваются от этих идей, будто бы давно ими изжитых, но, как говорится, черного кобеля не отмоешь добела. Рюрика с южнобалтийского побережья из славяноязычной Вагрии норманизм отвергает безоговорочно, невзирая на все источники.
 
Мне иногда задают вопрос: это, значит, от немцев что-ли призывали? Нет, немцами население Южной Балтии стало намного позже Рюрика, с распространением там нового языка и новой веры. А во времена Рюрика там жили другие народы, общим именем которых было имя варинов – так оно звучало у античных авторов, а наши предки называли их варягами. У германоязычных народов имя варинов звучало как вэринги. Это древнее имя когда-то принадлежало одному народу, но во времена Рюрика оно стало общим, надлокальным для многих славяноязычных народов Южной Балтии. Одним из таких народов был народ Русь, занимавший на южно-балтийском побережье, согласно летописи, самую западную ее часть. Там, как и во времена Елизаветы, находились наследники, которые показались наиболее подходящими как кандидаты на престол в княженье Словен.
 
Но южно-балтийская Русь была не единственной Русью. Русь существовала в Восточной Европе и до Рюрика. Есть сообщение ПВЛ об образовании Русской земли у полян под 852 г., т.е. за десять лет до призвания Рюрика в княженье словен. К варягам-руси отправились, согласно Лаврентьевской летописи, «русь, чудь, словъни, и кривичи», т.е. своя русь существовала и в Прильменье.
 
– Это загадка или ошибка, — заявляют норманисты. Ну, при чем здесь загадка!? Представьте себе, что сегодня кто-нибудь, прочитав сообщение о том, что делегация из России отправилась в Белоруссию (или в старом стиле, из Великороссии — в Малороссию), стал бы кричать: «Какая страшная загадка!» Никому такое и в голову не придет. Мы знаем, что стран с именем Русь сегодня несколько.
 
Но, как показывают летописи, так было и 1150 лет тому назад. Русь, русы — очень древнее имя наших предков, и корни их в Восточной Европе. Как глубоки эти корни, мы сейчас сказать не можем, поскольку дорюриковская древность отсечена от русской истории норманизмом. Норманизм украл ее у нас. А вместе с этим и накопленный издревле опыт управления древнерусскими землями, традиции контактов с Поднепровьем и другими восточноевропейскими землями. А ведь именно исходя из знания всего этого, можно было бы логично объяснить, почему новой династии Рюриковичей потребовалось всего два десятилетия для создания гигантского объединения Новгородчины и Киевщины.
 
Князь Рюрик с братьями, призванный к предкам новгородцев, исходя из его наследных прав, восстановил преемственность княжеской власти в Приильменье, как Конрад I в Германии или Генрих Плантагенет в Англии. Но так же, как и там, новая древнерусская династия началась не на пустом месте. Институт власти, структуру которого составляли князь и вече, существовал у предков новгородцев издревле. Вернуть российскому обществу картину этого опыта – ближайшая задача исторической науки и наш долг перед нашими предками.

Лидия Грот,
кандидат исторических наук

Читать статью полностью

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on ср, 09/26/2012 - 08:40
Кельтская оккупация Руси. А Иван Грозный сына не убивал...

В продолжение темы Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации

<<Геноцид с 1470 года начался, когда Иван III Русь под тевтонских рыцарей положил. ГЕНОЦИД и
крепостное право и нерусская аристократия
, проводящая политику противную русскому народу отсюда же. Тоже хотел от узбеков=татар избавиться вот и отдал в полон весь русский народ кельтам. Ты мне давеча картиночки красивые казывал саксонского местонахождения. Так на русской крови те домики возводились. Богатство неоткуда не берется. Это всегда результат рабовладения. Золотая Орда дань брала, но развитию русских не препятствовала. Кельты же под саксонским руководством по другому действуют. Зная силу русскую они  держат народ в постоянном рабстве. Потому и советскую власть они ненавидят, что поток иссяк и крови и энергии и ресурсов.

Здесь мы с тобой не договоримся. И не пытайся. Промежуточных согласий не будет. Я - ЗА РУССКИХ, а следовательно за СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ. Цену же кельтам поняла очень сильно, посмотрев на историю Российской империи в этом ракурсе. А за русского мужика не боись. Здесь каждый ошибался. ВЫСШАЯ РАСА она таковой и остается и ничего низшие, хоть кельты, хоть саксы против этого сделать не могут. Законы Мироздания обухом не перешибешь!

Вот ты считаешь революцию семнадцатого года трагедией русского народа, а я нет... И знаешь почему? Была выбита ИНОРОДНАЯ элита. Ведь с Ивана 3 начались планомерные зачистки исконно русской аристократии. Опричнина Ивана Грозного, Петровская стрелецкая казнь, 1612-й - это всё зачистки русской АРистократии кельтской ЭЛитой. Русская аристократия была полностью отстранена от власти с началом царствования Романовых. В стране воцарился колониальный режим, элита которого была чужда народу (так же обстоят дела и ныне во многих странах мира). И выкос кельтской элиты  российского производства в 1 мировую, в гражданскую, в 37-м помог очистить русское пространство для роста русской аристократии. Осталось прополоть еврейский фактор саксонской знати, доставшийся по наследству от тех же кельтов.

Собственно 91-й - это последний всхлип=проявление чужеродной элиты в лице этого самого фактора. Исподволь  набирает силу и мощь русская аристократия, которую гнобили сначала при романовских вассалов саксов, затем при его еврейском при дворном факторе. Так что я смотрю на сию ситуацию совершенно с другой стороны. Ты жалеешь о прошлом, я мечтаю о будущем, формировать которое будет Новая русская АРистократия. Кельтское иго для русских закончено. Саксонское в лице еврейского придворного фактора пока продолжается. Однако, сколько веревочке змее не виться, а конец всё одно будет. Да-да.>> - отсюда  отсюда   отсюда  и отсюда 

А теперь посмотрим на истоки кельтской оккупации Руси вкупе с еврейским фактором саксонской знати.

****

А Иван Грозный сына не убивал...

Увидев в 1885 году в Санкт-Петербурге на выставке новую картину Ильи Репина "Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года", которая потом стала известна под упрощенным названием "Иван Грозный убивает своего сына", обер-прокурор Святейшего Синода и выдающийся русский мыслитель Константин Петрович Победоносцев был крайне возмущен ее сюжетом, в котором вымысел выдавался за факт, и написал императору Александру III: "Нельзя назвать картину исторической, так как этот момент... чисто фантастический". 

ОТЧЕГО ЖЕ УМЕР ЦАРЕВИЧ?

Действительно, факт убийства царем Иоанном Васильевичем Грозным своего сына царевича Иоанна до недавнего времени казался бесспорным, ведь он нашел отражение даже в школьных учебниках, как одно из свидетельств о якобы существовавшей жестокости Русского Православного Самодержавия. И никто не задумывался, откуда попал этот факт в историческую литературу. Лишь митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн впервые опроверг эту клевету на царя в своей книге "Самодержавие Духа", где доказал, что царевич Иоанн умер от тяжелой болезни и что в дошедших до нас исторических документах нет и намека на сыноубийство.

Но что же сообщают документы?

В Московском летописце за 7090 (1581 .- Н.Ш.) год написано: "...преставися царевич Иоанн Иоаннович".

Пискаревский летописец указывает более подробно: "... в 12 час нощи лета 7090 ноября в 17 день... преставление царевича Иоанна Иоанновича".

В Новгородской четвертой летописи говорится: "Того же (7090) году преставися царевич Иоанн Иоаннович на утрени в Слободе..."

Морозовская летопись констатирует: "... не стало царевича Иоанна Иоанновича".

Как видим, об убийстве ни слова.

Что же касается фактов, свидетельствующих о смерти царевича Иоанна от отравления, то они вполне обоснованны.

В.В. Манягин в книге "Вождь Воинствующей Церкви" (2003) пишет: "По поводу болезни можно сказать определенно - это было отравление сулемой. Смерть, вызванная ею, мучительна, а доза, вызывающая такой исход, не превышает 0,18 грамма".

Кто же это установил?

"В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля, - пишет Манягин, - были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Иоанна, царя Феодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского.

При исследовании останков была проверена версия об отравлении царя Иоанна Грозного.

Ученые обнаружили, что содержание мышьяка примерно одинаково во всех четырех скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Иоанна было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму.

Некоторые историки пытались утверждать, что это вовсе не отравление, а последствие лечения сифилиса ртутными мазями. Однако исследования показали, что сифилитических изменений в останках царя и царевича не обнаружено.

После того как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских великих княгинь и цариц, был выявлен факт отравления той же сулемой матери Иоанна Васильевича, Елены Васильевны Глинской (умерла в 1538 году), и его первой жены Анастасии Романовой (умерла в 1560 году).

Это свидетельствует о том, что царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей.

Данные этих исследований позволили утверждать, что царевич Иоанн был отравлен. Содержание яда в его останках во много раз превышает допустимую норму. Таким образом, советская историческая наука опровергает версию об убийстве царем Иоанном Васильевичем своего сына".

МИФ О СЫНОУБИЙСТВЕ СОЗДАН ИНОСТРАНЦАМИ

А сына-то Грозный не убивал!


Иван Грозный у тела убитого им сына. Худ. Шварц В.Г. 1864

Кто же автор клеветы на Ивана Грозного? Имена этого сочинителя и его последователей известны. Их вымыслы - лишь звенья в цепи лживых измышлений о нашем великом прошлом.

Митрополит Иоанн считал, что "решающее влияние на становление русоненавистнических убеждений "исторической науки" оказали свидетельства иностранцев". О том же говорил и выдающийся исследователь древности Сергей Парамонов в книге "Откуда ты, Русь?", которую он издал под псевдонимом Сергей Лесной:

"Нашу историю писали немцы, которые вообще не знали или плохо знали русский язык". Примером того являются лживая норманнская теория, миф о призвании варягов и прочие мифы.

На то, что авторами трудов по русской истории являлись иноземцы, указывал и советский академик Б.А.Рыбаков. Он, в частности, писал:

"Во времена бироновщины, когда отстаивать русское начало в чем бы то ни было оказалось очень трудно, в Петербурге, в среде приглашенных из немецких княжеств ученых, родилась идея заимствования государственности славянами у северогерманских племен. Славяне IХ-Х веков были признаны "живущими звериньским образом" (выражение норманнистов), а строителями и создателями государства были объявлены северные разбойничьи отряды варягов-норманнов, нанимавшихся на службу к разным властителям и державших в страхе Северную Европу.

Так, под пером Зигфрида Байера, Герарда Миллера и Августа Шлецера родилась идея норманнизма, которую часто называют норманнской теорией, хотя вся сумма норманнистических высказываний за два столетия не дает права на наименование норманнизма не только теорией, но даже гипотезой, так как здесь нет ни анализа источников, ни обзора всех известных фактов".

Казалось бы, речь идет об эпохе, не относящейся к теме. Но если не понимать стремление Запада исказить правду о нашем великом прошлом, трудно поверить и в то, что написанное об Иоанне Грозном иноземцами - обычная ложь.

Можно привести тысячи примеров извращения истории нашего государства западными историками.

Но особенно злостным нападкам подверглась эпоха Грозного.

"С "легкой руки" Карамзина стало признаком хорошего тона обильно мазать эту эпоху черной краской, - писал митрополит Иоанн. - Даже самые консервативные историки-марксисты считали своим долгом отдать дань русофобской риторике, говоря о "дикости", "свирепости", "невежестве", "терроре" как о само собой разумеющихся чертах эпохи". Причем доказательствами якобы имевших место ужасов той эпохи для историков явились не свидетельства очевидцев, не архивные данные, не показания придворных, записанные и сохраненные архивами, а клеветнические измышления западных посланников.

Миф о сыноубийстве и другие лживые мифы были необходимы не только для того, чтобы выставить царя в глазах потомков кровожадным тираном, но и доказать западному миру, к тому времени "прославившемуся" ужасами инквизиции, что в России порядки не лучше.

"Начиная с Карамзина, - писал митрополит Иоанн, - русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные "гости", и творческое "наследие" таких, как Штаден и Поссевин, долгое время воспринималось в качестве свидетельства о жизни и нравах русского народа".

То же самое говорит и А. Гулевич в книге "Царская власть и революция": "Национальная история пишется обыкновенно друзьями. История России писалась ее врагами".

КТО ЖЕ АВТОР КЛЕВЕТЫ НА ИОАННА ГРОЗНОГО?

Но кто же первый оклеветал одного из величайших русских самодержцев?

(W* заметим, что Великая княгиня Софья Палеолог, супруга Ивана III,

"наградила" орлиным профилем многих своих потомков, так что о её  кельтском происхождении сомневаться не приходится)

Вот эти строки, которые сочинил Антоний Поссевин (папский шпион), подхватил Генрих Штаден (германский шпион) и процитировал слишком доверчивый (?) Карамзин:

"Царевич, исполненный ревности благородной, пришел к отцу и требовал, чтобы он послал его с войском изгнать неприятеля, освободить Псков, восстановить честь России. Иоанн в волнении гнева закричал: "Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола", - и поднял руку. Борис Годунов хотел удержать ее: Царь дал ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Сей несчастный упал, обливаясь кровью!"

Монах-иезуит Антоний Поссевин приехал в Москву в 1581 году, чтобы послужить посредником в переговорах русского царя с польским королем Стефаном Баторием, вторгшимся в ходе Ливонской войны в русские земли. Будучи легатом папы Григория XIII, Поссевин надеялся с помощью иезуитов добиться уступок от Иоанна IV, пользуясь сложным внешнеполитическим положением Руси. Его целью было вовсе не примирение враждующих, а подчинение Русской Церкви папскому престолу...

Католическая церковь, потеряв надежду сломить Русскую Державу и Православную Русскую Церковь открыто, путем крестовых походов, и тайно, с помощью ересей, стремилась теперь добиться этого обманом, обещая Иоанну Грозному, в случае, если он предаст истинную веру, приобретение территорий, принадлежавших ранее Византии.

"Но надежды папы и старания Поссевина не увенчались успехом, - писал М.В. Толстой в "Истории Русской Церкви". - Иоанн Васильевич оказал всю природную гибкость ума своего, ловкость и благоразумие, которым и сам иезуит должен был отдать справедливость, отринул домогательства о позволении строить на Руси латинские церкви, отклонил споры о вере и соединении Церквей на основании правил Флорентийского собора и не увлекся мечтательным обещанием приобретения всей империи Византийской, утраченной греками будто бы за отступление от Рима".

Флорентийская уния, иными словами, соглашение об объединении православной и католической церквей, была подписана в 1439 году во Флоренции. Эта уния явилась очередной попыткой Рима распространить католичество силой. В ответ на нее в 1448 году собор епископов в Москве объявил Русскую Православную Церковь автокефальной, то есть независимой от константинопольского патриарха.

Комментируя М.В. Толстого, митрополит Иоанн писал:

"Известный историк Русской Церкви мог бы добавить, что происки Рима в отношении России имеют многовековую историю, что провал миссии сделал Поссевина личным врагом царя, что само слово "иезуит", из-за бессовестности и беспринципности членов ордена, давно сделалось именем нарицательным, что сам легат приехал в Москву уже через несколько месяцев после смерти царевича и ни при каких обстоятельствах не мог быть свидетелем происшедшего".

Иоанн Васильевич ответил иезуиту твердо и грозно: "Ты говоришь, Антоний, что ваша вера римская - одна с греческою вера? И мы носим веру истинно христианскую, но не греческую. Греки нам не евангелие. У нас не греческая, а Русская вера".

Миссия потерпела полный провал, и взбешенный Поссевин, по злобе своей, сочинил миф о том, что Иоанн Грозный в порыве гнева убил своего сына и наследника престола царевича Иоанна Иоанновича.

"Поссевин говорит, - пишет митрополит Иоанн, - что царь рассердился на свою невестку, жену царевича, и во время вспыхнувшей ссоры убил его. Нелепость версии (уже с момента возникновения) была так очевидна, что потребовалось "облагородить" рассказ, найти более "достоверный" повод и "мотив убийства". Так появилась другая сказка - о том, что царевич возглавил политическую оппозицию курсу отца на переговорах с Баторием о заключении мира и был убит царем по подозрению в причастности к боярскому заговору. Обе версии совершенно голословны и бездоказательны. На их достоверность невозможно найти и намеки во всей массе дошедших до нас документов и актов, относящихся к тому времени.

А вот сведения о "естественной" смерти царевича Ивана имеют под собой документальную основу.

Еще в 1570 году болезненный и благочестивый царевич, благоговейно страшась тягот предстоявшего ему царского служения, пожаловал в Кирилло-Белозерский монастырь огромный по тем временам вклад в тысячу рублей. Предпочитая мирской славе монашеский подвиг, он сопроводил вклад условием, чтобы "ино похочет постричися, царевича князя Ивана постригли за тот вклад, а если, по грехам, царевича не станет, то и поминати".

Косвенно свидетельствует о смерти Ивана не от удара посоха и то, что в "доработанной" версии о сыноубийстве смерть его последовала не мгновенно после "рокового удара", а через четыре дня, в Александровской слободе. Впоследствии стало ясно, почему царевич угасал четыре дня - это было вызвано отравлением сулемой.

Подхватил и развил версию о "сыноубийстве" и еще один проходимец - немец Генрих Штаден, прибывший в Москву с задачами разведывательного характера.

Штаден написал клеветнические записки, которые Карамзин посчитал за правдивые и которые были разоблачены советскими историками. К примеру, И.И. Полосин назвал их "повестью душегубства, разбоя, татьбы с поличным", причем отличающейся "неподражаемым цинизмом". По словам другого советского историка, С.Б. Веселовского, "они представляли собой бессвязный рассказ едва грамотного, необразованного и некультурного авантюриста, содержащий много хвастовства и лжи".

Вернувшись в Германию, Штаден изложил проект завоевания Московии, предлагая уничтожить все церкви и монастыри, разгромить и упразднить православную веру, а затем превратить русских людей в рабов. Вот чьими данными пользовались многие русские историки, описывая в своих сочинениях эпоху Иоанна Грозного.

Русский философ Иван Александрович Ильин предупреждал, что "в мире есть народы, государства, правительства, церковные центры, закулисные организации и отдельные люди - враждебные России, особенно Православной России,тем более императорской и нерасчлененной России. Подобно тому, как есть "англофобы", "германофобы", "японофобы" - так мир изобилует "русофобами", врагами национальной России, обещающими себе от ее крушения, унижения и ослабления всяческий успех...

Поэтому, с кем бы мы ни говорили, к кому бы мы ни обращались, мы должны зорко и трезво измерять его мерилом его симпатий и намерений в отношении к единой, национальной России и не ждать: от завоевателя - спасения, от расчленителя - помощи, от религиозного совратителя - сочувствия и понимания, от погубителя - благожелательства, от клеветника- правды.

Политика есть искусство узнавать и обезвреживать врага".

А святой Василий Великий советовал выбирать из сочинений историков "только нужное для себя и согласное с Истиной, а прочее оставлять без внимания".

ПОЧЕМУ ШЕЛЬМОВАЛИ ЭПОХУ ГРОЗНОГО?

А почему вдруг подверглись клевете именно Иоанн Васильевич Грозный и время его царствования?

Ответ прост: сильная Россия Западу страшна, а Иоанн Грозный создавал Московское царство могучим, боролся за чистоту веры и укреплял Православное Русское Самодержавие, основы которого заложил святой благоверный князь Андрей Боголюбский.

Время царствования Иоанна Грозного и канун его были весьма знаменательны для России. Вот как оценивает эту эпоху доктор исторических наук С.В. Перевезенцев в книге "Царь Иван IV Грозный":

"В XV столетии произошли события, особо важные для России, оказавшие огромное влияние на всю ее дальнейшую историю - в 1439 году во Флоренции было подписано соглашение об объединении католической и православной церквей; в 1448 году, в ответ на Флорентийскую унию, собор епископов в Москве провозгласил Русскую Церковь автокефальной, т.е. независимой от константинопольского патриарха; в 1453 году прекратила свое существование Византийская империя; в 1480 году Русское государство окончательно избавилось от татаро-монгольского ига.

Для русского религиозно-мифологического сознания той поры столь быстрая последовательность, фактически совпадение этих событий не могло казаться случайным. И смысл виделся совершенно определенный - Сам Господь избрал Русь для осуществления на Земле неких Высших, Божественных предначертаний, ибо Россия осталась единственным в мире государством, которое несло человечеству свет правой веры. В этот период Москва начинает осознаваться как центр, ядро, средоточие не только России, но всего мира".

И вполне естественно Запад забил тревогу.

Не имея возможности уничтожить Русь военным путем, Запад прибег к клевете и шельмованию с целью подрыва авторитета верховной государственной власти в России.

Наш историк Иван Егорович Забелин писал:

"Всем известно, что древние, в особенности греки и римляне, умели воспитывать героев... Это умение заключалось лишь в том, что они умели изображать в своей истории лучших передовых своих деятелей, не только в исторической, но и в поэтической правде.

Они умели ценить заслуги героев, умели различать золотую правду и истину этих заслуг от житейской лжи и грязи, в которой каждый человек необходимо проживает и всегда больше или меньше марается.

Они умели отличать в этих заслугах не только реальную и, так сказать, полезную их сущность, но и сущность идеальную, то есть историческую идею исполненного дела и подвига, что необходимо и возвышало характер героя до степени идеала".

О наших же историках Забелин с сожалением сказал:

"Как известно, мы очень усердно только отрицаем и обличаем нашу историю и о каких-либо характерах и идеалах не смеем и помышлять. Идеального в своей истории мы не допускаем... Вся наша история есть темное царство невежества, варварства, суесвятства, рабства и так дальше. Лицемерить нечего: так думает большинство образованных русских людей..."

БЫЛ ЛИ ИОАНН ГРОЗНЫЙ ЖЕСТОКИМ?

Инструктируя создателей фильма "Иван Грозный" режиссера Эйзенштейна и исполнителя роли царя - Черкасова, Сталин сказал:

"Иоанн Грозный был очень жестким. Показывать, что он был жестким, можно. Но нужно показать, почему нужно быть жестким. Одна из ошибок Иоанна Грозного состояла в том, что он не уничтожил пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять крупных семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени".

Иоанна Грозного называли тираном, приписывали ему непомерные жестокости, а между тем Сталин, который внимательно изучил политику царя, сделал вывод, что тот даже проявил излишнюю мягкость к враждебным боярским семействам, помиловав их и тем самым позволил ввергнуть Россию в Смутное время, унесшее почти половину населения Московии.

Между тем факты опровергают жестокость царя и бесчеловечность опричного "террора".

Н.Скуратов в статье "Иван Грозный - взгляд на время царствования с точки зрения укрепления государства Российского" пишет:

"Обычному, несведущему в истории человеку, который не прочь иногда посмотреть фильмы и почитать газету, может показаться, что опричники Иоанна Грозного перебили половину населения страны. Между тем число жертв политических репрессий 50-летнего царствования хорошо известно по достоверным историческим источникам.

Подавляющее большинство погибших названо в них поименно... казненные принадлежали к высшим сословиям и были виновны во вполне реальных, а не в мифических заговорах и изменах... Почти все они ранее бывали прощаемы под крестные целовальные клятвы, то есть являлись клятвопреступниками, политическими рецидивистами".

Манягин отмечает, что такой же точки зрения придерживались митрополит Иоанн и историк Р.Г. Скрынников, которые указали, что за 50 лет правления Грозного царя к смертной казни были приговорены не более 4-5 тысяч человек. Но из этой цифры надо убрать казненных бояр до 1547 года, то есть до венчания Иоанна Васильевича на царство. Не может же он отвечать за взаимные убийства различных боярских кланов, рвавшихся к власти.

Манягин пишет: "Во времена царствования Иоанна IV смертной казнью карали за: убийство, изнасилование, содомию, похищение людей, поджог жилого дома с людьми, ограбление храма, государственную измену.

Для сравнения: во время правления царя Алексея Михайловича смертной казнью карались уже 80 видов преступлений, а при Петре I - более 120!.

Каждый смертный приговор при Иоанне IV выносился только в Москве и утверждался лично царем".

Власть православного царя Иоанна Васильевича была много мягче, нежели в Европе, о чем Манягин говорит следующее: "В том же XVI веке в других государствах правительства совершали действительно чудовищные беззакония.

В 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции перебито свыше 80 тысяч протестантов.

В Англии за первую половину XVI века было повешено только за бродяжничество 70 тысяч человек.

В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100 тысяч человек.

Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8 тысяч и в Гарлеме 20 тысяч человек, а всего в Нидерландах испанцы убили около 100 тысяч человек".

Итак, в "просвещенной" и "милосердной" Европе примерно за тот же период казнили более 378 тысяч человек, большей частью безвинных, а в России при Иоанне Грозном за конкретные тяжкие преступления были казнены 4-5 тысяч. Почему же Грозный царь-тиран, а европейцы - само милосердие?

За время царствования Иоанна Грозного прирост населения составил 30-50%, за время правления Петра I убыль населения составила 40%.

Поэтому царь Грозный - тиран, а Петр - Великий. Теперь мы видим, сколь точно определение И.Л. Солоневича: "Русский историк является специалистом по извращению истории России".

Говоря о казнях, не следует забывать, что именно "не уничтоженное" боярское семейство Шуйских было одним из тех семейств, что толкнули Россию к Смутному времени.

Именно со времени правления Василия Шуйского была нарушена православная вертикаль власти.

Начиная с правления Иоанна III было установлено, что царь присягает Богу, а народ присягает царю как Помазаннику Божиему. Но безбожник Шуйский дал клятву не Богу - Он дал подкрестную клятву боярской верхушке. Это было началом разрушения Самодержавия, построенного династией Рюриковичей. И разрушение это стало результатом не жестокости, а, напротив, чрезвычайного милосердия Иоанна Грозного.

"Мягкий и незлобивый по природе, - отмечал митрополит Иоанн, - царь страдал и мучился, вынужденный применять крутые меры".

Часто бывало, что едва только начиналась казнь приговоренных по суду злостных преступников, как прибывал гонец с царской грамотой и те, кто еще не был казнен, отпускались под крестное целование. Но что безбожному слуге бесовскому до этого целования? В благодарность за милосердие царя отравили сулемой...

И Россия покатилась к Смутному времени, в период которого из 15 миллионов человек потеряла 7 миллионов, а спасена была от полной гибели и превращения в польско-литовскую колонию лишь благодаря тому гениальному изобретению Иоанна Грозного, о котором мы незаслуженно забыли.

Именно Земский собор, созванный в 1613 году по законам и правилам, внедренным Иоанном Грозным, смог возродить самодержавное правление.

На этом Московском Земско-поместном соборе были окончательно отвергнуты посягательства на престол зарубежных самозванцев и избран русским царем Михаил Федорович Романов.

Ведь подвиг князя Дмитрия Михайловича Пожарского не только в том, что он освободил Москву, но и в том, что он не польстился на царский престол и не "крикнул" себя тут же царем, подобно Шуйскому с помощью ближайших к нему лиц, а согласился лишь на временное управление страной, немедленно начав подготовку к созыву Московского Земско-поместного собора всея Русской земли, поддержавшего введение опричнины во имя спасения Православной веры и самой Русской земли.

Николай Шахмагонов

*****

W* таким образом, несмотря на ухищрения Ивана IV, кельтская оккупация Руси шла полным ходом, вслед за отстранением русской АРистократии от власти в пользу кельтской ЭЛиты, были устранены и русские цари.

http://victoriarossi.livejournal.com/1019252.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on ср, 10/10/2012 - 11:58
О происхождении двуглавого орла и «царя»

Еще раз о двуглавом орле

Трактовка символов, предлагаемых в качестве государственных

2000-11-10 / Алексей Алексеевич Беляков - профессор.

В ПОСЛЕДНЕЕ время вновь активизировались публичные и печатные прения о необходимости законодательного принятия государственных символов Российской Федерации. Это вынуждает меня поделиться с читателями "НГ" фактами и текстами, достаточно хорошо известными многим историкам, филологам и искусствоведам, но, к сожалению, не широкой публике и не власть имущим.

НЕ ИЗ НОВОГО РИМА, А ОТ ГАБСБУРГОВ

alt

Главный аргумент сторонников принятия двуглавого орла в качестве государственного герба РФ - это исторически традиционный символ российской государственности. Но ее началом принято считать описанное в летописях под 6370 г. от Сотворения мира (862 г. н.э.) "призвание князей", а двухголовая птица в нашей стране впервые зафиксирована на датируемой 1497 г. печати московского великого князя Ивана III. Выходит, что из 1138 лет российской государственности больше половины (635 лет) она вполне обходилась без орнитологического феномена: первоначально на княжеских грамотах ставились изображения креста, Спаса, Богородицы или чаще всего святого, имя которого носил данный князь. С XIV в. на печатях тверских, а затем и московских князей появляется изображение всадника с мечом в руке, позднее у московских великих князей он трансформировался в конного змееборца с копьем. Откуда же двуглавый орел на печати 1497 г. и в чем его смысл?

Мнение, высказанное основоположником нашей научной историографии Николаем Карамзиным (хотя тенденциозность и, мягко говоря, беллетристичность его "Истории Государства Российского" неоспорима), имеет наибольшее распространение. По этому мнению, появление на печати Ивана III изображения двуглавого орла - "герба Византии" - результат его брака с Софией Палеолог, принесшей этот "герб" в качестве "приданого". Многие также считают, что в использовании двуглавого орла ("герба Византии") московскими государями выражается идея Москвы - "третьего Рима", идея преемства ими власти из Рима и "Византии".

(Последнее слово я беру в кавычки, поскольку термины "Византия", "Византийская империя" являются произвольными: политического организма с таким названием никогда в истории не существовало. Был Рим - от основания его Ромулом 21 апреля 753 г. до н.э. и до взятия Константинополя - Нового Рима - турками при Цесаре Константине Палеологе 29 мая 1453 г.)

Конечно, нынешним осененным двухголовой птицей московским властителям очень приятно чувствовать себя преемниками "византийских автократоров". Но еще в XIX в. очень авторитетный историк Николай Лихачев указывал, что "Византия" (как и Рим) "не знала государственной печати и на печатях императоров не помещала геральдического двуглавого орла". Соответственно, "Московское правительство не могло заимствовать непосредственно из Византии того, чего та не имела".
А в недавние годы рядом исследователей достоверно выяснено, что двуглавый орел в качестве государственного герба позаимствован Иваном III вовсе не у "Византии", а на Западе, у противника и антипода Нового Рима, "Священной Римской империи германского народа". Там двуглавого орла сделал гербом в 1442 г. император Фридрих III Габсбург (заметим, что все орлы и львы западноевропейской геральдики символизируют не государства, а их государей), и именно его печати совершенно аналогична печать Ивана III 1497 г., от которой, как считается, и произошел "российский герб". (Автор видимо не знает, что изображение двуглавого орла, существовало на древних шумерских и вавилонских царских гербах и печатях. Ред АРИ)

alt

Не спорю, печать эта - материально-исторический факт. Но насколько в первые десятилетия после ее появления двуглавый орел мог восприниматься как российский государственный символ, сказать трудно: скорее в таком качестве выступало изображение всадника (о нем - ниже). И при Иване IV Грозном, по свидетельству немца-опричника Штадена, двуглавый орел красовался на воротах и шпице опричного двора и вполне мог восприниматься как символ опричнины, а это учреждение (сколь бы похвальным оно ни казалось некоторым "православным патриотам") купно с его учредителем более корреспондирует не с "Византией", а с современным сатанизмом.

КТО ПОРАЖАЕТ КОПЬЕМ ДРАКОНА?

На брюхе двухголовой птицы обычно помещают изображение всадника, протыкающего копьем змею (конечно же, дракона, но по-гречески это слово и значит "змея"). Считается, что это - "святой великомученик Георгий-победоносец", христианин, принявший мученическую кончину от Диоклетиана Цесаря на рубеже III и IV вв.

Однако "чудо Георгия о змие" - апокриф фольклорного происхождения, хотя и древний (его появление исследователи датируют по-разному, от VIII до XI в.), и на Руси изображение Георгия в виде змееборца широкое распространение получило не ранее XIV в. А до того времени Георгия обычно писали без всяких змей и коней (замечательный образец - икона ХII в. Успенского собора Московского Кремля).

Да, действительно, московские великие князья начиная с Юрия (то есть Георгия) Долгорукого любили и почитали мученика Георгия, его культ был важной составной частью их официальной идеологии. Однако помещенный на чреве двуглавого орла всадник был официально отождествлен со св. Георгием лишь в царствование государыни императрицы Анны Иоанновны (1730-1740 гг.).

Вместе с тем в многочисленных документах XVI и XVII вв. имеется совершенно недвусмысленное толкование всадника как московского великого князя, царя. А в книге архимандрита Иннокентия Гизеля "Мир человеку с богом или покаяние святое" (Киев, 1669 г.) помещена гравюра, на которой всадник, поражающий копьем дракона, изображен под двуглавым орлом и наделен чертами портретного сходства с царем Алексеем Михайловичем. При этом как автор-"никонианин", так и его оппоненты-староверы равно отождествляли с царем и всадника ("сам тут есть Алексей Михайлович в браде и на коне"), и орла.

ЦЕСАРЬ, ЦАРЬ, ТАТАРСКИЙ ХАН

Итак, и всадник, и двуглавый орел в российском гербе - это царь. А раз так, то сколь бы привычным ни было это слово, но при обсуждении гербовых проблем его невозможно обойти.

alt

Известно, что для перевода греческого слова ВАСIЛЕУС Кирилл и Мефодий использовали слово ЦЕСАРЬ - этим именем как родовым еще с Гая Юлия и Августа назывались римские принцепсы, василевсы ромеев. До XIII в. ни у южных славян, ни на Руси слово царь не употреблялось, только цесарь.Более столетия назад Измаил Срезневский заметил, что слово царь первоначально прилагалось к хану Золотой Орды. А в начале 70-х гг. нашего века Лидия Жуковская тоже указывала на семантическое размежевание цесаря и царя. А размежевание - примерно такое: Христос - цесарь ("цесарь цесарем и господь господем"), в Константинополе, сиречь Новом Риме - цесарь, а в Золотой Орде - царь. (Быть может, царь - это просто уничижительно-редуцированное, как бы сквозь зубы, произношение изначального цесарь - как никияне вместо никониане в речи староверов).

Но только не надо думать, что слово цесарь исчезло из нашего языка, будучи вытеснено ему "эквивалентным" и "просто" редуцированным словом царь (редукция ударного слога ни в одном из известных языков не отмечалась!). Так, в российской императорской фамилии с петровского времени употреблялись в качестве официальных титулов слова цесаревич, цесаревна. А один из замечательнейших (в частности, своим западничеством) московских государей - Лжедимитрий I - титуловал себя как "великий цесарь, князь всея России, многих Татарских царств и государств, Московской державе подвластных, государь, царь и обладатель (здесь и далее в цитатах сохранены особенности языка оригинала, курсив мой. - А.Б.)". В этом титуле, как видно, сознательно употреблены и цесарь, и царь, что вкупе с "многими татарскими царствами" вполне показательно.

Первоначальная соотнесенность слова царь с ханом Золотой Орды отразилась в фольклоре ("где царь, там и орда" - эту малоизвестную теперь пословицу приводит Карамзин) и в топонимике. Так, на месте столицы Золотой Орды г. Сарая на р. Ахтубе существовал г. Царев (ныне с. Царев Ленинского района Волгоградской области).

В связи с первоначальным именованием татарского хана царем следует рассматривать и формулу православный царь применительно к московскому государю. Она, по-видимому, впервые появилась в составленном около 1518 г. "чине поставления Димитрия-внука": поскольку царь - татарский хан, возникает необходимость уточнить, что московский великий князь - православный царь. Эта формула еще долго бытовала и после "снятия" оппозиции царь - православный царь, она содержится, например, и "народном" гимне "Боже, царя храни" (музыка Алексея Львова, стихи Василия Жуковского).

alt

Но все-таки самое замечательное свидетельство первоначального отнесения слова царь к татарскому хану - это реакция польского короля Сигизмунда I на требование Ивана IV Грозного называть его царем (1554 г.): "никоторый же государь у христьянстве тым именем не называетца, кроме бусурманских царей, а он, брат наш, есть государем христьянским". Со своей стороны, утверждая свое право именоваться царем, Иван IV ссылается не только на легенды о Владимире Святославиче и Владимире Мономахе, который будто бы "венчан на царство русское", но, главное, на покорение им царств Казанского и Астраханского (осколков Золотой Орды), так как "на тех местех исстари цари велись" и "место Казанское и Астороханское... извечное царское".

ЧТО ВИДЕЛ ПРОРОК ЕЗДРА?

Напомню о факте, ныне не афишируемом. Христианская ортодоксия (то есть те самые святые отцы, преемницей и единомышленницей которых мыслит себя Русская Православная Церковь) отождествляла обновленный Христом Рим - Новый Рим, Константинополь - с апокалиптической тысячелетней державой Христа на земле, по окончании которой миром овладеет антихрист.

Владычество антихриста достигнет исполнения тогда, когда собравшиеся в Иерусалиме иудеи поставят его царем и рекут ему: "Ты еси Христос, егоже мы ожидахом, и тебе ради оскорби нас род род римский". В этих словах сбудется пророчество Христа об иудеях: "Аз приидох во имя Отца моего, и не приемлете мене. Ин приидет во имя свое, того приимете". Тем самым мера беззакония будет иудеями исполнена, тогда будет второе пришествие Христа, "иже убиет антихриста духом уст своих", воскресение мертвых, последний суд и воздаяние "комуждо по делом его".

Эта эсхатологическая схема имеет в древнерусской литературе следующее предельно краткое изложение (цитирую по рукописи XVI в.): из предреченных Даниилом пророком четырех цесарств (держав) "Вавилонское разорится Перским, Перское же Македонским, Македонское же Римским, Римское же антихристом, антихристово же Господем нашим Иисусом Христом, егоже цесарьство нескончаемо во веки. Аминь".

Об антихристе имеются различные пророчества, но в связи с постепенно становящейся в России привычной государственной символикой особенно значительным представлялся то, что содержится в 3-й книге пророка Ездры.

Пророк свидетельствует: "Видех, восхождаше от моря орел, емуже бяху главы три" (11, 1). Замечательно, что "средняя глава бысть больши инех глав" (11, 4) - ведь орел-то в российском гербе двухголовый, а корон - три, на головах - маленькие, а над пустым местом между ними - большая. "И се орел летяше на перии своем, и цесарьствова на земли и на живущих на ней" (11,5).

Далее орел становится двухголовым: "средняя глава внезапу не явися... Осташася же две главе, яже и те такоже цесарьствоваша на земли и над обитающими на ней" (11, 33-34).

Власть двуглавого орла-антихриста над всей землей заканчивается тем, что из леса исходит "лев разгневан рыкающ" (11, 37) - то есть Христос в своем втором пришествии (во многих других ветхозаветных пророчествах он тоже является в образе льва) и посрамляет антихриста.

Если в контексте Ездриного пророчества рассматривать известный факт использования на Западе с ХIII в. двуглавого орла в качестве символа бога-отца, то из несложного силлогизма можно уразуметь, кого они там за бога-отца почитают. А позднее, после никоновских и петровских реформ, такое толкование распространилось и в нашей стране и, между прочим, содержится в Четьих Минеях Димитрия Ростовского. Этому толкованию отвечали отечественные полемисты, противники новшества: "лев ту стал орел, ин бог и двоеглавый змей. Сему орлу вы и покланяетеся (то есть на место льва-Христа поставили двуглавого орла и ему поклоняются. - А.Б.)."

А поскольку обычно двуглавый орел отождествлялся не с российским государством, а российским государем (см. выше), то все изложенное и давало основания многим из наиболее образованных и начитанных ("книжных") наших соотечественников отождествлять с антихристом Алексея Михайловича, Петра I и их преемников. Соответственно, прилагавшиеся к этим "царским пресветлым величествам" имена "змий пecтpый двоеглавый", "помазанник сатанин" и т.п. - вовсе не ругательства, они в соответствии с традиционным ортодоксально-христианским пониманием смысла пророчеств называют вещи "своими им именами".

****

Двуглавому орлу в качестве государственного символа РФ особенно активно не сопротивляются. Вот и Виталий Третьяков ("НГ", 26.10.2000) считает, что это "самый древний, допетровский символ, к тому же в силу заимствования из Византии как бы еще и православный".

Но, как видно, символ этот хотя и допетровский, но не очень-то и древний. И царь, которого символизирует двуглавый орел (отнюдь не государство!) - преемник не василевсов Нового Рима, а ханов Золотой Орды. И позаимствован он вовсе не из "Византии", а у Габсбургов. А мысль, что он "как бы еще и православный", явилась "по умолчанию": глубоко осведомленные в Св. Писаниях архиереи и клирики синодального времени предпочитали помалкивать о пророчестве Ездры - в "старообрядчестве" обвинить могли легко, а неприятности за принадлежность к нему нередко бывали кровавыми.

Вот и спрашивается, надо ли вчерашним гражданам СССР, невольно претерпевшим уже переименование в "россиян" (до 1991 г. такое слово не употреблялось, даже Владимир Даль его не зафиксировал), сделать себя еще и "образ двоеглавый антихристов обносящими"? (с)

Источник

Изображение пользователя BigPesetc.
Posted by BigPesetc on пн, 07/09/2012 - 23:22
Избавление Европы от влияния России, а благодаря этому — и от в

Избавление Европы от влияния России, а благодаря этому — и от влияния Англии

Написано Михалом Сокольницким, дивизионным генералом на службе его величества короля Саксонского 1), графом Варшавским, офицером ордена Почетного Легиона, командором польского ордена «За военные заслуги»

9 сент, 2012

Я задался целью доказать в этих записках следующее:

1. Что политика русского правительства базируется на системе закабаления и узурпации, которую царь Петр I завещал своим наследникам. Она основывается на традиции, которая передавалась и должна в точности передаваться от одной особы русского императора к другой. Я покажу злонамеренное поведение этой страны на примере игнорирования ею Континентальной блокады 2), которую она одобрила только для вида.

2. Что раздел Польши 3) был первым шагом, который она сделала, идя по пути исполнения своих намерений в пику независимости и безопасности европейских государств, и что первейший способ противостоять этим намерениям — восстановить Польшу в ее этнических границах. Я приведу серию фактов и наблюдений, доказывающих необходимость этой меры.

3. Что способы выполнения этой задачи связаны с планом кампании, закономерным результатом которой станет уничтожение Российской империи, а следовательно, и английской.

Это, конечно же, английские гинеи направляли в сердце Германии русские армии во времена Анны 13) и Елизаветы 14). Те же движущие силы побуждали русских доходить до Италии при Павле 15). Без английского золота Александр был бы неспособен выдюжить две кампании и замышлять третью против Франции. Без этого золота, без поддержки английского флота русскому флагу был бы заказан путь к Архипелагу, в Адриатику, Средиземноморье и Немецкие моря. Если бы не подозрительность англичан, русские, быть может, давно бы уже закрепились в Голландии. Более хитрая и более ловкая Англия сумела воспользоваться удобным моментом для того, чтобы завладеть своей добычей, в то время как ужасный колосс, которому Екатерина благодаря своей магии придала силу и которому Европа в силу своей апатии помогла окрепнуть, все еще тщится достичь своих амбициозных целей среди окровавленных обломков, которые он то цинично попирает, то, спотыкаясь о них, падает.

http://www.hrono.ru/libris/lib_s/sokolnicky01.html

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on пт, 02/14/2014 - 17:23
Иссак Ньютон и Яков Брюс- создатели Российской Империи

более подробно о Якове Брюсе - Чернокнижник Яков Брюс

из лекции масона Леонида Мациха ( r.i.p )  которую нужно посмотреть всю http://www.youtube.com/watch?v=3uVJjgcvWK8
( кто интересуется, конечно)  в этой лекции есть упоминание и о Феофане Прокоповиче-реформаторе российской версии христианства и других лиц принимавших участие в осуществлении большого проекта " Россия", который был доведен до конца уже при Екатерине, при помощи тех же украинцев и немцев.

Английские масоны- Рен, Ньютон, Брюс создавали "Россию", как противовес Швеции в Европе, где шведы навели такого шороху, что их с трудом остановили на Карловом мосту в Праге, при Екатерине приоритеты изменились, но, не сама идея, которая заключалась в том, чтобы иметь огромную державу на востоке, основанную на лжи и насилии ( только так можно было подчинить конгломерат народов на обширной территории евразии навязав им ложную историю и идею см. Русских не существует ) и следующую интересам англо-саксов ( ни одной войны с Британией не было, все войны велись только с континентальными державами)

Те же ложные идеи и принципы взяли на вооружение идеологи Красной империи, создавшие новый биологический вид- советский человек, те же ложные идеи на вооружении кукловодов стоящих за неоязыческой идеологией, согласно которой русские построили пирамиды ( итп. ересь) То есть сама идея подвергается трансформации, при этом цель и методы остаются  прежними - ложь, глобализация ( все народы евразии- русские) и насилие. То есть цель - любыми способами удерживать био-массу вместе



Ньютон. ( Петр I у английских масонов )

http://povstanez.livejournal.com/1231348.html

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on пт, 02/14/2014 - 17:12
Секреты Евразии: Ключ к скрытой истории и Мировым событиям

Идеи и практики на основе магии и оккультизма всегда были частью русской жизни ( Россия- страна черной магии ) В шестнадцатом веке царя Ивана IV консультировали маги, он хорошо знал значение драгоценных камней установленных в его ставке (Колдуны Ивана Грозного ) Его правление было кульминацией мечты построения пророческой, религиозной Восточно-христианской византийской цивилизации. Окруженный тайным орденом апокалиптических монахов, Иван считал себя наследником израильских царей , он пытался трансформировать русскую жизнь ( московитов, точней) согласно его магических взглядов на реальность.
Иван был убежден, что у русской нации была особая миссия, это ни много ни мало искупление мира

В 1586 г. царь Борис Годунов предложил огромную зарплату в 2000 английских фунтов в год, дом, плюс полное содержание на своей службе Джону Ди, (ДИ с валлийского означает «черный»)  английскому шпиону, магу ( Магический шар Джона Ди)

Сын Ди,- Артур Ди, который, как и его отец был алхимиком и розенкрейцером ,  приезжает работать в Москву в качестве врача. Михаил Романов , первый царь из Династии Романовых , взошел на престол с помощью Артура Ди и британской секретной службы

Михаил Романов в остроконечной шапке мага, вся одежда имеет сакральное значение

До прихода к власти, Романовы были обвиняемы своими врагами в колдовской практике и одержимости оккультными силами

Легендарный граф Сен-Жермен, которого характеризовали , как алхимика, шпиона, промышленника, дипломата и розенкрейцера, был вовлечен в несколько политических интриг в России, по словам Николая Рериха ", он был членом "гималайского братства."

В 1755 году он путешествовал по всей Евразии, изучал оккультные учения и возможно, даже посетил Тибет.
Говорят, что во время изучения оккультизма в Центральной Азии,  граф познакомился с тайными обрядами Тантрической сексуальной магии, чтобы продлить свою молодость. Он также шпионил против пресловутой Британской Ост-Индской компании.

Сен-Жермен основал два тайных общества, Азиатские братья и рыцари Света.

... Когда русский царь и царица посетили Францию ​​в 1896 году, Папюс прислал им приветствие от имени "французских спиритуалистов ", когда Папюс сам прибыл в Россию в 1901 г. он был представлен царю
в Санкт-Петербурге он быстро организовал ложу Орден Мартинистов с царем в качестве президента Высших Неизвестных

( впоследствии это имя носило нацистское тайное общество, и я рекомендую параллельно почитать отдельно статью об этом Самой последней исторической попыткой «евразийской реставрации», «солнечной реставрации» (Эвола), «евразийского имперостроительства» была нацистская Империя. )

Папюс знал, какую ключевую роль, должна сыграть Россия в деле объединения Евразии и ее оккультную судьбу,  как Империи Конца (лол, Empire of the End) как внешнее проявление "Северной Шамбалы"

Папюс в России

Через Папюса Императорская семья познакомилась с его другом и духовным наставником Мастером Филиппом

Папюс вернулся в Петербург в 1905, где, как ходили слухи, он в присутствии императорской четы, вызвал дух отца царя, Александр III, который предложил практические советы по выходу из политического кризиса.

Оба мастера- Филипп и Папюс, играли важную политическую роль при русском дворе.
Они не только советовали царю в государственных делах, но и поддерживали контакты с влиятельными в России членами Ордена Мартинистов, среди них два дяди царя и многочисленные родственники, Папюс предупредил царя о международном  заговоре направленным на мировое господство.

По одной из версий, он пообещал, что царская семья и монархия Романовых будет защищена до тех пор, пока  он, Папюс, будет жив.

книга Папюса

Когда известие о его смерти достигло Александры в 1916 году, она послала записку к мужу (в то время командовал русскими войсками на фронте в первой мировой войне), со словами: Папюс мертв, мы обречены.

Папюс развивал свой Орден Мартинистов в противовес Масонским ложам. которые. как он считал. были на службе
британского империализма и международных финансовых синдикатов.Папюс осудил масонство, назвав его атеистическим, в отличие от эзотерического христианства Ордена Мартинистов.
http://www.newdawnmagazine.com/articles/the-secret-of-eurasia-the-key-to-hidden-history-and-world-events
в общем немного бредовая статья. я не знаю. зачем я стал ее переводить)
какие русские при Иване-4 ? это московиты, орда, азиаты, немцы сделали и придумали русских ( Одежда женщин (В Г. одно слово зачеркнуто) на турецкий манер. Мечтой беднейших из них является иметь головной убор из персидской ткани, более или менее дорогой )
 в общем, какой-то евразийский колдун писал:) в том смысле, что одних колдунов-атлантов он осуждает, а других колдунов-евразийских, чуть-ли не восхваляет
ну, надеюсь кому-то будет интересно

http://povstanez.livejournal.com/1084083.html

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on пт, 02/14/2014 - 17:07
Хитрая вилка. Таким был расклад во всех американских колониях

тут стратегия, на наш взгляд, хитрее. На защиту православия и монархизма от "облиберастившихся" леваков придет сама власть. Таким образом, получится хитрая вилка. Православие и национализм "мандабунтами" подтолкнут к сплочению вокруг проамериканской компрадорской власти. А выступающие против НАТО и приватизации левые окажутся выставлены "пятой колонной", богоборцами и извращенцами.

Ровно таким был расклад во всех американских колониях. В особенности — в Латинской Америке (см. Пиночет). Все проамериканские диктаторы были монархистами, националистами и истовыми христианами. Сальвадора Альенде свергали под лозунгами борьбы с красной, интернационалисткой, глобалистской (международная левизна) заразой. В итоге, как все помнят, экономикой Чили с 1973 года распоряжались американские корпорации.

Власть у нас по происхождению своему власовская, германофиличная. Это ведь удобно очень - хрустеть французской булкой, стоять в храме со свечкой, проводить десталинизацию и параллельно все сдавать НАТО и ВТО.

Кстати, именно так и выглядел конец императорской России. Болтовня о вере, царе и отечестве, о Царьграде и борьбе за проливы, но в то же время расстрелы англичанами рабочих на Лене, нефтяные промыслы в Баку и Тулачермет - в собственности французских, английских и прочих "партнеров"

http://victoriarossi.livejournal.com/807175.html

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on вс, 04/22/2012 - 01:42
Принца Гарри готовят на трон России

Российский предприниматель Борис Березовский, с сентября 2003г. постоянно проживающий в Великобритании в качестве политического беженца, по случаю светлого праздника Пасхи обратился к своим подписчикам в сети Facebook с рядом неожиданных инициатив. Опальный олигарх полагает, что в России пора восстановить конституционную монархию, и возможным кандидатом на престол является британский принц Гарри, у которого "русской крови больше, чем у последнего российского императора Николая II".

По мнению бизнесмена, возвращенный на трон монарх восстановит прерванную связь времен и станет символом воскресения России. "Принц Гарри - младший сын английского принца Чарльза и принцессы Дианы - один из ярких символов современного цивилизованного мира - возможный кандидат. Русской крови у него больше, чем у последнего российского императора Николая II, прапрабабушка - королева эллинов Ольга Константиновна из Дома Романовых. Необходимое условие восшествия на престол - совершенное владение русским языком", - полагает предприниматель.

Все указанные меры, по словам Б.Березовского, являются шагами по "воскрешению России". В современном мире эстетика постиндустриального общества постепенно уходит в небытие, и ее место занимает эстетика предельного либерализма — "прозрачного общества".

В рамках реализации этого проекта бизнесмен предлагает наделить все субъекты России государственным статусом, создав новую конфедерацию. Новые государственные образования на основе консенсуса смогут самостоятельно решать, какие функции делегировать центру. Вторым шагом станет либерализация церкви: субъекты обязаны сами регулировать отношения с религиозными конфессиями, а деятельность церквей должна осуществлять прозрачно, полагает предприниматель.

Наконец, Госдума и Совет Федерации должны быть упразднены, а проекты новых законов должны выноситься на всеобщее голосование в Интернет. Новые российские чиновники при занятии должности должны соглашаться на полную финансовую прозрачность, уверен бизнесмен. "Информация о расходах и доходах любого государственного чиновника и членов его семьи, от покупки автомобиля до пачки презервативов автоматически появляется в открытом доступе", - уверен опальный олигарх. Указанные предложения предприниматель предложил обсудить с пользователями, после чего обдумать возможность реализации указанных мер.

Другими инициативами Б.Березовского является установление английской судебной системы,обеспечение информационного равенства граждан, а также передачу прибыли от добычи природных ресурсов напрямую гражданам.

Отметим, что ранее в интервью телеканалу "Дождь" опальный олигарх заявлял, что хотел бы видеть президентом России журналистам Леонида Парфенова.

http://top.rbc.ru/politics/15/04/2012/646414.shtml

Если говорить о Британии, там гораздо более важно другое - у нее и реального сектора особо не осталось. В расчете на душу населения - это уровень Эстонии примерно. Она живет за счет грабежа и обмана других очень давно, столетия. Нынешние штаты - ученик Британии, жалкое подобие, клон, они начали играть в эти империалистические игры относительно недавно.

http://alexsword.livejournal.com/46610.html

Вывод очевиден - при крахе глобальной финансовой системы, когда приток награбленного исчезнет, Британию ждет нечто небывалое. Так сказать, падение дома Виндзоров.

http://aftershock-1.livejournal.com/880920.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вс, 04/15/2012 - 22:33
Война гербов.

Ее объяснение мы находим в книге Вальтера Скотта «Айвенго», которая не является книгой по алхимии. Возможно, многие из вас когда-то читали эту книгу и помнят: действие идет во времена короля Ричарда Львиное Сердце, и на турнире рыцарь-тамплиер Бриан Де Буагильбер дерется с главным героем Айвенго. И происходит там то, что, в принципе, называется «война девизов», «война гербов». Собственно говоря, любая война — древняя или современная — это всегда война девизов, война одного герба с гербом другой страны. Когда на ристалище выезжает Бриан Де Буагильбер, у него на щите — ворон, терзающий череп. Выезжает Айвенго — у него на щите дуб, вырванный с корнем.

Вальтер Скотт вряд ли читал книгу «Новый химический свет» Александра Сетона. Это маловероятно. Тем более, что Вальтер Скотт был позитивистских, хороших, реалистических мыслей и ко всякого рода алхимии и магии относился весьма скептически. Но любопытны совпадения. Значит, он просто, поскольку хорошо знал геральдику, где-то увидел эти гербы и вставил в свой роман как некую живописную деталь.

Я говорил о войне гербов. В книге Вальтера Скотта непонятно, почему Бриан Де Буагильбер, очень знаменитый и искусный рыцарь, проиграл Айвенго. Айвенго, конечно, сам был неплох. Но дело в том, что на щите Айвенго был изображен алхимический символ более продвинутой, так сказать, науки. Дуб, вырванный с корнем, есть символ тайного огня — это уже переход от Нигредо, первой стадии алхимического произведения, ко второй; и в этом смысле Бриан Де Буагильбер выбрал герб иерархически менее высокий и поэтому сразу оказался в худшем положении. В результате он действительно проиграл.

Так же точно в середине XV века во времена войны Алой и Белой розы обе партии тоже находились в неравном положении, потому что и белая и алая розы — очень высокие символы в алхимии, но белая роза символизирует «произведение в белом», а роза алая — «произведение в красном или в пурпуре», т. е. наивысшее достижение в алхимической науке. И поэтому, как ни забавно, войну выиграла Алая роза. Несмотря на коллизии и переходные моменты, в конце концов рыцари и воины Алой розы выиграли эту войну. Да, собственно, с войной гербов не надо далеко ходить за примером.

Если мы возьмем Отечественную, Вторую мировую войну — в принципе, там тоже война гербов: свастика против пентаграммы. И в данном случае, с точки зрения алхимии, пентаграмма по иерархии несколько выше свастики, так же, как алая роза несколько выше белой. Совершенно непонятно, каким образом в дикий совдеп попал великий символ пентаграммы, и не очень понятно, почему великий символ свастики выбрали нацисты. На эту тему очень много написано, но решающих мнений в принципе нет. Но в результате война кончилась так, как она кончилась. Пентаграмма в сорок пятом победила свастику. Одно только примечание: это не говорит о том, что какой-то символ менее сильный, какой-то более сильный, просто на данной определенной стадии один символ иерархически выше.

Фрагмент Евгений Головин Приближение к Снежной Королеве

http://lib.rus.ec/b/129368/read

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on вс, 03/11/2012 - 12:53
Кельтский Грифон против арийского Дракона. Был Владыка, стал Зло

Кельтский Грифон против арийского Дракона. Был Владыка, стал Злодей.

Итак, в  постинге  Что делать националистам, чтобы избежать обвинений в предательстве?  Куда ни кинь - всюду клин! мы выяснили, что в 1614 году в России был установлен немецкий оккупационный режим. Продолжим наше исследование.

<<Грифоны были издавна известны и в Египте. Во времена Пятой династии сам фараон изображался в виде грифона, повергающего наземь врага (это символизировало мощь правителя).>>

В предыдущей части мы узнали, что предок Романовых, от которого они и ещё несколько "русских" родов ведут свою родословную,  прибыл на службу к Московским великим князьям, скорее всего, в последней четверти XIII в. и звали его Гланда Камбила (после крещения - Андрей Кобыла) и был он обыкновенным воином без рода и титула. В 1856 году Романовы решили создать себе герб и выбрали в качестве основного геральдического элемента Грифона....

*****

Мифологическая ретроспектива.

Грифон против Дракона.

В исторической ретроспективе про приход к власти Романовых на смену династии Рюриковичей мы задали вопрос. Какой клан представляла каждая из династий? Кажется, ответа на это вопрос найти практически не возможно. Однако к нашему с вами счастью существует, и существовала с давних пор такая наука как геральдика. Да мы не оговорились именно наука. Особенно в те давние времена, о которых мы ведем речь. Это в наше с вами время каждый может заказать или нарисовать себе герб. А во времена Рюриковичей, Гедиминов, Меровингов и многих других за одну ошибку в изображении на фамильном гербе можно было заплатить жизнью. Геральдика имела свои символы, свои законы, цвета, бестиарии (списки животных), щиты и многое, многое другое, смысл чего зачастую утрачен в наши дни. Не будем больше говорить о геральдика. Она сама достойна отдельной книги. Итак, чем же она может помочь нам в решении нашей задачи. Попытке найти клановую принадлежность рода Романовых и рода Рюриковичей. Это сейчас понятие клан сократилось до маленького рода, семьи. Неких таких Монтеков и Капулетей, а раньше понятие клан объединяло целые страны, целые слои общества. И соответственно имело свой отличительный знак – герб.

Итак. Что имел род Романовых в своем гербе?

Под понятием «герб рода Романовых» с прошлого века подразумевается составленный бароном Б.В. Кене в царствование императора Александра II герб правящей с 1613 года в России династии. Вот его описание. «В серебряном поле червленый гриф, держащий золотые меч и тарч (щит с отверстием в середине), увенчанный малым орлом; на черной кайме восемь оторванных львиных голов; четыре золотые и четыре серебряные» (ПСЗ. Т.32. 1857. №31720).

Забавность ситуации состояла в том, что в это царствование процесс обретения гербов российским дворянством, не говоря уже о старинных знатных родах, практически завершился. И чуть ли не единственными не имевшими геральдически оформленной родовой символики были члены правящей династии. Это было связано с тем, что с момента прихода к власти они пользовались государственным гербом, то есть двуглавым орлом, как личным, не прибегая до поры к собственной родовой символике.

И вот, наконец, императорская семья во второй половине XIX века возжелала обзавестись собственным родовым гербом. Тогдашний герольдмейстер барон Б.В. Кене на основании романовского предания и рисунка на боевом прапоре боярина Н. И. Романова создает герб, который получает Высочайшее утверждение 8 декабря 1856 года, несмотря на отсутствие логики и несоответствие между официальной историей рода и символикой нового герба.

W*  подробная история создания герба рассказана здесь

Барона Кене подвели многие вещи: и непонимание русских обозначений вещей и изображений XVII веке, и следование чисто западноевропейским подходам в русской геральдике, и, видимо, срочность исполнения «социального» заказа. Все это привело к достаточно посредственному результату, который, правда, в силу своего уже более чем векового существования, сам стал привычной исторической данностью.

Однако вернемся к грифону: как ни крути, а его фигура самая большая на прапоре

Барон Таубе указывает на изображение грифона с мечом на монетах взятого боярином в 1575 года города Пернова, где он потом сидел воеводой. Возможно, Никита Романович и остановился на эмблеме Лифляндии и сделал ее в память о своих подвигах личной. Но впоследствии, если не сам боярин Никита, то его потомки, и царь Михаил Романов в том числе, должны были распознать, что полученный Лифляндией в 1566 году герб является собственным гербом Яна Ходасевича - польского управителя Лифляндии. Видимо, герб Ходасевичей не раз видел будущий царь Михаил Федорович, сидя с польским гарнизоном в осажденном его будущими подданными Кремле в августе 1612 г. Тогда отряды Великого литовского гетмана Яна Кароля Ходасевича не смогли прорваться к Китай-городу и Кремлю. Если и закрепился уже у Захарьевых-Юрьевых и Захарьиных-Романовых грифон с мечом, как некая эмблема, то, по всей видимости, как клановый герб. Единый клановый герб у них и у Ходасевича, да и у города Пернова. А еще у Малой Татарии, как тогда называли Крым и многих других. Напомним геральдика наука точная и повторение гербов в ней просто невозможно, если… это не единый герб какой-то организации, ордена, сообщества.

Попытаемся поискать, у кого в древности был такой герб. Теперь мы поняли, что грифон на нем должен быть золотым, а не красным.

Сохранился документ, датированный концом XVII века, который рассказывает о том, что «Во время крестовых походов в Иерусалиме уже были рыцари, которых называли «Chevaliers de'1 Order de Notre-Dame de Sion» («Всадники ордена Нашей Госпожи в Сионе»).

Кто же этот «великий инкогнито»?

При патриархе Иерусалимском с незапамятных времен, согласно легенде про апостола Иакова, существовало Братство, носящее имя «сепульклиеров» - хранителей Святого Гроба. В качестве своего герба они использовали «иерусалимский крест», как символ «обличения заблудших и для утверждения православия», по словам архиепископа Иерусалимского Кирилла, сказанным им императору Констанцию. Вот на их основе и образовался «Орден Святого Гроба, что в Иерусалиме» (Ordo Eguestris S.Sepulcri Hierosolymitani).

   

 

Торжественный завтрак от имени членов Ордена Короля Бельгии Альберта II и Королевы Паолы в честь Владимира и Людмилы Путиных

Истоки Ордена восходят к концу XI — началу XII вв. — временам, когда после Первого крестового похода в Палестине возникло Иерусалимское королевство. С одной стороны, Орден относит свои начала к христианскому Братству Регулярных Каноников, которое было основано около Храма Гроба Господнего в Иерусалиме в 1099 году, сразу после покорения города Крестоносцами: Каноники преследовали религиозные цели и были ответственны за защиту пилигримов. С другой стороны, Орден явился результатом религиозных обычаев пилигримов, которые хотели быть посвящены в Рыцари на Святой земле

Он и был колыбелью всех орденов на Святой Земле.

Первоисточники дали ему множество имен, кроме тех, что мы уже упоминали, это: «Братство всадников матери Сиона» или «Братство всадников Усыпальницы Иерусалимской», но самое известное они получили, после того, как разделились в 1188 году с тамплиерами. Первый «самостоятельный» Великий Магистр ордена Сиона Жан де Гизор сменил название братства на «Приорат Сиона» - «Prieure de Sion».

А вот герб он сменил на золотого грифона, объясняя его так: «Лев - царь зверей, орел – царь птиц, а над людьми будем царствовать мы при помощи золота». Достойный герб для опоры нового могущества. И не менее достойный девиз: - «Per Me reges regnant» - «Через Меня царствуют Цари».

Целые горы литературы о крестовых походах и о католических орденах можно перелистать, но, увы... нигде больше не найдется упоминания об ордене Сиона.

До разделения с тамплиерами, дотошный исследователей может найти оригинальные документы с печатью и подписью приора «Нотр-Дам де Сион» Арнальдуса, датированные 19 июля 1116 года. На другой грамоте от 2 мая 1125 года имя Арнальдуса стоит рядом с подписью будущего Великого Магистра тамплиеров Хуго де Пейнса. Однако после даты 1188 год их нет ни в одних хрониках.
Хотя прямое упоминание об этом специфическом ордене можно найти в книге «История крестовых походов и государства крестоносцев в Иерусалиме», написанной одним из ведущих специалистов по данной теме Рене Груссэ.

В этом труде имеется ссылка на Балдуина I, младшего брата Готфрида Бульонского, герцога Нижней Лотарингии, завоевателя Святой земли. Известно, что после смерти Готфрида (1100 г.) Балдуин принял корону и стал первым королем Иерусалима, подписывая свои грамоты: «Я, Балдуин, получивший Иерусалимское королевство по воле божьей».

Как пишет Груссэ, Балдуин был первым из королевского рода, «созданного тут, на горе Сион», который стал равным по рангу всем другим властительным домам Европы: династии Капетингов во Франции, англо-норманнской (Плантагенетов) в Англии, Гогенштауфенам в Германии и Габсбургам в Австрии.

Почему же Груссэ, обычно тонко разбирающийся во всех династических хитросплетениях средневековья, говорит о «королевском роде», основанном Балдуином, и почему вдруг созданное «на горе Сион» королевство «равно по рангу» самым значительным европейским правящим династиям, хотя известно, что Балдуин и его наследники были избранными монархами, а не принцами крови? На оба эти вопроса историк ответа не дает.

Груссэ прозрачно намекает на таинственный «Приорат Сиона», или «Орден Сиона», который имел резиденцию в аббатстве «Нотр-Дам дю Мон де Сион» и которому Балдуин «обязан троном». Так цари начинали царствовать через орден с золотым грифоном в гербе.

Предположим клановую принадлежность «герба рода Романовых», так тщательно скрываемую ими после восседания на Московский трон, мы нашли. Герб этот принадлежал со времен Крестовых походов Приорату Сиона и через него царствовали цари.

Гербом же своей столицы Москвы новый род утвердил Георгия Победоносца. Драконоборца, как называли его тогда.

Самое время перейти к клану рода Рюриковичей.

Ну, тут, кажется, тайн нет. Гербом рода Рюриковичей был «трезубец».

  

Кто есть Рюрик?

Этот вопрос для нас второстепенен. Более главным является другой. Что есть «Трезубец»? Родовой знак Рюрика и Рюриковичей? Боевой герб воевод варяжских дружин? Некая христианская монограмма? Или что? Кому он принадлежал?

Как и со знаком Романовых, постараемся найти аналоги. Императоры Византийской и Священной Римской империй, а следом за ними и короли раннего средневековья, герцоги и прелаты церкви имели склонность пользоваться личными оккультными знаками в традиции начертаний греческого алфавита. Отнюдь на латинского, а греческого. Юстиниан II, Оттон I Великий (912-946 гг.), Лотарь III, Людовик VI Французский; Роберт Французский; Звентибольд Лотарингский (король Лотарингии с 895 до 900 г.); Лотарь I (795-855 гг.); Людовик II Немецкий (805-876 гг.); Генрих I; Людовик Благочестивый имп.(814-840 гг.); Филипп I; Карлманн (ум.880 г.); Герцог Гуго Прованский (926); Карл IV; Епископ Аретрий Цезарейский; Карл Великий (742-814 гг.), Григорий VI (папа), Гуго Капет имп. (987-996 гг.); Теодорих Великий (493-526 гг.), Это только наиболее известные из них. И основой этих монограмм или оккультных знаков являлся «Трезубец». А кроме этих имен еще Чингисхан и Аттила.

подробно о трезубце здесь

Очень часто приходиться слышать версию, что «Трезубец» появился в роду Рюриковичей, потому что они считали себя потомками восточных Меровингов. Мол, именно так считал Иван Грозный. Пусть так. Пусть не Аттилы или Чингисхана. Но всё же думаем концы надо искать в той религии ( или системе взглядов ) сторонники которой стояли у власти во всех странах, и из которой со временем трансформировался ( многоступенчато ) современный вариант религий. То есть смесь мистики и вполне земных интересов. Руководители тех лет, как ни крути, все же занимались реализацией мифологии или чего-то оккультного. Там и ключи.

К примеру. Про многоконфессиональность того, что было названо Ордой, написано не мало. Но что-то же объединяло эти вроде как совсем разнородные образования кроме «смотрящих»? Может это что-то надрелигиозное, вполне идеологическое - типа «инициации местных руководителей». Клятвам верности вышестоящему земному человек или поклонению кусту, вряд ли кто когда всерьез верил... Что мы знаем об инициациях в тенгрианстве или зороастризме? В язычестве или христианской религии? В мусульманстве и буддизме? Близко к нулю, а ведь ещё что-то рядом было и немало. И совсем недавно.

Скорей наличие одинаковых «Трезубцев» у разноконфессиональных, разноплеменных и разновременных руководителей свидетельствует о принадлежности их к определенному клану, прошедших одинаковые обряды инициации надрелигиозного содержания. Но вот какому?
Мы уже упоминали, что Иван Грозный предполагал, что род Рюриковичей тянется от Меровингов. Напомним, что сами Меровинги вели свой род от морских людей. Людей-рыб. Согласно традиции, Меровей, основатель династии, был рожден от двух отцов. Будучи уже беременной от своего мужа, короля Клодио, мать Меровея отправилась купаться в море. Утверждают, что в воде ее соблазнило и (или) изнасиловало некое морское существо, живущее на дне моря – «bestea Neptuni Quinotauri similes, то есть «зверь Нептуна, похожий на кентавра. Это существо оплодотворило королеву вторично. И в жилах родившегося Меровея якобы текла кровь франкского короля и загадочного водяного чудовища.

Об этом мы подробно писали в своей книге «Орден Сириуса». Но это мифы. Мифы народов мира... Все эти Астарты, Свароги, Кетцалькоатли, Симурги... На первый взгляд — хаос. Что это за хаос? Его называют по-разному. Язычество, хтоническая религия, фаллический культ, поганая вера, доолимпийская мифология, почитание предков...

Современные этнологи полагают, что все это формы единого архаического культа, «великого и ужасного». Он управлял использованием инструментов и огня, регламентировал охоту и жертвоприношения. В его русле возникла традиция погребений и четырехугольных построек, он лег в основу символов и языков. Задачей этого культа было сохранить человека таким, какой он есть. И можно сказать - он выполнил свою работу: за миллион лет в жизни людей изменилось немногое. Его символ, бог, сменил за свою долгую жизнь тысячи масок и воплощений. Бесчисленны и противоречивы его образы, равно как и стихии, которыми он владел: горы и пещеры, вода и огонь, золото и чернозем, гроза и ветер, жизнь и смерть...

Позднее он приобрел очеловеченный облик: носителя мужского начала, великана, старика, черта. А до этого казался чудовищем, химерой, сочетающей черты разных животных, и в первую очередь – медведя.

Медведь олицетворял Хозяина далеко не везде: в Африке это был лев, в Южной Америке - ягуар, в Азии - тигр. А еще - волк. Колдовские и полузапретные имена «медвежьего брата» также восходят к «звериным» корням. В Азии называли волка цобр, борз, берю, русские - бирюк, враг, варг. Его головой наделялись боги смерти Анубис и Гадес. Верхом на волках проходили скачки гоблинов и Дикая охота (по поверьям, ее ведут великие мертвецы, вершители кровавых дел, начиная от Каина и Ирода и до Карла Великого, Дрейка и Наполеона).

Но есть более важный и древний персонаж. Если Зверь виделся хозяином смерти, то Змей - духом огня и плодородия, не просто обитателем, а создателем мира из Хаоса. Да это и есть сам Хаос-Океан, что пролегает по краю пространства Ойкумены и времени-первоначала - таков Уроборос, кусающий собственный хвост, таков вулканического вида Левиафан.

Но самый известный мифический змей - Дракон. Обитая в своей водной бездне, он требовал жертв, обычно золота и девушек (желанных для Бога низа, богача и мужика). Художники наделяли его чертами варанов, птиц, летучих мышей, а также водных гигантов - тюленей, акул, китов. Китайские драконы поразительно похожи на... многощетинковых кольчатых червей. У дракона с картины Учелло лапы дога. У василиска - голова петуха. Каких только образов хозяина-змея не было! Индийские Наги, китайская черепаха Сюань-У, овитая змеей (не что иное, как земля, овитая океан-рекой)... А помните змеиное тело Хозяйки Медной горы? А Велеса? Водный змей, Хозяин океана, булькающий владыка болот - где он теперь?

Культовый образ Змея принесли с собой славяне - таков трехглавый Горыныч. Таков и Бадняк, исполнитель новогодних желаний - родственник индийского змея Будхо и греческого Питона. Змеехвостый Рарог. Соловей Разбойник, что прозывался Змеем-повелителем ветров. Загадочный ящер-коркодил, идол новгородцев и суздальцев. Сербский Огненный Змей Вук.

Еще один змей, он же червь, он же «бог мертвого зверя, мокрый, волшебный, Велес. Он же Вылаз, Виелона, Вол, Великан, Валун, Волха... Западнее - Вулкан, Вольтан, Балт, Баал... В Риме чудовище называли belua, кита - balaena, надгробье - belvan, а божество - volturnus. У Александра Сергеевича Пушкина на всю страницу какой-то «Балда». Думаете его имя означает «глупец»? Как бы не так: пушкинский Балда могуч и лукав, ловок и неутомим, ведь он воплощает языческую силу народа, называвшего себя детьми Волота-Велеса. Потому и указывает самому черту и противостоит попу - служителю Теоса, и воду мутит.

Трезубец – это не только оружие Посейдона и Нептуна. Это Трехголовый Цербер, и трехголовый Змей Горыныч.

Это Триглав и Троян. Это Тримурти и многие, многие другие, связанные с культом океанских химер, хтонических чудовищ морского хаоса, с людьми-рыбами.

Трезубец – это оккультный знак Ордена Сириуса. Герб этого клана.

Теперь самое время вспомнить Драконоборца.

подробно  здесь

Существует целый класс мифов, где Змея или Зверя побеждает Герой. Откуда же он взялся?
В хорошем «драконоборческом» сюжете встречается «красна девица», она же принцесса - бывшее «краденое солнце» архаического мифа. Но Герой теперь - это уже не вор этого Солнца, а освободитель, не житель низа, а посланец небес. Он не бежит от Хозяина, а наоборот - преследует и повергает его. А Дева-солнце уже не дочь Бога подземелья, а несчастная пленница, которую Герой освобождает и уносит с собой. Руслан и Людмила, Геракл и Гесиона, Роланд и Елена, Орфей и Эвридика - имена из одного и того же романтического мифа.

Вот она трансформация Дракона по воле более молодого мифа. Был Владыка, стал Злодей.

Низвержение сделало Хозяина воплощением зла, а все его атрибуты - символом «нечистоты» и «греха». Отречься, огнем и мечом истребить пережитки старого культа! Отрицание доходило до абсурда, например, в Средневековье медведь считался воплощением лживости и разврата, а вода - нечистой, оскверняющей субстанцией.

Появилось благочестие, с которым стали несовместимы архаические нагота, золото, дурман.

Изменилась и изобразительная традиция: бородатые и клыкастые приапы уступили место юным красавцам, вонзающим копье в змея, дракона.

По мере движения образ Героя превратился в нечто большее. Это уже не всадник с огненным копьем. Бери выше.

Центром нового мифа стал конфликт, борьба старого и молодого персонажа. Они схлестнулись: Велес и Перун, Тифон и Зевс, Аги и Индра, Бурхан и Тенгри, Кур и Энки, Сет и Гор, Улликуми и Тешуб, Дракон и Михаил, Аждахак и Тигран, Агулшап и Сасрыква, Ливийатан и Яхве, Калия и Кришна... И молодой вроде бы победил.

У известных героев и имена соответствующие - Георгий, Геровит, Геракл. Кто соперники Геракла? Армия воплощений хаоса: немейский лев, диомедовы кони, эриманфский вепрь, критский бык, авгиева грязь. А еще Ахелой - рогатый змей реки, Цербер и даже сам Аид. Наконец, Гидра, черты которой отнюдь не бессмысленно фантастичны: эта ее чудовищность, неистощимый рост змеиных голов, водно-болотная сущность (само имя Hydrа - вода), людоедство...

Поэтому не мог быть Рюрик с гербом «Трезубцем» Георгием Драконоборцем. Не мог! Потому как сам он был служителем Дракона, о чем и говорил его герб.

А вот, когда «Орден Сиона» перехватил бразды правления миром, то он и запустил в обращение легенду, миф о новых героях. Но, как мы увидим далее, вся борьба шла на уровне исполнителей.

Стоящие у кормила власти не дерутся между собой. Они эту власть делят полюбовно.

Таким образом, грифон и брат его Георгий Драконоборец боролись с Драконом и его зверями (медведем, львом, тигром, волком) там, в среде вассалов, тогда как небожители обеих кланов смотрели на эту схватку сверху.

         

Источник

http://victoriarossi.livejournal.com/750425.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вт, 03/06/2012 - 23:04
Странное отсутствие слова Россия на царских банкнотах и почтовых

Странное отсутствие слова Россия на царских банкнотах и почтовых марках в Российской империи

Хотя отчего же странное? Вовсе нет.

Иллюстрация к темам   Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации  и    Кельтский Грифон против арийского Дракона. Был Владыка, стал Злодей

Странное отсутствие слова Россия на царских банкнотах

Котельников А.Л.

Я в некотором замешательстве. По наводке камрада Кокаболо с сайта "Управление" решил проверить, много ли в моей коллекции орлов или звезд, наложенных на свастику. Нашел, хотя и не очень много. Вот, например:

С удивлением увидел на знакомых с детства предметах странный факт - на вроде бы российских рублях (ну, на которых написано по-русски и нарисованы русские цари) НЕТ УПОМИНАНИЯ О ТОМ, ЧТО ЭТО ДЕНЬГИ РУССКИЕ!!!


То есть, я говорю только за свою коллекцию, впрочем, не очень большую, до 1918 года на русскоязычных купюрах написано только "Государственный казначейский билет" или "Государственный кредитный билет" или ещё что-то подобное. Нет упоминания какому государству принадлежит этот билет. То есть, вообще нет даже какой-то аббревиатуры. Только двуглавый орел. С 1918 года начали писать РСФСР, СССР, различные другие страны - государства, а до 1917 года - нет. Почему? Мало места? Насканировал образцов - места там достаточно, пиши хоть стихами:

Восемнадцатый год. Слова Россия НЕТ!

Девятнадцатый год. Колчак, похоже, тоже не считает свои деньги российскими:

Деникин в 1919 году не считает свои деньгии российскими:

Донская сторублевка 1919 года. Слова Россия нет:

А вот керенские фантики в сравнении с советскими. Советский фантик 1919 года уже привязан к определенной территории, керенки 1917 еще нет:

Порылся в интернете. Похоже 1919 год - время, когда на наших купюрах ВПЕРВЫЕ появилось слово Россия. Почему? Неужели правы радикальные ново-ново-новохронологи, которые утверждают, что до начала 20го века еще существовала единая Империя и Россия была её фактической метрополией?

Вот здесь много картинок:

http://www.vladcity.com/collecting/banknota-1991/banknota-1919/

И здесь:

http://prostofinansy.com/?p=880

Взято отсюда: http://upravlenie.ucoz.ru/forum/2-86-1

Россия 1774 год. Слова РОССИЯ НЕТ!

Дополнение. Ту же самую картину мы видим и с "российскими" монетами. На них, до начала 20 го века нет упоминания, что они российские.

1836 год. На трехкопеечной монете нет указания на её русскость:

1856 год. Слова Россия на медном пятаке нет:

1914 год. На медных монетах слово Россия появилось:

Но, в том-же 1914 году выходят СЕРЕБРЯННЫЕ (!) монеты с русскими надписями, на которых нет слова "Россия"! На одной стороне изображен двуглавый орел и написано "монета рубль", на другой изображен, скорее всего, Пётр 1 и написано "Гангут 1714-1914". Надпись, скорее всего, должна напоминать о знаменитой победе русского оружия под Гангутом. Тем не менее, слова "Россия" нет. :

На русских монетах, кстати, подтверждается тезис Фоменко и Носовского о том, что первоначально единичка на хронограммах обозначала не тысячу, а, букву И. Вот, смотрим, пятачок 1797 года. Вместо единички явный латинский Йот:

Источник

Странное отсутствие слова Россия на царских почтовых марках

Котельников А.Л.

Эта тема возникла как продолжение темы об отсутствии слова Россия на царских купюрах. Разговорился с приятелем - филателистом. Задал вопрос о слове Россия. Отвечает - "да, есть, конечно, как же без названия страны?". Чуть позже звонит: "НЕТУ!!! Нет слова Россия на русских почтовых марках!".

Полазил по специализированным сайтам. Слово Россия отсутствует вообще на всех почтовых марках до революции. Начисто. Напрочь.

Вот первая русская марка, 1857 год:

Марки 1913 года, посвященные 300 летию дома Романовых:

Еще пара марок:

А вот что это такое, у меня нет даже предположений. Конверт с, якобы, русскими марками, подписанный латиницей.

А вот марка 1922 года. Как видно из сюжета, гидра царизма уже повержена. Но, географической привязки пока нет. Можно только догадываться, что марка именно российская. А потом сделали надпечатку: РСФСР. Чтоб понятно было.

Эх, блин, не знаем мы, похоже, свою историю даже и 20го века.

Источник

http://victoriarossi.livejournal.com/1007564.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on пн, 09/24/2012 - 23:02
Государственный герб России. История возникновения.

Прообразы гербов - различные изображения, помещаемые на военные доспехи, знамена, перстни и личные вещи – появились еще в древности. В произведениях Вергилия, Гомера, Плиния встречаются свидетельства применения таких знаков. И герои античных легенд, и реальные исторические личности часто имели личные эмблемы.

Так, шлем Александра Македонского был украшен изображением морского коня, на шлеме Ахиллеса красовался орёл, на шлеме царя Нумибии Масиниссы был изображен пес. Щиты также украшались разнообразными эмблемами, например, римские легионеры имели на щитах эмблемы, по которым можно было определить их принадлежность к определенной когорте. Но эти знаки использовались только как украшение, часто менялись владельцами, не подчинялись никаким правилам и не передавались по наследству. Лишь отдельные эмблемы городов и островов античного мира использовались постоянно - на монетах, печатях и медалях. Так эмблемой Афин была сова, Коринфа - Пегас, острова Родос - роза. Уже в третьем тысячелетии до нашей эры существовал «герб» шумерских государств - орёл с львиной головой. Эмблемой Египта была змея, Армении - коронованный лев.

Эмблемы с изображением орла использовались многими древними государствами, так «гербом» Византии фактически был двуглавый орёл, заимствованный позднее некоторыми европейскими государствами, в том числе и Россией. Хотя, различные системы знаков отличия и эмблем существовали с древности, временем рождения геральдики принято считать средневековье, когда во время крестовых походов рыцари в доспехах, закрытых шлемах могли узнавать друг друга только по изображениям на щитах. После первого крестового похода обычай передавать по наследству военный щит со знаком начинает распространяться по всем европейским странам. Вместе со щитом передавался по наследству и герб.

В течение XII в. и в начале XIII в. гербы как военные знаки, являвшиеся частью воинского снаряжения, утвердились практически во всех странах, участвовавших в походах — Англии, Франции, Германии, Испании, Италии. Таким образом, герб из личного военного знака превратился в наследственный. Он становится символом благородного происхождения, свидетельствующим об исключительном положении в обществе его владельца. Привилегии, которые имел владелец личного герба, отныне вместе с гербом передавались его семье, всему роду как наследство.

Герб
Средневековые рыцари в геральдических облачениях.

Отличительные рыцарские знаки, несмотря на их многообразие, приобретали все более определенную форму. Первое время она закреплялась негласными правилами, позже эти правила составили систему, которая разрабатывалась в течение нескольких веков, а затем возникла наука — геральдика. Правила составления герба, лежавшие в основе этой науки, появились позднее, чем сами гербы, примерно, в XIII в. в результате деятельности герольдов (от старонемецкого слова — Hariowaldus - знаток родовых тотемов и символов), давших имя геральдике. Герольды делали для собственного употребления заметки, записи, из которых впоследствии и составились первые гербовники.

Постепенно рыцарские турниры и крестовые походы, а с ними и доспехи стали отходить в прошлое. Гербы с рыцарских одеяний переместились на печати, документы, стали размещаться на фасадах зданий, украшать кареты и всевозможную утварь. Со временем гербы появились не только у рыцарства, но у духовенства и городов. Гербы принято делить на земельные (государственные, территориальные, городские) и родовые. В основе всех государственных гербов европейских стран лежали родовые гербы правящих династий.

Герб должен соответствовать определенным правилам. Основа герба - гербовый щит может быть одноцветным или многоцветным – поделенным определенным образом. Существуют множество различных видов деления поверхности щита: шахматное, клинчатое, улиткообразное, листовидное, клеверовидное, лилиевидное. На щите помещаются гербовые фигуры. Шит и фигуры на нем окрашиваются в определенные цвета. В геральдике в основном используется 7 цветов: металлы – золото (желтый) и серебро (белый); эмали – красный, зеленый, голубой, черный, пурпурный. В некоторых национальных геральдиках используются и другие (дополнительные) цвета. Пурпурный цвет является символом власти и используется только в гербах королевских и императорских семейств. Основное правило геральдики – металл на металл и эмаль на эмаль не накладываются. То есть нельзя рисовать золотую (желтую) фигуру на серебряном (белом) поле гербе. То же самое и с эмалями. Если поле щита покрыто эмалью, на ней нужно рисовать металлическую фигуру и наоборот. Исключения и этого правила допускаются в том случае, если щит герба поделен. К внешним элементам герба относятся шлем с нашлемником, намет, корона, щитодержатели, девиз и мантия.

Русские символы до XV в.

Зарождение и развитие геральдики происходило преимущественно в католической культурной среде, и в России  распространилась значительно позднее. Символы и эмблемы древней Руси можно увидеть преимущественно на старинных монетах и печатях. Самые известный из них – это так называемый «родовой знак Рюриковичей» - символ, напоминающие трезубец. Такие символы помещались на монетах  и печатях  князей Киевской Руси. В период феодальной раздробленности на Руси монеты вышли из обращения, печати же, изготавливались  согласно византийской традиции, то есть оформлялись в основном церковными сюжетами. Только в архитектурных орнаментах Владимиро-Суздальского княжества еще сохранились изображения зверей и птиц, вероятно предназначенных для отражения величия княжеского дома.
Монетная чеканка  в русских землях начинает восстанавливаться в XIV веке. В отличие от печатей на монетах преобладают светские сюжеты – изображения птиц, зверей, воинов, сцен охоты. Постепенно светские мотивы появляются и на печатях. Эти изображения еще нельзя считать ни гербами, ни полноценными эмблемами. Подлинно государственные символы появились на Руси во время формирования централизованного государства.

Рождение двуглавого орла

Первое из сохранившихся до наших дней изображений российской государственной эмблемы – двуглавого орла – датируется 1497 годом. Оно помещено на оборотной стороне печати Великого князя московского Ивана III Васильевича. На другой стороне этой печати помещен знак московских князей - всадник, поражающей дракона, который позднее будет изображаться на груди орла. Структура этой печати является принципиально новой для российской традиции. Лицевая сторона обычна: на ней знак князя, понимавшийся как собственно изображение князя-обладателя печати. Но изображение на оборотной стороне – двуглавый орел – несет совершенно новое значение. Раньше на оборотных сторонах помещались символы связанные лично с князем (например, святой покровитель князя), теперь же оборотную сторону печати занял символ государства, которым князь управляет. Этим символом стал двуглавый орел и печать, таким образом, обрела стройное логическое значение: лицевая сторона говорила о том, кто именно владеет данной печатью, а оборотная – о том, какой страной управляет владелец печати. Существует несколько версий, объясняющие появление двуглавого орла на печати московских великих князей.

Двуглавый орел как символ имеет долгую историю: возникнув в древние времена на востоке, к XV веку двуглавый орел получил широкое распространение от Персии (современного Ирана) до Западной Европы и применялся в самых разных качествах: от декоративного украшения, до государственного символа. В арабском и персидском мире двуглавый орел использовался как один из многих опознавательных знаков. В Византии долгое время  двуглавый орел был одим из важнейших государственных знаков, там он служил не только символом государства, но и  символом императорской династии. Под влиянием византийской традиции на Балканском полуострове, двуглавый орел также использовался в разных качествах, и в некоторых странах со временем приобрел статус государственного герба, сохраняющийся до сегодняшних дней.

В гербах, в основном правителей и высшей знати, двуглавый орел часто использовался  и в Западной Европе, а  в 1434 году – впервые в истории – официально стал использоваться как государственный герб Священной Римской Империи. Двуглавые орлы изображались с разными атрибутами  и в разном начертании. Характерной особенностью византийской традиции является изображение золотого орела на красном поле, чаще всего – увенчанный коронами. В западноевропейской традиции орел обычно изображался черным на золотом поле.

На основе сведений о широком использовании двуглавого орла, высказывается три предположения о причинах, побудивших Ивана III принять именно этот знак в качестве государственной эмблемы своей страны: двуглавый орел был заимствован Россией из Византии; двуглавый орел был принят по примеру Священной Римской Империи; двуглавый орел был перенят Россией у Балканских стран. Каждое из этих предположений имеет серьезные основания и, вместе с тем, возражения. Но в любом случае, этот символ явно отражал внутри- и внешнеполитические амбиции Ивана III, которому удалось присоединить к Москве Великий Новгород и Тверское княжество.

Государственный герб России до середины XVII века

Таким образом, начиная с Ивана III двуглавый орел стал неизменным символом Российских правителей, правда, облик его менялся. Особое внимание государственному символу – двуглавому орлу - уделялось Иваном IV. Начиная с 1539 года, орел изображается с раскрытыми клювами и высунутыми языками. Такое изображение орла является традиционным для западноевропейской геральдики (орел с открытым клювом и высунутым языком называется в геральдике «вооруженным»).

В 1560-х годах государственный и царский знаки соединяются в одном символе. Для этого царский знак (всадник или единорог) был помещен на груди двуглавого орла. Так, на золотой булле 1562 года на лицевой стороне изображен двуглавый орел, на груди которого щит с всадником, а на оборотной стороне – такой же орел, но в щите на его груди – единорог.

Очередное изменение происходит в 1577-78 годах: вместо двух корон, венчавших головы орла с самого начала его использования в России, помещена одна большая пятизубцовая корона, венчающая сразу обе головы орла. Вероятно, таким образом Иван IV хотел продемонстрировать свое единовластие, показать, что в его государстве есть только одна корона и только один носящий ее – сам царь.

Печать Ивана III Васильевича

Печать Ивана III Васильевича

Государственный герб России середины XVII-начала XX вв.

В царствование государя Алексея Михайловича государственный символ – российский двуглавый орел - уточняется и впервые целенаправленно корректируется с целью привести его в соответствие с геральдическими правилами. В 1650-х годах окончательно установился базовый тип государственной эмблемы: уже на большой государственной печати 1645 года орел изображен с поднятыми вверх крыльями, тремя коронами и ездецом на груди. В 1654 года двуглавый орел получил еще одно дополнение: в его лапах помещены скипетр и держава. С этого времени знаковый состав государственного герба – двуглавый орел под тремя коронами, с ездецом в щите на груди, скипетром и державой в лапах – остается неизменным до наших дней.

В XVII в. двуглавый орел начинает активно помещаться в архитектурных композициях, на государственных регалиях, знаменах, оружии, разнообразных предметах дворцового быта и обихода российской знати. В конце XVII века также появляется традиция помещать на крыльях двуглавого орла эмблемы подвластных земель. При Петре I орел поменял свой цвет. До 1720-х годов герб использовался в различных цветовых сочетаниях. Чаще применялась традиционная российская расцветка – золотой орел на красном поле. В 1721 году, во время празднований Ништатского мира, завершившего 21-летнюю войну России со Швецией, наша страна была провозглашена Империей, а Петр принял титулы Императора, Великого и Отца Отечества. В связи с новым государственным устройством России была изменена и расцветка государственного герба: по примеру Священной Римской Империи Германской нации – двуглавый орел российского герба стал черным с золотыми клювами, языками, глазами и лапами, золотыми атрибутами (скипетром, державой в лапах и коронами над головами). Поле, в котором помещался двуглавый орел, стало золотым. На груди орла сохранен красный щит, с изображением в нем серебряного всадника – Святого Георгия – поражающего копьем черного дракона. Щит на груди орла окружался цепью ордена Андрея Первозванного, знак которого располагался на цепи под щитом со Святым Георгием. Помимо изменения цвета орла, на крыльях его впервые стали размещать щиты с гербами Великих княжеств и Царств. На правом крыле (левом от зрителя) были размещены щиты с гербами (сверху вниз): Киевским, Новгородским, Астраханским; на левом крыле: Владимирским, Казанским, Сибирским.

В 1-ой половине XIX века – в царствования Александра I и Николая I наряду с традиционным решением государственного герба, широкое распространение получило изображение виде двуглавого орла с широко расправленными и направленными вниз крыльями. В такой композиции нередко вместо трех корон над головами орла использовалась одна, знак ордена Андрея Первозванного не применялся, а в лапах орла вместо скипетра и державы помещались меч, лавровый венок или молнии (перуны).

Большой герб Российской Империи
Большой герб Российской Империи 1882 г.

Большой государственный герб Российской империи был введен 11 апреля 1857 года по указу императора Александра II (1855-1881) и отражал в себе символ единства и могущества России. В нем также отражена древняя традиция изображать вокруг двуглавого орла гербы территорий, входящих в состав русского государства. Это сходно с идеей объединений русских княжеств вокруг Москвы. В центре Большого государственного герба помещен французский щит с золотым полем, на котором изображен двуглавый орел. Сам орел черного цвета, увенчан тремя императорскими коронами, которые соединены голубой лентой: две малых увенчивают голову, большая расположена между головами и возвышается над ними; в лапах скипетр и держава; на груди изображен “герб Московский: в червленом золотыми краями щите святой великомученик и победоносец Георгий в серебряном вооружении и лазоревой приволке на серебряном коне...”. Щит, на котором изображен орел, сверху увенчан шлемом святого великого князя Александра Невского, вокруг главного щита - цепь и орден святого Андрея Первозванного. По сторонам щита расположены щитодержатели: с правой стороны (с левой от зрителя) - святой Архистратиг Михаил, с левой - Архангел Гавриил. Центральная часть объединяется под сенью большой императорской короны и государственной хоругвью над ней. Слева и справа от государственной хоругви, на одной горизонтальной линии с ней расположены шесть щитов с соединенными гербами княжеств и волостей - три справа и три слева от хоругви, создающие почти целый полукруг. Девять щитов, увенчанных коронами с гербами Великих княжеств и царств и гербом Его Императорского Величества, составляют продолжение и большую часть того круга, который начали соединенные гербы княжеств и волостей: герб Астраханского царства, герб Сибирского царства, Родовой герб Его Императорского Величества, соединенные гербы Великих княжеств, герб Великого княжества Финляндского, герб Херсониса-Таврического, герб Польского царства, герб Казанского царства. Верхние шесть щитов расположены следующим образом: соединенные гербы княжеств и областей Великороссийских, соединенные гербы княжеств и областей Юго-Западных, соединенные гербы Прибалтийских областей и герб Туркестанский. В тоже время были приняты Средний и Малый государственные гербы. Средний государственный герб представлял собой то же, что и Большой, но без государственных хоругвей и шести гербов над сенью; Малый - то же, что и Средний, но без сени, изображений святых и родового герба Его Императорского Величества.

Принятый указом Александра III от 3 ноября 1882 года Большой Государственный герб незначительно отличался от принятого в 1857 году. Большой государственный герб теперь обрамляют лавровые и дубовые ветви. Они символизируют славу, честь, заслуги (лавровые ветви), доблесть, мужество (дубовые ветви). Средствами геральдической символики в Большом государственном гербе отражена "триединая сущность русской идеи: За веру, Царя и Отечество".

После февральской революции 1917 года Временное правительство оставило на своей печати двуглавого орла, хотя он был лишен корон, регалий, нагрудного и накрыльных щитков. Крылья орла были опущены вниз наподобие орлов допетровского времени.

Печать Временного правительства
Печать Временного правительства

Государственные гербы РСФСР и СССР

Придя к власти, большевики, желая продемонстрировать классовый, а не национальный характер советского государства отказались от использования исторической российской символики. Впервые герб РСФСР был описан в Конституции РСФСР 1918 года. Герб Российской Социалистической Федеративной Советской Республики состоял из изображений на красном фоне в лучах солнца золотых серпа и молота, помещенных крест-накрест рукоятками книзу, окруженных венцом из колосьев и с надписью: «Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика» и «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В 1920 г. вид герба был изменен: на шите стали помещать название государства (Р.С.Ф.С.Р.),  в 1954 г., согласно новым правилам орфографии, из аббревиатуры РСФСР были убраны точки,  а в 1978 г. вверху композиции была добавлена звезда. В таком виде герб просуществовал до распада СССР.

Герб РСФСР

Герб РСФСР

Государственный герб СССР — официальная эмблема Советского государства был разработан в 1923 г., а в 1924 году был узаконен в конституции Герб СССР. Он представлял собой изображение скрещенных серпа и молота на фоне земного шара в лучах восходящего солнца. Шар окружен венком из золотых колосьев, перевитых по три раза с каждой стороны алой лентой. На видимых поверхностях ленты золотыми буквами на шести языках: русском, украинском, белорусском, грузинском, армянском и тюрко-татарском - выписан лозунг-девиз "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Позднее, в советском гербе менялось лишь количество витков ленты, в соответствии с количеством входящих в советский союз республик. Согласно статье 169 Конституции СССР 1977 г. Государственный герб СССР представлял собой изображение серпа и молота на фоне земного шара, в лучах солнца и в обрамлении колосьев, с надписью на языках союзных республик: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В верхней части герба - пятиконечная звезда.

Современный герб Российской Федерации.

Семь десятилетий нельзя было даже представить, что исторический герб России вернется в отечественную государственную геральдику. Однако после распада Советского Союза встал вопрос о новом гербе России. На протяжении 1992 и 1993 годов работа по созданию государственного герба России осуществлялась совместно Геральдической службой и Комиссией по культуре Верховного Совета. И 30 ноября 1993 года к России вернулся ее исторический государственный символ – двуглавый орел. В этот день Президентом Российской Федерации был подписан Указ «О Государственном гербе Российской Федерации». Окончательно герб был утвержден законом от 9 сентября 2002 года. В основе этого герба лежит исторический российский двуглавый орел. Данным Законом герб сохранялся в том же геральдическом составе и виде, в каком он был принят в 1993 году.

Современный герб России

Современный герб РФ

Описание несколько изменилось и получило следующее звучание: «Государственный герб Российской Федерации представляет собой четырехугольный, с закругленными нижними углами, заостренный в оконечности красный геральдический щит с золотым двуглавым орлом, поднявшим вверх распущенные крылья. Орел увенчан двумя малыми коронами и - над ними - одной большой короной, соединенными лентой. В правой лапе орла - скипетр, в левой - держава. На груди орла, в красном щите, - серебряный всадник в синем плаще на серебряном коне, поражающий серебряным копьем черного опрокинутого навзничь и попранного конем дракона». От герба Российской империи его отличают прежде всего цвета. Орел Российской империи был черным на золотом щите, современный же орел Российской Федерации стал золотым на красном поле. За пять веков исторические судьбы России многократно менялись, но государственный герб нашей страны – ее изобразительное имя – неизменно служил Родине, и остается ее главным символом в наши дни.

http://www.megaflag.ru/symbols.php?id=7

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on сб, 03/03/2012 - 22:51
Гербы и флаги

Как бы мы ни относились нынче к рыцарству, но было то время, и в нем жили люди. Мы теперь можем, при желании, посмеяться над их нелепыми одеждами и прическами, перьями на шлемах, «технической отсталостью», суевериями и гербами. Но они относились совершенно серьезно и к Богу, и к правилам чести, и к принятой символике.

И мода того времени не казалась им смешной. Они, скорее, посмеялись бы над нами.

Но учитываем ли мы условия той культуры, в которых они жили? Не всегда. Ю. В. Арсеньев пишет в книге «Геральдика» (1904):

«Еще весьма недавно научное понятие об „истории“ ограничивалось одною лишь „политическою“ ее частью, причем совсем не обращалось внимания на ее археологическое значение, на изучение специально исторических вопросов и местных бытовых условий. Понятие о культурной истории долгое время совершенно отсутствовало в науке».

«Еще совсем недавно»! — надо полагать, в XIX веке не обращали внимания на исторические источники, а ведь история была уже в основном написана! — но геральдика не воспринималась как научная дисциплина.

Что такое геральдика, и почему к ней следует относиться как к строгой науке? «Геральдика есть познание правил изображения гербов и пользования ими», — пишет Арсеньев. Дело в том, что средневековый человек отнюдь не был глупцом. Ему не хватало знаний в той или иной области, но в том, в чем он хорошо разбирался, он не делал глупостей. А в гербоведении, правилах составления гербов, он разбирался (в отличие от нашего современника).

Прежде всего, герб — не просто эмблема, а эмблема на щите. С этой точки зрения, кстати, герб СССР гербом не являлся.

Гербы могли быть рельефными, но могли быть и плоскостными. Они составлялись из металлов (золото и серебро) и эмалей (финифтей) пяти цветов: красного, голубого или лазоревого, зеленого, пурпурного и черного. Золото и серебро, соответственно, добавляли в палитру желтый и белый цвета.

Виды геральдических щитов:[9]

Варяжский, итальянский, испанский, французский, германский.

Основное правило: запрещалось накладывать металл на металл и финифть на финифть.

В изображениях употреблялись также меха, горностаевый и беличий, которые наносили на гербы черными или голубыми значками в виде шкурок, хвостов или более сложных фигур. Если на гербе изображался человек, было разрешено использовать телесный цвет.

Щиты могли разделяться на части. Если делили по вертикали, щит назывался рассеченным, по горизонтали — пересеченным, из угла в угол — скошенным справа или слева. Можно было разделять щит одновременно и по горизонтали, и по вертикали. Были и другие деления щита: вилообразный, зубчато-пересеченный, вогнуто-рассеченный и так далее.

Существовало шесть основных геральдических (дававших около двухсот комбинаций) и большое количество негеральдических фигур (среди которых естественные, искусственные и легендарные), помещаемых на щит. Все живые существа должны изображаться смотрящими в левую от зрителя сторону.

Применялись в геральдике также «необязательные» части: шлем, корона, нашлемник, мантия, намет, щитодержатели, девизы, сень.

По сообщению того же Арсеньева, представления о развитии геральдики складывались значительно позже «гербоносной» эпохи, и были весьма наивны и ненаучны:

«…француз Фавен (1620 г.) относил начало геральдики к первым временам человечества и баснословил, будто потомки Сифа, желая отличаться от сыновей Каина, изображали на своих щитах различные предметы животного и растительного царства, тогда как последние избрали себе для той же цели предметы искусственные. Сегуэн (1648 г.) приписывал изображения гербов сыновьям Ноя, ссылаясь на какие-то сомнительные апокрифические источники. Нашлись и такие фантазеры, которые изобретали гербы для Адама, пророков, ветхозаветных патриархов и еврейских царей. Другие, читая в книге Чисел, что евреи по выходе из Египта разбивали свой лагерь по племенам и семействам, утверждали, что каждый из них избрал себе герб сообразно с тем, что ожидало его в будущем. Так, Иуда принял изображения льва, Завулон — якоря, Иссахар — осла, Гад — воина, Дан — змеи, Симеон — меча, Вениамин — волка и т. д.»

Герб необходим, чтобы различать в бою, кто есть кто. Бытовым сознанием мы понимаем, что сыновьям Ноя нечего было делить и они, расселившись на разные континенты, не воевали.

Конечно, геральдика развивалась отнюдь не во времена библейского Ноя, а в средние века. Начавшись где-то совершенно незаметно, не оставив от этого начала никаких следов в истории, она захватила со временем все рыцарство. Лев получал в лапы крест, меч или секиру, менялся цвет когтей и языка (или самого животного), раздваивался хвост и т. п. Вздернутые крылья и открытый клюв у орла, поднятые или красные когти у зверя означают воинственность, опущенные крылья — миролюбие.

Постепенно отличительные знаки на щите стали наследственными, родовыми. Выработались строгие правила составления гербов. Появились специальные люди, специалисты по гербам — герольды, а со временем и специальные государственные учреждения, герольдии.

И мы видим тут, прежде всего, что история геральдики происходит в средние века. Она началась одновременно с появлением рыцарства и точно также, как и рыцарство, оказалась «отраженной» в мнимых ветвях «синусоиды» истории. Вот как геральдистика развивалась на самом деле, если отбросить выдумки о гербах ветхозаветных и античных героев:

«Историю геральдики… можно разделить на три периода:

1. Время, когда исключительно лишь один щит с находившимся на нем изображением представлял собой герб — с XI-го до XIII-го века (линия № 3–5) — это геральдика щита и эпоха ее первоначального развития.

2. Период, когда к щиту как носителю герба присоединился шлем со своим украшением, и гербовое искусство достигло своего высшего, живого (практического) развития. Это время процветания геральдики, продолжавшееся с XIII-го до конца XV-го века (линии № 5–7). В этом периоде действительно употреблявшийся в бою щит совпадает, т. е. тождествен с геральдическим щитом, т. е. расписанный красками гербовый щит и шлем с его украшением действительно носятся владельцем герба.

3. Время, когда геральдический щит превращается в нечто совершенно отвлеченное и в действительности уже более не носится. С этих пор начинает появляться в гербах множество несущественных привесок и добавлений, которые не имеют основания в существе дела. Старинные геральдические правила начинают постепенно забываться и исчезать, и, при недостатке правильного понимания, в геральдику вторгается произвольность. Это время упадка живой геральдики — начиная с XVI века (линия № 8) и до нынешнего времени».

Во многих странах издавались справочники — гербовники. Видимо, с XV века геральдика становится очень сложной и запутанной. А ведь в рамках геральдики сформировалась еще и наука о знаменах — вексиллография. Тут тоже сложностей хватает, поскольку свое значение имели форма, размер, цвет и изображение, помещенное на знамя.

Но геральдика на то и историческая дисциплина, чтобы распутывать сложности. Таким образом, она, равно как и нумизматика, и лингвистика, не только могла, но и должна была устанавливать хронологические рамки для истории. Однако дело шло с точностью до наоборот: история, основанная на хронологии Скалигера, навязывает геральдике и другим дисциплинам временные рамки.

Геральдисты теряют всякую возможность работать, потому что история учит:

«Средневековье в грандиозных масштабах смешало эпохи и понятия, средневековые авторы по невежеству отождествляли древнюю, античную и библейскую историю с эпохой средних веков…

В средние века почти утерялось представление о хронологической последовательности: при похоронах Александра Македонского присутствуют монахи с крестами и кадильницами; Катилина слушает обедню; Орфей является современником Энея, Сарданапал — царем Греции, Юлиан Отступник — папским капелланом…

Геральдист XVI-го века де Бара нашел возможным дать описание гербов Немврода, Геркулеса, Семирамиды и т. п.»

Этот набор «средневековых анахронизмов» появился лишь после того, как «новопросвещенные» скалигеровщиной европейцы запутались в своей истории или решили специально ее запутать.

К сожалению, печальной констатацией этого факта и ограничивается научный инструментарий серьезного геральдиста.

Арсеньев:

«Со времени так называемой эпохи умственного просвещения, конца XVIII-го столетия и до наших дней нередко слышались и еще слышатся голоса, заявляющие, что занятия геральдикой и сфрагистикой, а равно и генеалогией, не могут иметь никакого научного значения и являются лишь бесполезной тратой времени».

http://storyo.ru/history_art/52.htm

Изображение пользователя oko.
Posted by oko on вт, 04/24/2012 - 19:26
Пять столетий колонизации России кельтами.Русские цари - как сак

В продолжение тем  Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации   и    Русский народ, какой он? Вторая итерация. А если это вовсе не русский народ?

******

Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы.

(картинка кликабельна)

Храмов А. Колониальная изнанка европейского костюма. Заметки о внутреннем колониализме в Российской империи (XVIII – начало XX века). Вопросы национализма. 2012. №10.

Тяжесть имперского бремени.

«Империи можно сравнить с деревом, слишком разросшиеся ветви которого высасывают весь сок из ствола и способны только бросать тень». Сомнения в необходимости имперской экспансии, нашедшие выражение в этих словах Монтескье, преследовали европейские колониальные державы на протяжении всей их истории. Расходы на приобретение, содержание и защиту колоний всегда ложились тяжким бременем на европейские метрополии (W*  какое наглое передергивание! кельты ограбили все народы мира, построив на убийствах своё благоденствие, а теперь назвали это тяжким бременем! 8-0). Зачастую преимущества от заморских владений не могли покрыть всех имперских издержек  (W* наглая ложь!) , однако соображения престижа и туманные стратегические выгоды толкали европейских правителей всё к новым завоеваниям.

Российская империя также обходилась недешево населению центральных русских губерний. Как указывал в 1908 году Н.К. Бржеский, экономист и вице-директор департамента неокладных сборов министерства финансов, «в конце истекшего десятилетия все свободные средства страны были искусственно направляемы на Дальний Восток и там растрачивались, с огромным ущербом для интересов метрополии» (W* к этому времени метрополией России стала Англия и её доходы от использования золота, пушнины и прочих российских ресурсов были более чем великолепны), в то время как «земледельческий центр страны обнаруживал явственные признаки некультурности и отсталости». Ему вторил редактор «Нового времени» А.С.Суворин, писавший: «пора оставить рубль в хозяйстве русского человека, а не вынимать его из этого хозяйства на необъятные горизонты» (1903). (W* удивительное непонимание колониальных реалий высказывали эти господа интеллигенты)


Имперское бремя одинаково лежало на всех «державных народах»: и на русских, и на англичанах, и на французах, однако его тяжесть ощущалась по-разному.(W* забавно ставить на одну доску колонизаторов и колонизаируемых, господа интеллигентствующие националисты продолжают оставаться в полном неведении. Интересно, это от недостатка мозгов или по злому умыслу?)  В западноевропейских государствах имперские расходы позволяла покрывать развитая экономика (W* передергивание. Развитая экономика в западноевропейских странах была возможна исключительно благодаря разграблению колоний к числу которых, увы, относилась и Россия). Рыночный спрос и разветвленные пути сообщения стимулировали увеличение производительности труда, что, в свою очередь, позволяло собирать больше налогов без ущерба для населения. Россия же в начале XVIII века встала на путь имперской экспансии, когда большинство ее населения жило в условиях, близких к натуральному хозяйству, и собираемость налогов можно было поднять только за счет грубого принуждения и еще большей архаизации социальных институтов.(W* автором не раскрывается тема колониальной зависимости России от западных метрополий - до 1801 года - от Германии, а после вплоть до Октябрьской революции - Англии, следствием чего и стало закабаление российского народа в целом, а не только крестьянства)

Со времен Петра I, начавшего затяжную войну со Швецией, которая была на тот момент одной из самых развитых европейских держав, (W* некрасиво умалчивать, что войну со Швецией  Петр вел по прямому распоряжению метрополии - Саксонии в её же интересах) российские правители стремились быть полноценными игроками на международной арене (W* российские правители, начиная с 15 века были вассалами Саксонии и потому полноценными игроками быть не могли). Чтобы на равных конкурировать с европейскими странами, им приходилось компенсировать общую отсталость Центральной России сверхэксплуатацией ее внутренних ресурсов (W* ложь! ничего они не компенсировали, а просто сдавали ресурсы метрополии, будучи по её поручению на хозяйстве). Поэтому средства на содержание армии европейского образца из великорусского крестьянства «выколачивали» вполне колониальными методами: через закрепощение крестьян и усиление власти помещиков, и, затем, через насаждение передельной общины и круговой поруки. В итоге по отношению к номинальной русской метрополии в Российской империи установился режим, фактически превративший ее во внутреннюю колонию.(W* верное заключение. Скажем ещё точнее: Российская империя была  криптоколонией Свяшенной Римской империи немецкой нации, а после её разрушения  Англией российские ресурсы перешли в руки  Мелкобритании.)

Африка в центре России.
(W* не Африка в центре России, а ВСЯ Россия как Африка)

Русский центр, низведенный до уровня колонии,(W* вовсе не центр, а ВСЯ Россия в целом)  ничем принципиально не отличался от колонизируемой инородческой периферии, а если и отличался, то в худшую сторону. Если, скажем, в Британской империи именно Англия всегда выступала в качестве культурного гегемона, который был призван нести начала цивилизации менее развитым колониям,(W* ПРАВДА? 8-0 Вот таким образом  http://witrina.ru/node/246#comment-539  или таким  http://witrina.ru/node/246#comment-684 ?!)   то в России зачастую дело обстояло противоположным образом. Русский Центр воспринимался как отсталый и одичалый на фоне более развитых инородцев. Эту ситуацию красочно обрисовал В.В. Розанов (1909): «Финляндия, Балтика, Привислинье, армяне имеют вид каких-то обиженных барышень, капризных и недовольных, которые кричат или хмурятся на не угодившую прислугу Россию, страну варварскую, грубую, необразованную, над которой задирают нос своею «культурностью» не только немцы, но и поляки, армяне».

Подобным образом на русский Центр смотрели и российские самодержцы. Сложно представить, чтобы англичане получили бы право избирать парламент позже, чем ирландцы или индусы. Однако в Российской империи Царству Польскому конституция была дарована еще в 1815 году, а княжество Финляндское получило регулярно созываемый сейм уже с 1863 года, в то время как русские губернии смогли «дорасти» до парламентаризма лишь спустя несколько десятилетий. Как писал в 1820-е попечитель Петербургского учебного округа Д.П. Рунич, «русский народ еще не вышел из детства, с ним нельзя говорить о свободе». Нельзя не вспомнить здесь высказывание британского премьер-министра (1945-1951) Герберта Моррисона о том, что предоставление колониям самоуправления «будет подобно выдаче десятилетнему ребенку ключа от входной двери, банковского счета и ружья».

Для российского правящего класса, назначившего себя на роль воспитателя «вечных детей», неполноценность основной массы великорусского населения была аксиомой. «С ними надобно обращаться, как с детьми. Невежество, mon cher…» - говорит про своих крестьян тургеневский персонаж помещик Пеночкин (с европейским лоском колонизатора он периодически переходит на французский). Дальше в рассказе, что характерно, следуют сцена порки и сцена с крепостными, стоящими на коленях перед своим «отцом-благодетелем». Подобным образом рассуждал о своих подопечных Фредерик Лугард, «апостол» британского колониализма: «африканский негр не жесток от природы, хотя его нечувствительность к боли делает его равнодушным к страданию. Достоинства и недостатки этой расы те же, что присущи в массе детям, которые с доверием и без зависти относятся к людям старшего возраста».

Как и любая колонизируемая территория, внутренняя крестьянская Россия всегда оставалась загадочной и экзотичной территорией для тех, кто был призван управлять ею. А.Т. Болотов, который прослужил больше 20 лет управляющим крестьянами собственных волостей Екатерины II, только в 1792 году впервые побывал на деревенском празднике, когда непогода застала его с семьей в пути и вынудила остановиться в крестьянской избе. «На что смотрели и сами мы, как на невиданное никогда зрелище, с особливым любопытством, и не могли странности обычаев их, принужденности в обрядах и глупым их этикетам и угощениям довольно надивиться». Европейски образованный Болотов смотрел на обычаи русских туземцев брезгливым и отчужденным взглядом колонизатора.

Комментируя эту колониальную оптику правящего сословия, публицист К.Ф.Головин писал (1898): «перед началом 1860-х гг. крестьянская жизнь была так же незнакома лучшим из тогдашних людей, как внутренность Африки. Помещики, целый век прожив в деревне, обладали странным свойством не видеть зрячими глазами, не сознавать явлений, постоянно вокруг них происходивших». Вплоть до самого краха Российской империи «народ», населявший российскую «внутреннюю Африку», оставался таинственным, отсталым, ребячливым, угнетенным и нуждающимся в попечении. «Народ» был одновременно предметом идеализации и колониального любопытства, от его имени говорили и консерваторы, и революционеры, но сам он оставался лишенным голоса. Иначе говоря, помимо Востока периферийного, в Туркестане или на Кавказе, в Российской империи существовал и Восток внутренний – в Воронежской или Орловской губернии. Этот «внутренний Восток», так же, как и Восток периферийный, подлежал исследованию, сегрегации и порке.

Колонизируемый «народ» выступал как предмет воображения и конструирования, поэтому многим из числа просвещенной элиты казалось, что они знают народ и его нужды лучше, чем он сам. «Русский народ», как и «восточный человек», если воспользоваться словами Эдварда Саида, был «представлен как фиксированный, стабильный, нуждающийся в исследовании, нуждающийся даже в знании о самом себе», причем «традиция опыта, науки и образования удерживает восточно-цветного в позиции объекта изучения западно-белого человека, и никогда наоборот». Ю.Ф.Самарин, сам внесший немалый вклад в ориентализацию Центральной России, отмечал, что для помещиков «русский крестьянин – это какой-то китаец, закоснелый, бесчувственный, грубый, с превратными понятиями обо всем, не понимающий даже, чем должна быть для него жена, едва сохранивший способность вслушиваться в поучительные речи проезжего барина».

Во внутренних областях Российской империи сложилась классическая колониальная ситуация, при которой горстка европейцев (по образу жизни и менталитету) управляла массой «восточных людей». Ее обозначил еще А.С.Пушкин, обронивший в письме к П.Я. Чаадаеву известный афоризм: «правительство всё-таки единственный европеец в России». Дистанция между «единственными европейцами» в лице образованного правящего класса и «неевропейским» Другим проявлялась в Центральной России, как и во всякой колонии, на бытовом, повседневном уровне, порой выливаясь в откровенно сегрегационные практики. Так, генерал Н.А. Епанчин, который в 1876 г. прапорщиком поступил в Лейб-гвардии Преображенский полк, вспоминал: «при входе в Императорский Таврический сад в Петербурге, близ наших казарм, была надпись: «вход воспрещается лицам в русском платье», т.е. простому народу».

Как крестьян делали общинными.

Великорусское большинство под предлогом его «культурной отсталости» или «особого пути» вытеснялось в сферу ориентализированного Другого, что было залогом господства европеизированной элиты. Весь XIX век, когда в Европе стремительно увеличивалось число индивидуальных крестьянских собственников, в России образованная публика конструировала образ отсталого, чуждого индивидуальному и рациональному началу, общинного великорусского крестьянина. (W* по сути "говно нации" - как справедливо назвал Ленин российскую интеллигенцию -  были пособниками саксонских колонизаторов).  Как в 1856 году писал историк-славянофил И.Д. Беляев, смысл сохранения общины заключается «не в хозяйственной цели, а лежит гораздо глубже, а именно, в самом духе народа, в складе русского ума, который не любит и не понимает жизни вне общины». Подобное заключение, напоминающее самонадеянные обобщения европейских колонизаторов относительно свойств «туземного ума», дало правительству основания для манипуляций великорусским крестьянским большинством и стало идеология крестьянских реформ 1860-х.

Примечательно, что пальма первенства в изобретении передельной общины как «исконного» института великорусского крестьянства принадлежала не славянофилам, а немецкому экономисту Августу фон Гакстгаузену, который в 1843 году на средства царского правительства предпринял длительную поездку по Центральной России. По его мнению, на долгие десятилетия утвердившемуся среди образованной публики в России и за рубежом, русское крестьянство в силу особенностей своего народного характера (W* это ещё раз подтверждает, что соционический тип "Есенин" , который вынужден был на себя натянуть русский  народ под саксонским гнетом, при пособничестве российской элиты и говна нации, биологически заданным не является, а есть лишь реакция на оккупацию.) как бы выпало из истории и застыло на той первобытной ступени развития, которую другие европейские нарды давно преодолели. «Первобытный принцип и развитие поземельных отношений у этих славянских народов (Сербия, Босния, Болгария, Россия — А.Х.), нетронутых новой европейской культурой, глубоко различны от тех же отношений у остальных народов». (W* особо отметим, что нетронутые  кельтской культурой оказались только славянские народы. Здесь удивляет только одно: отчего  в советское время этого анализа сделано не было?)

Этой колониальной логике, вычеркивавшей основную массу русского населения из пространства цивилизации, пытался оппонировать Б.Н. Чичерин. Он вопрошал: «неужели, как утверждает барон Гакстгаузен, русская история играла только на поверхности народа, не касаясь низших классов народонаселения, которые остались доныне при своих первобытных гражданских учреждениях?» Основной аргумент Чичерина состоял в том, что современная передельная община Центральной России является не артефактом первобытных времен, а новейшим изобретением, окончательно сложившимся совсем недавно, во второй половине XVIII века, при Екатерине II. «Наша сельская община вовсе не патриархальная, не родовая, а государственная. Она не образовалась сама собою из естественного союза людей, а устроена правительством, под непосредственным влиянием государственных начал».(W* и в интересах метрополии, добавим мы)

Другими словами, великорусская передельная община, навязанная русскому большинству в качестве «исконной», в действительности была колониальным институтом. Впрочем, сходство великорусской передельной общины с передельными общинами, существующими в европейских колониях, заметил еще Макс Вебер. «На таком же (как и в великорусской общине – А.Х.) начале круговой ответственности покоилось хозяйство голландской ост-индской компании в ее владениях. Она возлагала на Desa, т.е. общину, круговую поруку по внесению подати рисом и табаком». Вебер прямо связывает передельную общину и вторичное закрепощение крестьян с режимом колониального управления. «Государство передавало непосредственную эксплуатацию колоний частным торговым компаниям (примеры: британская Ост-индская и голландская Ост-индская компании). Тогда вожди делались носителями круговой ответственности, а первоначально свободные крестьяне становились их крепостными, развивалось обязательное земледелие, земельная община, право и обязанность переделов».

В России отправной точкой развития передельной общины стало введение подушной подати, которую Петр I в 1724 году учредил в великорусских губерниях вместо подворной (только через 60 лет она была распространена на Малороссию и Прибалтику). Характерно, что размер подушного оклада был выведен Петром из общей суммы, необходимой для содержания армии (вспомним об «имперском бремени»). Подушные подати налагались не на каждое лицо (или домохозяйство) в отдельности, а на общину в целом, в соответствии с количеством ревизских душ, относящихся к ней согласно последней ревизской сказке. Передел происходил при очередной ревизии, когда община перераспределяла все платежи и всю свою землю в соответствии с уточненным числом ревизских мужских душ.

Indirect rule в русской деревне.

В 1861 году, вместо того чтобы стать полноценными гражданами, наделенными индивидуальной собственностью, крестьяне были освобождены из-под надзора помещиков и переданы под надзор сельской общины. Обращение к этому архаичному институту было продиктовано типичной колониальной логикой косвенного управления (indirect rule). В силу своей немногочисленности европейские колонизаторы не в состоянии управлять превосходящей массой туземного населения и потому вынуждены перекладывать функции непосредственного контроля на местные институты власти (на племенных вождей, эмиров, на общинных старейшин). Туземная администрация, туземная полиция, туземный суд, руководствующийся особым, местным правом – в колониях на низовом уровне фактически берут на себя все те функции, которые в европейских странах берет на себя централизованное государство. Российское правительство, как и неэффективные колониальные администрации, не хотело и не имело возможности иметь дело с индивидуальным обложением каждого крестьянина, поэтому возлагало подати на общину в целом.

Помимо соображений «стабильности», иллюзию которой дает управление колонизируемым населением через его собственные, «традиционные» институты, не менее важным преимуществом косвенного управления в глазах колонизаторов является его дешевизна. Колониальная администрация, вместо того чтобы оплачивать труд большого числа мелких чиновников, пользуется бесплатными услугами местных старейшин и общин (они бесплатны лишь для колонизаторов, но не для самого местного населения). В Российской империи в качестве низовой туземной администрации выступало выборное волостное начальство, содержавшееся самими крестьянами за счет мирских сборов, которые не поступали в казну, а хранились в волостных правлениях (в 1847 г., например, мирской сбор составлял 13,9% всех собираемых податей).

Крестьянин, приписанный к общине и лишенный возможности из нее выйти, фактически выпадал из правового поля. Как отмечал уже цитировавшийся Н.К. Бржеский, «проживая в общине, крестьянин превращается в «мужика». В качестве члена общины крестьянин должен довольствоваться упрощенными формами гражданского быта: вместо писанного, незыблемого закона — обычай, выразителем которого является сельский сход, вместо самоуправления — произвол и злоупотребления волостных писарей, вместо суда, строго и справедливо применяющего одинаковую для всех норму закона ко всем случаям правонарушения - суд, руководящийся всё тем же неуловимым обычаем и склонный прибегать к телесным наказаниям даже за неплатеж сборов». При этом передельная община усилиями образованной элиты подавалась как исконный, традиционный атрибут быта русского крестьянина.

Нечто подобное происходило и в европейских колониях. Колониальные власти отдавали себе отчет в коррупции и неэффективности, присущей туземным правителям, и всё же настаивали на необходимости сохранения статус-кво. Подчеркнутая «традиционность» институтов косвенного управления, за которые цеплялись колонизаторы из соображений стабильности и дешевизны, должна была примирить население с их неэффективностью. Проблема заключалась в том, что сама эта «традиционность» зачастую была изобретением колониальных властей, которые в угоду собственным интересам кардинально перестроили всю систему местных институтов. Применительно к Центральной России об этом писал Б.Н. Чичерин, в других колониях это также осознавали. «Мы всячески стараемся насаждать вождей там, где их никогда раньше не было», сетует окружной комиссар Уинтерботтом в романе Чинуа Ачебе «Стрела бога», в котором описываются реалии «indirect rule» в Восточной Нигерии.

Прогнать колонизаторов.

Ответом на колониальную эксплуатацию стало возникновение в России антиколониального «народнического» движения (1850-1880-е гг.), которое своей риторикой и задачами предвосхитило аналогичные движения XX века в странах Третьего мира. Желание «служить простому народу», с середины XIX столетия охватившее в России самые широкие слои городской интеллигенции, учащихся, журналистов, мелких служащих и отдельных представителей аристократии и принимавшее самые разные формы (от просветительских «хождений в народ» до народовольческого терроризма), типологически очень напоминает пробуждение туземной интеллигенции в европейских колониях. В Азии и Африке, как и в Центральной России, во главе антиколониальных движений вставала городская европейски образованная местная интеллигенция, выпускники миссионерских школ и военных академий, выпавшие из традиционного, племенного сельского общества, но не сумевшие полноценно встроиться в колониальную систему.

Зачастую российская революционная интеллигенция непосредственно осмысливала свою борьбу в антиколониальных категориях. М.А. Бакунин подчеркивал, что правящие круги Российской империи и простой народ различаются не только культурно, но и этнически: «дом Романовых … известным рядом подлогов и с помощью гвардейских солдат обратился в дом чисто немецкий, Гольштейн-Готторпский». (W* он не превратился, он был им, только вовсе не знатью, а слугами В агитационных стихах призывал (1869) «скрутить руки немецкие подставному царю-батюшке, Александрушке подменному» (Александру II), приведя его на «мужичий суд», и Н.П.Огарев. В своих прокламациях, предназначенных для агитации среди простого народа, он изображал классическую колониальную ситуацию. «Прежде жили все в деревнях на великой свободе, все были равны и своими делами сами заправляли … Пришли в нашу землю тогда князья из-за моря с войском, привели с собой дворянскую сволочь… стали нашу землю отбирать да под себя подводить… Эти князья, которые место покорят, сейчас велят себе город построить, да тут и засядут… Придумали законы разные, стали со всех оброки да налоги собирать….»

Примечательно, что спустя столетие на предполагаемую антиколониальную «мужицкую» революцию в России, образ которой был создан народниками, ориентировались уже сами интеллектуалы Третьего мира. Так, кенийский писатель Нгуги Ва Тхионго вкладывает в уста героини романа «Кровавые лепестки», которая рассказывает о борьбе своего племени с колонизаторами, следующие слова: «когда весь цвет илморогского воинства остался лежать на земле, <пронеслась> передаваемая шепотом весть, что в стране по имени Россия крестьяне, взявшись за копья, отбили у врага в бою ружья и прогнали неприятеля прочь. Интересно, русские тоже черные, как мы? И неужто они прогнали европейцев?»[1] Необходимость борьбы с европейской колониальной администрацией как бы сближает (до степени неразличимости) русское крестьянское большинство и туземное население Африки.

Советский колониальный реванш.

Однако Россия в XX веке так и не увидела антиколониальной «мужицкой революции», о которой мечтали народники. (W* голословно и не соотвествует действительности.  В 1917 году Советская Россия полностью стряхнула с себя колониальные оковы вплоть до 1992 года. Свидетельством этого является расцвет науки, образования, рост материального благосостояния людей, отсутствие бедных и безработных, второе место по экономическим показателям в мире. При этом США держало первое место только за счет колониальной политики, сопровождающейся грабежами, насилием и убийствами).

Если мы вынесем за скобки аграрные беспорядки 1905-1907 гг. и последующие изменения в крестьянской политике, и обратимся к событиям 1917 года, мы обнаружим нечто прямо противоположное. В результате октябрьского переворота в Петрограде к власти пришли большевики, главный идеолог которых, В.И.Ленин, на заре своей политической карьеры, как и другие марксистские теоретики, жестко полемизировал с народничеством. Большевики, ориентировавшиеся на городской рабочий класс, провозгласили установление «диктатуры пролетариата», и это не было простой декларацией. Вместо того чтобы «душить города», как того требовала идеология антиколониальной революции, (W* передергивание, выход из под колониального гнета возможен только на основе развития промышленности, сохранение же аграрной ориентации и есть свидетельство  сохранения колониальной зависимости) советская власть сразу же принялась «душить деревню», что в конце 1920-х обернулось миллионами жертв. (W* автор умолчал, что жертвы были следствием военных действий АНТАНТЫ, а не диктатуры пролетариата).

Известный социолог Алвин Гоулднер прямо определяет сталинизм как режим внутреннего колониализма. (W* передергивание. Внутреннего колониализма не бывает. Царский режим  был внешним колониализмом) «Партийные лидеры оборонялись в городах против растущего сопротивлении огромного сельского большинства. Силовая элита, сосредоточенная в городах, намеревалась доминировать над превосходящим сельским населением, с которым она соотносилась в качестве чуждой колониальной силы; это был внутренний колониализм, мобилизующий силу государства против колониальных данников в сельской местности». Гоулднер заключает, что система внутреннего колониализма, которая держала крестьян в «политическом гетто» при царизме, нашла свое продолжение в советском строе, и это, по-видимому, действительно так. (W* это не может быть так, поскольку Гоулднер - американский социолог, представляющий интересы США, а следовательно обязанный дискредитировать СССР,  а верить, особенно на слово, заинтересованному лицу является верхом глупости или обыкновенным предательством.)

Советский опыт «сплошной коллективизации» вдохновлял британцев на сходные эксперименты в своих колониях (так, в 1947 году в Танганьике была развернута программа по вытеснению индивидуальных производителей коллективными хозяйствами по выращиванию земляного ореха). Впрочем, еще задолго до советской власти плановые методы ведения хозяйства уже практиковались в колониях: так, в рамках «системы принудительных культур» (1830-1870) в голландской Яве туземное население обязывали заниматься выращиванием табака, сахарного тростника и индиго, предназначавшихся для экспорта. Население было обязано сдавать выращенные культуры колониальным властям по фиксированным ценам. (W* существенная разница между колонией и независимым госдарством является не в способе хозяйствования, а в том, на какие цели  идут результаты труда. В СССР они шли исключительно на развитие народного хозяйства и помощь братским народам.)

Как реакция на колониальные эксцессы сталинизма, с 1960-х в среде интеллигенции начали пробуждаться – насколько это было возможно в условиях авторитарного строя – антиколониальные настроения.(W* передергивание. Настроения стали пробуждаться мелкособственнические, результатом которых стала новая колонизация Росси кельтской цивилизацией.)  Они нашли свое выражение в т.н. «деревенской прозе», которая стала одним из самых ярких явлений в советской литературной жизни того периода. (W* враньё.) Творчество советских писателей-деревенщиков типологически очень сходно с творчеством их африканских современников, чья молодость пришлась на последние годы существования колониального режима. Африканские писатели, подобно своим советским коллегам, в своих произведениях описывали патриархальную сельскую идиллию, которая стремительно разрушалась с проникновением колонизаторов и ростом городов.

К концу 1980-х ранее аполитичная ностальгия советской почвеннической интеллигенции непосредственно дозрела до требований антиколониального характера.(W* дозрела она до предательства интересов народа ради собственного благополучия - так будет вернее).  Логика этой трансформации очевидна: если советская власть десятилетиями эксплуатировала русскую Россию, разрушала деревню насаждением колхозов и выкачивала из нее рабочую силу, то русский центр должен начать борьбу за национальное освобождение от колониальной советской империи. Неслучайно, что впервые о возможности выхода России из СССР на Первом съезде народных депутатов заговорил именно писатель-деревенщик Валентин Распутин.(W*  ещё раз вспоминаем лениский тезис об интеллигенции как говне нации. Они предавали народ до революции 17 года и продолжили это мерзкое дело сразу же как увидели возможность улучшения своего материального положения путем предательства народных интересов).

Чуть позже Борис Ельцин, не разделяя антизападничества и левых настроений «патриотического» направления, тем не менее, поспешил позаимствовать у него антиколониальную риторику. «Многолетняя имперская политика центра привела к неопределенности … положения России… Сегодня центр для России – и жестокий эксплуататор, и скупой благодетель, и временщик, не думающий о будущем. С несправедливостью этих отношений необходимо покончить». «Мы против Союза за счет интересов России…» В этих выступлениях Ельцина за 1990 год проглядывает инверсия, характерная для ситуации «внутреннего колониализма»: имперский «центр» смещается, так что внутренняя Россия, будучи номинальной метрополией, предстает в роли эксплуатируемой колониальной периферии. Не столько демократические лозунги, сколько антиколониальная риторика позволила Ельцину оправдать «суверенизацию России» и одержать победу над М.С. Горбачевым, который полагал, что Союз следует демократизировать в целом, не разрушая его как государство. (W* государственная измена и Ельцина, и Горбачева  сегодня настолько очевидна, что говорить о них в положительном ключе является очевидным свидетельством предательства по отношению к России и русскому народу)

Именно восприятие России как «внутренней колонии» в рамках советской империи сделало возможным ее стремительный бросок к независимости: собственный флаг, собственная армия, собственные СМИ – Россия, как и все бывшие колонии, в 1990-1991 годах спешно обзаводилась всеми атрибутами суверенного государства. (W* флаг - английский, армия уничтожена, СМИ служат интерса моккупантов - Россия в 1992 году вновь стала колонией. Причем одновременно и Англии, и Германии, и США.  Практически все антиколониальные революции в Африке, после которых бывшие колонии получали независимость, так же, как и в России, сопровождались падением уровня жизни, деградацией промышленности, развалом системы здравоохранения и расцветом бандитизма.(W* ни одна из кельтских колоний по настоящее время не получила реальной независимости, они были явными колониями, а стали криптоколониями, соответственно ресурсы  стран как выводились  в пользу метрополоии, так и продолжают выводиться).

В конечном счете, проведение аналогий между Россией и странами Третьего мира оправдано не потому, что Россия в какой-то момент деградировала до их уровня, а потому, что она принадлежала к их числу всегда и, увы, по-прежнему принадлежит к ним. (W* не стоит выдавать желаемое за действительное. С 1917 года Россия колонией не является. С 1992 года по настоящей момент она настойчиво колонизируется при активном участии интеллигентсвующих националистов. Но восстановление независимости России - дело решенное, потому что за 20  последних лет кельтская цивилизация глубоко и полно ознакомила  русский народ, которому коммунисты дали высочайший уровень образования, со своими планами, а тот, кто предупрежден - вооружен.)

* * *

Полная версия статьи: Храмов А. Колониальная изнанка европейского костюма. Заметки о внутреннем колониализме в Российской империи (XVIII – начало XX века). Вопросы национализма. 2012. №10. С. 71-105.

*****

W*  у меня вопрос только один: отчего в  советское время механизм колониальной зависимости  России до октября 1917 года от Германии и Англии не был вскрыт? Такое раскрытие информации было бы максимально выгодно Сталину и полезно России в целом. КТО  способствовал сокрытию  этой ситуации, которая нынче повторилась самым негативным образом.

http://victoriarossi.livejournal.com/950709.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on вт, 07/31/2012 - 02:50
90 процентов русских в Империи Романовых играли ту же роль, как

90 процентов русских в Империи Романовых играли ту же роль, как негры в Америках или индийцы в Индиях

В продолжение темы Романовская Россия как провинция Священной Римской империи германской нации

ДАВАЙТЕ РАЗБЕРЕМСЯ/a>

Итак, был ли Казахстан (или Украина, или Грузия - далее везде) колонией Российской Империи?

Вопрос возникал и раньше (тов. Торбасов спорил со мной по этому поводу), но сейчас хороший повод поговорить про это - в связи с наездом казахского воробабая Назара. Плюс в недавно выложенной книге Юрганова о советской исторической науке времен Сталина как раз затрагивается эта тема.

Все ведь как раз там и началось с выхода книги "История Казахской ССР", которая была выпущена в годы Великой Отечественной. И на книгу сразу обрушились историки русско-патриотической школы, заявив, что история Казахстана авторами учебника извращается, что для казахского народа вхождение в состав России было только благом, что восстания и борьба казахов с русской армией были явлениями реакционными. Особо выделялось восстание 1916 года в Казахстане.

Это вызвало протест советских-историков марксистов, которые, хотя и отошли от крайностей школы Покровского - рисовавшего дорволюционную Россию исключительно отрицательно на всех ее исторических этапах, тем не менее спокойно смотреть на такое великодержавное искривление не могли. При этом, как они справедливо указывали, советские казахи бьются вместе с советскими русскими, украинцами и белоруссами с немецко-фашисткой нечистью и у них кроме общего, советского патриотизма, есть основания любить и гордиться и своей родной землей. (Кстати, если смотреть фотографии военного времени - именно Действующей Армии - видно, как много казахов среди наших, славян).

Как я уже писал, в целом ЦК ВКП(б) и его идеологические работники на мой взгляд выбрали почти правильную идеологически линию (по персональным выводам как всегда надавали по голове всем) - то есть что нельзя впадать в крайности - не закрывать глаза на российский империализм, но и не потакать местному национализму или левацкому интернационализму (этот термин как раз встречается в документах того времени - и мне он кажется крайне удачным - такой грех есть у целого ряда товарищей в Жиовом Журнале, которые явно перегибают палку, выступая против вонючего путинского казенного патриотизма и национализма вообще). При этом левацкий интеранционализм, замечу от себя, часто сливается с национализмом - это очень бросается в глаза у некоторых украинских левых товарищей.

Находить среднюю линию в вопросе национальном очень сложно - в силу специфики самого нацвопроса, который Ленин метко называл гнилым зубом социалистического движения: ошибку сделать очень легко особенно если у тебя румынские цыгане стырили велосипед.

Тем не менее - уже рассматривая колонизаторский характер Российской Империи. Я тут готов согласиться с нашими нацдемами (Крылов, Соловей - это автор пары интересных книг по русскому вопросу) - до одной даты. Нацдемы справедливо пишут, что 85-90 процентов русских в Империи Романовых играли ту же роль, как негры в Америках или индийцы в Индиях. То есть раздел колонизаторы/колонизированные проходил внутри страны, то есть что сабибам, Белыми Людьми, были дворяне (очень космополитичная каста, кстати, с огромным количеством инкорпорированных в элиту националов), а роль кули, рабов, белых негров выполнял русский народ, черный мужик.

Когда же Империя включала в себя новые земли, то местное простое население становилось точно такими же тяглом по отношению к государству, а местная знать вливалась в знать Империи.

На уличных фотографиях конца 19-начала 20-го века - среди барышень в белых платьях и инженеров в фуражках - всегда на улицах видны эти черные люди - часто в лаптях, одетые так, как они одевались наверное и в 18 и в 17 веках - если не раньше.

В 1914-1917 11 миллионов этих белых негров получили ружья и были посланы умирать за им совсем неясные цели (в отличие от первой Отечественной с Наполеоном, где цели дворянства совпали с целями этих черных людей - которым крайне не понравилось, что приперлись какие-то хрены с горы, явные нехристи, по-русски не говорят). Эйфория, накачанная попами и царским агитпропом, очень быстро прошла - и все случилось как случилось. Как вспоминал потом какой-то беглый белый генерал, когда он пытался возвать к чувству патриотизма солдатиков, бросавших фронт в 17-м, ему отвечали: "Да мы вятские, к нам ерманец и не дойдет!"

Плюс еще получив ружжо, эти самые черные люди не просто поставили под сомнение права дам в белых блатьях и инженеров в белых фуражках танцевать на балах за их счет, но и получили возможность с этим делом закончить.

Я вообще разделяю конепцию трех одновременных революций в 1917-м - классической пролетарской в городах, аграрной в деревне и национально-освободительной в национальных районах империи. Но последняя не была антирусской, потому что - важно! - простой русский человек не был в национальных райоонах тем, кем был, например, какой-нибудь английский гопник, приехавший из Йоркшира в Индию. Именно этот момент советская мэйнстримовская идеология и подчеркивала - что у трудящихся был общий враг: дворяне, помещики, капиталисты, баи, попы, муллы. И русский крестьянин и рабочий точно так же освобождался от "колониализма" (то есть угнетения, эксплуатации), как украинец или казах.

Этот же 1917-й год есть точка, в которой мое согласие с нацдемами заканчивается. Потому что они безосновательно утверждают, что и после 1917-го продолжается это приношение в жертву русского народа ради каких-то чуждых ему целей, на этот раз - интернационалистско-коммунистических. То, что это не так, доказать легко - и потому, что советская элита постоянно формируется из самого что ни на есть простого народа, и что цели СССР объективно совпадали с целями народа (модернизация, окультуривание, развитие Науки и Просвещения для всех). Даже то, что послесоветские националисты (что и продемонстрировал Назарбаев - но и не он один) утверждают ровно обратное русским нацдемам: что Россия их только объедала и гнобила - даже это от противного доказыает, что никто никого не гнобил и не объедал - что все были в одной лодке и все вместе преодолевали те жесткоие вызовы, которые история и геополитика Советскому Союзу бросала. А сама советская влаасть жестко гасила как великодержаный, русский национализм, так и национализмы местные (в целом успешно - в частностях ошибки были).

Итак, мое глубокое разумение, что, конечно, Российская Империя являлась колониальным государством, но метрополией в ней был узкий европеизированный правящий слой (в котором князь Голицын был трогательно вместе с сахарозаводчиком Бродским или ханом казахским) плюс обслуживающий их персонал (включая персонал иделогический, влючавший в себя попов и прочих служителей культа), а вот колонией была вся страна в целом - ее простой народ, что украинец, что великорос, что еврей из местечка.

Но говорить о том, Россия и русские были колонизаторами, а другие территории и народы - колониями и колонизируемыми - это или ошибка или умышленное вранье.

И победа большевиков в Революции и то, что страна выдержала столь сложные испытания в последующем, является подтверждением правильной линии большевиков в национальном вопросе.

http://kommari.livejournal.com/1763103.html

http://victoriarossi.livejournal.com/1023950.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on пт, 11/16/2012 - 16:01
Страна белых негров

В продолжение темы Пять столетий колонизации России кельтами. Русские цари - как саксонские вассалы.

Страна белых негров

Этнографические записки о быте русского крестьянства в конце XIX – начала ХХ века показывают существование в стране каких-то белых негров. Люди испражняются у себя в избе прямо на солому на полу, посуду моют раз-два в год, а всё вокруг в жилище кишит клопами и тараканами. Жизнь русских крестьян очень схожа с положением негров на юге Африки.

Апологеты царизма в качестве примера очень любят приводить достижения высших классов России: театры, литературу, университеты, межевропейский культурный обмен и светские рауты. Всё верно. Но к высшим и образованным классам Российской империи принадлежали от силы 4-5 млн. человек. Ещё миллионов 7-8 – это различного рода разночинцы и городские рабочие (последних к моменту революции 1917 года было 2,5 млн. человек). Остальная масса – а это около 80% населения России – представляла собой крестьянство, фактически туземную бесправную массу, угнетаемую колонизаторами – представителями европейской культуры. Т.е. де-факто и де-юре Россия состояла из двух народов.

Ровно то же самое происходило, к примеру, в ЮАР. С одной стороны 10% прекрасно образованного и цивилизованного меньшинства из белых европейцев, ещё примерно столько же их приближённой обслуги из индийцев и мулатов, а внизу – 80% туземцев, многие из которых пребывали даже в каменном веке. Однако современным неграм в ЮАР, сбросившим в 1994 году власть «страшных угнетателей», пока ещё не приходит в голову говорить о том, что и они причастны к успехам белого меньшинства по строительству «маленькой Европы». Наоборот, негры в ЮАР сейчас всячески пытаются избавиться от «наследства» колонизаторов – разрушают их материальную цивилизацию (дома, водопроводы, сельхозимения), вводят собственные наречия вместо языка африкаанс, христианство заменяют на шаманизм, а также убивают и насилуют представителей белого меньшинства.

В СССР происходило то же самое: цивилизация белого мира сознательно разрушалась, её представители убивались или изгонялись из страны, в экстазе мщения ранее угнетаемое большинство из туземцев не может остановиться до сих пор.

Блогу Толкователя кажется странным, что некоторая часть образованных людей в России принялась разделять население страны на «русских» и «советских». Правильнее ведь было бы называть первых «европейцами», а вторых «русскими» (тем более что в паспортах Российской империи национальность не указывалась, а проставлялось только вероисповедание; т.е. понятия «национальность» в стране не было). Ну или в крайнем случае, толерантно «русские-1» и «русские-2».

Интересно, что негры в США находили очень много общего с русскими крестьянами, бывшими тоже фактически рабами:

«В последнее десятилетие все большее внимание исследователей привлекают элементы сходства мироощущения негров на американском континенте с психологией русского крестьянства после освобождения. Обнаруживаются параллели между идеями славянофилов о сохранении национального духа и поисками самоидентификации негритянской интеллигенцией. В университетах читаются лекции о значении русского и советского культурного контекста для понимания поисков афроамериканских писателей. Большое место занимают в программе таких курсов отчеты и мемуары тех, кто поехал в СССР в 20-е и 30-е годы, а также рассказы вернувшихся «домой, в Гарлем». Обложка книги Д. Е. Петерсона «Из оков. Литература о русской и афроамериканской душе», трактующей с позиций постколониальной литературной теории репрезентацию в русской и афроамериканской литературе раздвоенности человеческого сознания, украшена репродукцией репинских «Бурлаков на Волге».

Параллели (так же, как и различия) между российским крепостным правом и американским рабством отмечались в чёрной прессе США уже в 1820-х годах, и позднее многократно повторялись. «Эта система именовалась крепостным правом, но была худшей разновидностью рабства», – писал Роджерс. Два описания жизни Пушкина, того же автора (опубликованные в 1929 и 1947 годах) написаны языком, понятным жителям американского Юга: «Пушкин научился русскому языку от своей няни, белой «мэмми» [негритянки-кормилицы] и рабов, работавших на плантации его отца». «Тридцать миллионов его русских собратьев, белых, содержались в жестоком рабстве», и, зная об их тяжелой участи, Пушкин сочувствовал мятежникам, «посвятившим себя делу свержения самодержавия и освобождения рабов».

Согласно афро-американским авторам, особая связь поэта с Ариной Родионовной оказывается возможной именно благодаря черному цвету его кожи. Няню и ребенка объединяет ощущение обособленности. Другие черные авторы также пишут о том, что именно (негритянская) раса Пушкина сделала его выразителем души его (русского) народа. Так, Пушкин становится воплощением русского духа не вопреки тому, что он был негром, но благодаря этому обстоятельству. Томас Оксли утверждает, что именно «расовые черты» позволили Пушкину стать «первым писателем, выразившим душу [русского] народа. Он чувствовал биение его сердца».

То есть в представлениях негров США, негр Александр Сергеевич Пушкин и начал формирование русской нации среди рабов европейских колонизаторов.

В этом свете, кстати, и Революция 1917 года выглядит уже не столько социалистической, сколько национально-освободительным движением русских, против колониальной администрации европейцев и их прислужников-«мулатов» (интеллигенции и части разночинцев).

Но это всё ментальное описание русского угнетённого народа. А как физически жили эти рабы белых господ?
Исследование Владимира Безгина, доктора исторических наук, профессора кафедры истории и философии Тамбовского государственного технического университета, описывает санитарно-гигиенические условия крестьянского быта конца XIX – начала ХХ века. (Опубликовано в сборнике «Российский крестьянин в годы войн и мирные годы (XVIII – XX вв. Сб. труд. участ. науч. конф. (Тамбов, 10 июня 2010 г.) Тамбов: Изд-во ГОУ ВПО ТГТУ. 2010. С. 23 – 31. Исследование подготовлено при финансовой поддержке American Council of Learned Societies (ACLS), Short-term Grant 2009).

«Русские крестьяне были весьма непритязательными в домашнем обиходе. Постороннего человека, прежде всего, поражал аскетизм внутреннего убранства. Крестьянская изба конца XIX века мало чем отличалась от сельского жилища века предыдущего. Большую часть комнаты занимала печь, служащая, как для обогрева, так и для приготовления пищи. Большинство крестьянских изб топились «по-черному». В 1892 году в селе Кобельке Богоявленской волости Тамбовской губернии из 533 дворов 442 отапливались «по-черному» и 91 «по-белому». По мнению доктора медицины В.И. Никольского, обследовавшего медицинского и санитарное состояние жителей Тамбовского уезда, на каждого члена семьи, состоящей из семи человек, приходилось 21,4 аршина воздуха, что было недостаточно. В зимнее время воздух в избах переполнен миазмами и чрезвычайно сильно нагрет.
Санитарное состояние крестьянского жилища зависело, прежде всего, от характера полового покрытия. Если пол имел деревянное покрытие, то и в избе было значительно чище. В домах с земляными полами их застилали соломой. Солома служила универсальным покрытием для пола в крестьянской избе. На нее дети и больные члены семьи отправляли свои естественные надобности, и ее, по мере загрязнения, периодически меняли. О санитарных требованиях русские крестьяне имели смутное представление.

Полы, в большинстве своем земляные, служили источником грязи, пыли и сырости. Зимой в избах содержался молодняк – телята и ягнята, следовательно, о какой-либо опрятности не могло быть и речи.

О чистоте постелей в сельских избах можно говорить только относительно. Часто постелью служил «соломенник», т.е. мешок набитый ржаной или яровой соломой. Солома эта не менялась иногда по целому году, в нее набиралась масса пыли и грязи, заводились клопы. Почти не было постельного белья, лишь подушки иногда одевались в наволочки, да не всегда были подушки. Простыню заменяло рядно, домотканая подстилка, а одеяло не знало никаких пододеяльников.

Не было в сельском быту и надлежащей гигиены питания. Пищу в крестьянских семьях, как правило, употребляли из общей посуды, столовых приборов практически не знали, пили из кружек по очереди. Посуду крестьяне после приема пищи не мыли, а только ополаскивали ее в холодной воде и ставили на место. Настоящим образом посуда мылась не более одного – двух раз в год.

…А в ряде сел и уборных не было. Так в воронежских селах отхожих мест не устраивали, а «человеческие экскременты были рассеяны по полям, на дворах, задворках и пожирались свиньями, собаками, курами».
Этнографические источники конца XX века содержат сведения о наличии в крестьянских избах вредных насекомых: тараканов, клопов, блох. Можно сделать вывод о том, что они являлись неизменными спутниками сельского быта. Головная вошь – обычный спутник всего населения; особенно их много водится на детях. Бабы в свободное время «ищут друг у друга в голове». Мать, лаская своего ребенка, непременно, хотя слегка поищет в его волосах паразитов. В путевых заметках А.Н. Минха, находим следующее наблюдение автора о любимом занятии крестьянок одного из сел: «Баба деревянным гребнем, употребляемым для расчески льна, роется в голове другой, а частое щелканье доказывает изобилие насекомым в волосах наших русских женщин».

В летнюю пору крестьян одолевали блохи, даже Петров пост мужики называли блошиным постом. В это период в вологодских деревнях можно было наблюдать такую картину: «В избе сидели мужик и баба, совершенно голые, и занимались ловлей блох, нимало не стесняясь, – так принято и ничего здесь нет предосудительного».
Традиционным средством поддержания чистоты тела в русской деревне являлась баня. Но бань в русском селе было катастрофически мало. По сведениям А.И. Шингарева, в начале ХХ века бань в с. Моховатке имелось всего 2 на 36 семейств, а в соседнем Ново‑Животинном – одна на 10 семейств. Большинство воронежских крестьян, по подсчетам автора, мылись раз – два в месяц в избе в лотках или просто на соломе.

Отсутствие личной гигиены являлось причиной распространения большинства инфекционных заболеваний в русском селе. Исследователь дореволюционной поры Н. Бржеский на основе изучения быта крестьян черноземных губерний пришел к выводу о том, что «плохое качество воды и решительное равнодушие к содержанию себя в чистоте становится причиной распространения заразных заболеваний». Да и могло ли быть иначе, когда ели из одной миски, пили из одной кружки, утирались одним полотенцем, пользовались чужим бельем. Объясняя причину широкого распространения сифилиса в деревне, врач Г. Герценштейн указывал, что «болезнь распространяется не половым путем, а передается при повседневных общежительских отношениях здоровых и больных членов семьи, соседей и захожих людей. Общая миска, ложка, невинный поцелуй ребенка распространяли заразу все дальше и дальше…». Большинство исследователей, как прошлого, так и настоящего солидарны в том, что основной формой заражения и распространения сифилиса в русском селе являлась бытовая, вследствие несоблюдения населением элементарных правил гигиены.

Пищу грудных детей составляла молоко из рожка, с надетой гуттаперчевой соской, нередкой коровьей титькой, а также жовка, все это содержалось в крайней нечистоте. В страдную пору с грязным вонючим рожком ребенка оставляли на весь день под присмотром малолетних нянек. В воззвании д-ра В.П. Никитенко «О борьбе с детской смертностью в России» указывалась основная причина смерти младенцев, как в Центральной России, так и в Сибири: «Ни еврейки, ни татарки не заменяют собственного молока соской, это исключительно русский обычай и один из самых гибельных. По общему свидетельству, отказ от кормления младенца грудью – главная причина их вымирания». Отсутствие грудного молока в питании младенцев делало их уязвимыми для кишечных инфекций, особенно распространенных в летнюю пору. Большинство детей в возрасте до года умирали в русском селе по причине диареи».

Великий писатель Максим Горький в своём письме «О русском крестьянстве» так описывал их мысли по отношению к городу, то есть европейской цивилизации: «И в заключение, после длительной, жестокой критики городских «забавок», бородатый мужик сказал, вздыхая: – Если бы революцию мы сами делали, – давно бы на земле тихо стало и порядок был бы… Иногда отношение к горожанам выражается в такой простой, но радикальной форме: – Срезать надо с земли всех образованных, тогда нам, дуракам, легко жить будет, а то – замаяли вы нас!» «Теперь можно с уверенностью сказать, что, ценою гибели интеллигенции и рабочего класса, русское крестьянство ожило», – заключает Горький.

Наверняка с дальнейшим развитием русского, демократического национализма тема освободительного движения крестьян, его автохтонного начала против европейского колониализма получит дальнейшее развитие.

Источник

http://victoriarossi.livejournal.com/1023705.html

Изображение пользователя VICTORIA-ROSSI.
Posted by VICTORIA-ROSSI on пт, 11/16/2012 - 15:39